16:34 

Законы корпоративной этики - ориджинал

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Автор - Миланна

Развитие сюжета, в общем, предсказуемо. Интересна концовка. Ну и в целом весьма динамично и интересно.

- Проект позволит фирме занять новые ниши на российском рынке и, вероятно, выйти на международный рынок. Мы давно мечтали расширить производство, и, наконец, учитывая резко возросший годовой оборот, эта возможность нам представилась. Обратите внимание на графики…

Максим нервно покручивал в руках мобильный телефон. Нестерпимо хотелось курить, а бодрый голос генерального ничуть не бодрил, а, напротив, усыплял.

- По сравнению с прошедшим финансовым годом, нынешний год опережает по показателям…

Если бы не вчерашний вечер в клубе, если бы не лишние пять порций самбуки, вероятно, дела в новом финансовом году казались бы весьма интересными. Но этим утром Максим мог думать только о кровати и таблетке аспирина. Ну, может быть, еще о чашке горячего чая с лимоном.

- Таким образом, расширяя производство, запуская новые линии, мы обретаем уникальную возможность сотрудничать…

читать дальше

@темы: ориджинал

URL
Комментарии
2010-04-28 в 16:35 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Макс не представлял, что такое бывает. Просыпаться вместе, не в пьяном угаре, не мучаясь от похмелья и стыда за вчерашнее. Просто просыпаться, просто завтракать, смотреть новости, разговаривать о всякой ерунде, смеяться над общими шуточками, смысл которых понятен только вам двоим. Он часто задумывался о том, какое можно дать название происходящему, и кроме слова «идиллия» в голову ничего не приходило.

Два красивых серьезных менеджера в огромном холле офисного здания класса «А». Один в расстегнутом кашемировом пальто, под которым видна отглаженная рубашка светло-черничного оттенка; другой в короткой куртке, джинсах (надо хоть немного, но нарушить корпоративные правила) и тонком розовом джемпере в бордовый ромбик. Оба в начищенных ботинках, оба с аккуратными кейсами, за обоими шлейф безупречного парфюма. Все до передела красиво и культурно, немного отдает нонконформизмом, но никак не противоречит этике. В лифтовом холле первого этажа вежливо здороваются с охраной, проходят турникеты, берут свежий номер «РБК».
- Тебе какой?
- Четырнадцатый.
- Ну, а мне на десятый, как обычно.
- Ну, поехали.
- Ну, поехали.

Просторный Otis с зеркальными стенами, тихонько урча, вез их наверх. Только их двоих.
- А знаешь, что?- глядя прямо перед собой, сказал вдруг Димка таким непринужденным тоном, будто речь сейчас пойдет разве что о погоде, - сделать бы сейчас так, чтобы лифт застрял между этажами, и отодрать бы тебя прямо перед зеркалом.
Макс вспыхнул пунцовым, и уже открыл рот, чтобы ответить, но лифт вдруг остановился, и в кабину вошли трое мужчин и девушка.
- А знаешь… - сказал Макс. Не стоять же ему, как идиоту, с открытым ртом, - у нас в Рязани уже во всю идет пуск-наладка.
- Неужели? – улыбнулся Димка, будто только и ждал разговора о Рязани, - оперативно работаете.
- Представь себе, - краска с лица Макса, кажется, начала сходить, но брюки все так же были тесноваты, - даже на праздниках работать будут.
На следующем этаже все пассажиры вышли, и они снова остались в кабинке один на один.
Макс сверкнул на Димку гневно-смешливым взглядом.
- Любишь зеркала?
- Обожаю, - ответил Дима, - а еще смущать тебя в общественных местах.

Такие вот моменты, такие Димкины чудачества, которые он позволял себе на каждом шагу заряжали Макса позитивом на весь день. Дела решались на «ура», звонки от поставщиков не раздражали, а странно радовали. Но главное, очень хотелось, чтобы побыстрее пробило шесть вечера, и бежать, бежать… Временами Максу казалось, что сейчас, почти в двадцать семь лет, он вдруг начал переживать то, что должен был пережить давно, в шестнадцать. Ну, и ничего, что он запоздал с первой любовью лет на десять. С первой любовью невозможно запоздать, верно?

Во вторник отца Максима прооперировали. Все прошло довольно успешно, врачи не дали однозначных гарантий, но заверили, что, по крайней мере, полностью он теперь не ослепнет. Через неделю его уже отвезли домой. Мама Максима долго благодарила Димку за помощь, уговаривала зайти на обед, но он отказался.
- Еще и стеснительный, - шепнула мама Максиму на ухо, заходя в подъезд.

По вечерам они мотались по торговым центрам и строительным рынкам, и в итоге под завязку завалили максову квартиру рулонами обоев, банками краски, упаковками нового ламината, плитки, коробками клея, какими-то рейками, досками… Максу до жути нравились все эти хлопоты. Во-первых, потому, что скоро в его квартире все изменится, станет светло и уютно. А во-вторых, что самое главное, потому что он делал это все не один. Впервые кому-то, кроме семьи есть дело до его жизни, до его ремонта, в конце концов. Димка не просто уныло таскался по магазинам, он энергично и со знанием дела подбирал эти скучные материалы, сравнивал цены, обсуждал, предлагал… Боже, как это льстило, как обнадеживало и радовало.

И как же не хотелось отпускать Димку в Швейцарию, тем более перед самым Новым Годом. Вылет был в десять вечера, двадцать восьмого в воскресенье, уже с утра Димка пребывал в бешеном ажиотаже. Такой милый и чудной, он звонил каждые полчаса.
- Так… я у тебя футболку со слоном не забывал? Нет? Черт, где же она?
- Слушай, я до Катюхи дозвониться не могу, понабирай ей пока, а я буду вещи собирать. Черт, черт, черт, ничего не успеваю! И где эта долбанная футболка?
- Что тебе привезти? Как, ничего, ты совсем обалдел?! Я до Катьки дозвонился, больше не набирай.
- Нет, я далеко не первый раз куда-то лечу, но каждый раз для меня это стресс. Не смейся, я всегда забываю что-нибудь важное. Вроде паспорта, да.
- Так ты в аэропорт приедешь? Ну, хотя бы в девять. Нет, ну если не хочешь, не приезжай…

Около шести часов Димка кажется угомонился, смирился с потерей футболки со слоном, положил паспорт, нашел Катьку, три раза проверил содержимое саквояжа и рюкзака.
Максу даже стало тоскливо оттого, что прекратились эти забавные звонки. Поэтому мелодия на мобильном заиграла вновь, Макс оживился.
- Только не говори, что ты еще что-то посеял!
- Это Юля… - действительно, и почему он не посмотрел на экран телефона?
- Что-то случилось?
- Случилось… - Юля на том конце трубки всхлипывала,- Юрка проиграл опять кучу денег, я, естественно, закатила скандал, и он… Он меня ударил… Макс, ты бы не мог приехать?
Вопрос был неуместен. Решив, что на метро до Перово он будет добираться слишком долго, Макс вызвал такси. Возле Юлькиного подъезда попросил водителя подождать полчаса, если он не выйдет, то уезжать, и побежал через две ступеньки на четвертый этаж.

Дверь была не заперта. В прихожей горел свет, с кухни доносились Юлькины рыдания. Макс влетел, не разуваясь, взглянул на сестру. Личико было опухшим и мокрым от слез, следов побоев не видно, что уже по-своему радовало.
- Где эта тварь?!
Макс рванул было из кухни на поиски обидчика, но Юля схватила его за рукав.
- Ушел за сигаретами. Макс, я не знаю, что делать. Я его боюсь… Он никогда на меня даже не замахивался, а тут…
В прихожей хлопнула дверь.
- Успокоилась, истеричка?
Ему было всего двадцать три. Непонятно, почему Юлька выбрала в спутники жизни именно этого неказистого с виду паренька, но родители все же приняли его в семью. Может быть, их подкупил сияющий и на первых порах влюбленный взгляд дочери, а может, после признания Максима они были готовы принять кого угодно… Факт оставался фактом: Юра уже полгода делал вид, что ищет работу, семью содержал на подачки своих и Юлиных родителей, причем добрую половину этих подачек просаживал на выпивку и игральные автоматы. А вот теперь еще и это…
Макс вылетел из кухни, в прихожей натолкнулся на разувающегося Юру и, не дав тому опомниться, схватил парня за грудки, отбросил к входной двери и, что было сил, ударил с размаху в челюсть. Он не думал о возможных последствиях, ему было глубоко наплевать на все, ярость настолько застила глаза, что даже кровь на Юркином лице и собственные сбитые костяшки не привели его в чувства.
- Эээ… ты совсем охренел?
Тщедушный Юрочка неловко поднимался с пола, держась за входную дверь. Не говоря ни слова, Макс снова схватил его, как ребенка, за капюшон куртки, игнорируя брыкания и мат, поволок на кухню и усадил на табуретку.
- Короче, сиди и слушай, урод.
Юра пытался, сфокусировать взгляд, но голова от удара очевидно кружилась. Парень полез в карман куртки, достал только что купленную пачку сигарет и зажигалку, но Макс не дал ему прикурить. Он выхватил пачку из его рук, резким движением распечатал, дрожащими пальцами достал сигарету и закурил. Не так вкусно, как тогда с Димкой на балконе, но так же привычно, как раньше, будто и не было этих мучительных недель отвыкания.
- Ну, так вот. А теперь слушай. В этой семье тебя терпят, только потому, что Юле это нужно. Закрывают глаза на твое безделье и дармоедство, хамство, игры и пьянство. Но поднимать руку на женщину – это уже слишком! Очень, очень слишком! Слышишь меня, сволочь?
Юра скривил разбитые губы в усмешке.
- А ты-то что знаешь о женщинах? Ты же трахаешь парней.
Макс едва сдержал порыв вскочить и снова ему двинуть. Однако он вздохнул, затушил сигарету и посмотрел на Юру с такой жалостью и пренебрежением, на которые только был способен.
- Твое стереотипное мышление просто умиляет. Хотя… вряд ли ты знаешь, что такое «стереотипное мышление». Просто запомни ты, мелкий, тупой, бездарный ублюдок. Попробуй еще раз замахнуться на мою сестру. Только попробуй. Я то и дальше буду трахать парней, а вот ты вообще забудешь, как трахаться, потому что будешь ездить в инвалидном кресле.
Юра открыл было рот, чтобы ответить, но Макс жестом заставил его замолчать.
- Я сейчас еду в аэропорт. Через полчаса из такси я позвоню Юле. И не дай бог, я услышу заплаканный голос, или не дай бог она не возьмет трубку…

URL
2010-04-28 в 16:36 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
В такси его вдруг начало трясти. Казалось, все, не до конца выплеснутые эмоции, весь гнев и обида рвались наружу. Он злился на пробки и красные светофоры, так как катастрофически опаздывал. На мгновение он подумал, что если не успеет встретиться с Димкой до отлета, то вернется в Перово и по серьезному наваляет Юре.
Однако страсти улеглись, когда в зале ожидания мелькнул полосатый шарф и капюшон с мехом. И проснулись совсем другие страсти.
Катя с Димкой уже стояли в очереди на регистрацию, болтали и громко смеялись, особенно Катя. На душе у Макса внезапно стало тепло, Юра был мысленно послан куда подальше, проблемы отложены на потом. Катя заметила его первой, толкнула Димку в бок и оба замахали Максу.
- Блин, думал, не успею…
- Ну, и вид у тебя. Что с рукой?
- Да так… Фигня. Сколько у нас еще времени?
- Почти уже нисколько…
- Ну, ладно…
- Ну, ладно…
Они просто молча смотрели друг на друга, почти не мигая, почти без улыбки. Неважно сколько это длилось, неважно, сколько прошло времени, прежде чем Катя слегка подергала Димку за рукав.
- Все, наша очередь.
Макс еще долго смотрел им вслед, как они сдавали багаж и проходили через металлоискатель. Прежде чем скрыться из виду, Димка повернулся и помахал.

Новый Год отмечали на даче у друзей. Компания по численности подошла бы для какой-нибудь скромной свадьбы. Еле разместились в двухэтажном коттедже, привезли декалитры крепкого и ящики легкого спиртного, килограммы салатов и мяса, всякие там петарды и бенгальские огни. Было весело, да. Когда напились, играли во всякие детские игры, валялись в снегу во дворе дома (погода оказалась на редкость зимней), пели песни и просто чудили. Макс потратил все деньги на мобильном телефоне на разговоры со Швейцарией. Нет, ему не было грустно и тоскливо, просто хотелось слышать Димкин голос, говорить о ерунде, делиться отличным новогодним настроением. Димка рассказывал, как они с Катериной чудесно проводят время, какой там замечательный отель, и что они на спор пьют с американцами, и как он, в принципе соскучился, но совсем не хочет возвращаться в Россию-мать…
Макс даже удивлялся, насколько просто он вдруг стал относиться к жизни, и насколько уверенным он был в завтрашнем дне. Эти отношения были какими-то иными. Обычно в период бешеной страсти людям необходимо постоянно находиться рядом, прикасаться друг к другу, заниматься, наконец, сексом. Здесь же все было иначе. Один телефонный звонок. Одно сообщение. Пара слов, без всяких там приторных телячьих нежностей и скользких девчачьих соплей. Но все это, черт возьми, настоящее. Прямо из души и точно в душу.
И пусть Швейцария, пусть катается, пусть квасит с подданными дяди Сэма. Все это неважно, потому что… Да, просто неважно.

В первых числах января, когда вся компания поборола похмелье и вернулась в Москву, Макс навестил родителей и сестру. Мило посидели, даже Юрочка, кажется, присмирел. А потом, в пустой квартире, заваленной строительными материалами, началась безумная тоска под нудно бубнящий телевизор. Макс звонил по нескольку раз в день, причем Димка часто даже не брал трубку. Правда потом обязательно перезванивал, говорил, что был в душе или спал или еще что-нибудь.
- Когда прилетишь?
- Билеты на десятое, восемь утра.
- Ммм… может, пораньше?
- Да ну… Тут клево.
- Зато здесь дерьмово.
- Ну, потерпи…

Тоска и уныние закончились так внезапно, что Макс даже испугаться не успел. Девятого января утром его разбудил звонок по мобильному. Сан Санна пребывала в гипер-взволнованном состоянии, не свойственном даже для ее чувствительной натуры.
- Максим, извини, конечно, что беспокою на выходных, но… Тут кое-что произошло… И я даже не могу дать этому определение… Видишь ли, работы по пуску-наладке, как ты знаешь, велись на протяжении всех праздников, кое-что из доп.оборудования оказалось неисправным. Мы разыскали менеджеров из тех, компаний-поставщиков, у которых его закупали, и от них узнали весьма странные вещи.
- Какие?
Максим почувствовал, как похолодели руки, и засосало под ложечкой.
- Они утверждают, что не продавали и не поставляли нам ровным счетом ничего.
- К.. как?
Макс плюхнулся на диван и облизнул пересохшие губы.
- А вот так. Я назвала им номера договоров о купле-продаже, они все проверили и сказали, что договоров с такими номерами не существует.
Черт. Максим откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Поломку оборудования они с Димкой никак не предусмотрели. Ведь гарантийные обязательства по ремонту и замене неисправного товара несет продавец. А ведь продавец – «Прайм»! Но договоры были, он, Макс, видел их собственными
- Я не буду тебя сегодня дергать, Максим, - сказала начальница, - но очень хотелось бы, чтобы завтра утром ты приехал в офис. И желательно, чтобы Дима Сапарский тоже там был.

- Димк, кажись, праздники кончились!
- Что такое? – голос у Димки был сонный и слегка осипший. Наверное, вчера опять спаивали граждан США.
- Мммм… да я даже не знаю, как в двух словах… Короче, завтра нас обоих ждут в «Альфе».
В нескольких скомканных и нервных фразах Макс попытался донести суть проблемы, ощущая, как внутренняя дрожь, будто по проводам передается в руки, заливает неровным румянцем лицо.
- Ну что ж, - невозмутимо ответил Димка, - будем разбираться.
- Да что тут разбираться? – Макс срывался на крик, - палево страшное!
- Не начинай истерику, не порть себе имидж, - показалось, или он там улыбается, - завтра часов в десять-одиннадцать буду у вас. Прямо с самолета. Сделаю, что смогу.

Только в лифте, глянув в зеркало (то самое) Макс заметил, что неправильно застегнул рубашку, и теперь она чудно топорщилась из-под джемпера. Вообще вид у него был тот еще. Бледное лицо, лихорадочно блестящие глаза, белки, подернутые розовой сеткой бессонной ночи. Вот черт, черт, черт. Нельзя же так. Сан Санне будет достаточно одного взгляда на это существо, чтобы понять, чье тут рыльце в пушку. В офисном туалете он долго и усердно умывался холодной водой, приводил в порядок рубашку, приглаживал волосы. Только бы Димка приехал вовремя, только бы никаких задержек рейса…

- Садись, Макс, - судя по ее покрасневшим глазам, Сан Санне тоже не спалось, - опустим, пожалуй, лирику о том, как прошли выходные. Перейдем сразу к делу. Чаю, кстати, не хочешь?
Макс помотал головой.
- Ладно, - начальница глубоко вздохнула. Намечался длинный монолог.
- Максим, разговор ведется при закрытых дверях, и скажу прямо, никто кроме меня не в курсе происходящего. Пока. Вчера у меня был весьма насыщенный и плодотворный денек. Я намеренно не стала тебя дергать, потому как хотела лично проверить все, что возможно. И, знаешь что? Я проверила, подумала, проанализировала, поэтому очень прошу тебя быть со мной предельно откровенным.
Макс сглотнул. Началось.
- Допустим, я знаю, что существует один открытый счет, на который поступила N-ная сумма. Допустим, я также знаю, что с этого счета была в срочном порядке снята ровно половина N-ной суммы. Вопрос: кем и зачем?

URL
2010-04-28 в 16:36 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Александра Александровна, - Боже, как нелегко контролировать эту дрожь в голосе, - при всем уважении, этот разговор дискредитирует меня как сотрудника и обижает как человека.
- Ну, надо же, - Начальница невесело улыбнулась, - тогда я поверну вопрос другим ребром, если не возражаешь. Ты знаешь мое к тебе отношение, Макс. Ты не представляешь, как обижает меня саму этот грязный разговор. Тем не менее, чтобы тебе хоть как-то помочь, я должна знать все правду.
- Итак, допустим, у меня есть гипотеза, что твой партнер по афере – Дима Сапарский.
- Что?
У Макса закружилась голова, захотелось курить и… умереть прямо здесь.
- Есть другие варианты?
Сан Санна смотрела на него тяжелым, но насквозь сочувствующим взглядом. Как мама. Когда ты опять закончил четверть с тройкой.
- Я… Мне бы не хотелось дискредитировать и его имя, - Максу казалось, что еще чуть-чуть и он потеряет сознание. Он не чувствовал под собой ни стула, ни пола. Он знал, что его уже так трясет, что этого не скроешь. Проклиная себя за малодушие, он стиснул зубы, чтобы хотя бы не разреветься при начальнице.
- Вот оно что? – Сан Санна опустила глаза, - хм… я примерно даже знаю, почему ты не хочешь его дискредитировать. И я не имею права на тебя давить, ибо… очевидно, ты неудачно смешал личное с работой…
Макс посмотрел на нее с таким отчаянием, что даже самому стало страшно. Неужели, все действительно так очевидно? Неужели, у него все написано на лице? Да, именно у него, потому что на Димкином лице, ничего, кроме интеллекта и бешеного позитива прочитать невозможно.
- Знаете… - начал он, но тут же осекся.
В дверь кабинета постучали и, не дождавшись разрешения, вошли.
Он был просто потрясающим. До умопомрачения, или до тошноты. Отдохнувший, еще более загорелый (это среди зимы-то!), энергичный и даже какой-то восторженный. Наверное, даже не заехал домой, а, как и обещал, прямо из аэропорта приехал в «Альфу». Небрежно наброшенная куртка, фиолетовая олимпийка, светлые джинсы низко на бедрах, вязаная лыжная шапка, новые Swatch на запястье, кожаная папка в руках.
- Всем здрасьте, - Димка сверкнул белозубой улыбкой, - что обсуждаем? Говорят, есть проблемы с нашей сделкой?
Сан Санна одарила его холодным взглядом, абсолютно безразличным к его позитиву и обаянию.
- Присаживайся, Дим. Да, есть кое-какие нестыковки.
- Нда? – Димка скинул куртку и сел за стол ближе к начальнице, оказавшись почти точно напротив Максима. – Ну, давайте, рассказывайте.
- Это ты рассказывай, - если этой женщине и было больно обижать Макса и подвергать его честность сомнению, то на красавчика-менеджера из партнерской компании ей было глубоко наплевать. Казалось, она только и ждала, когда Димка проколется.
- Хорошо, - Димка невозмутимо и все с той же улыбкой пожал плечами, - как скажете. Я прямо из аэропорта. Швейцария, знаете ли. У меня даже все вещи в такси лежат. Однако я успел заехать к себе в офис и прихватить все документы по нашему делу. И, видите ли, Сан Санна. Я ровным счетом не вижу здесь никаких проблем. По крайней мере, со стороны «Прайм».
Димка неторопливо открыл папку и достал аккуратно сложенные бумаги в прозрачных файлах.
- Вот, посмотрите. Договоры купли-продажи на основное оборудование, подписанные вашим генеральным, так?
- Дим, мы говорим о доп.оборудовании, неизвестно кем проданном и поставленном. И о счетах, на которые поступил откат, опять таки неизвестно откуда.
Сан Санна начала нервно постукивать авторучкой по столу. Эта улыбка и безмятежный вид ее порядком раздражал.
Макс затаил дыхание. Если Димка спокоен, значит, ему тоже надо собраться. Надо доверять…
- Про откат ничем помочь не могу, но вот по поставкам все предельно ясно. Продавец и поставщик – «Прайм» - Дима достал еще несколько бумаг, - для продажи доп.оборудования и запчастей были заключены дополнительные соглашения на уровне ведущих менеджеров. Посмотрите, вот все накладные по поставкам, подписанные, между прочим, Максимом Захаровым.
Что?
Макс смотрел на Димку так, будто у того внезапно выросла вторая голова. Какие накладные? Какие доп.соглашения? Он ничего не подписывал. Никогда!
Боже…
Сан Санна надела очки и взглянула на бумаги.
- Максим, это твоя подпись?
Подпись… Если это была и не его подпись, то очень мастерски подделанная. Да пятиклассник мог подделать его нехитрое «МЗ». Вот это да…
- Макс?
- Да… - ответил он еле слышно и слабо кивнул, - да… моя.
- Макс, - Сан Санна нахмурилась, - ты уверен?
Макс мельком взглянул на Димку. Тот расслабленно сидел на стуле, чуть раскачиваясь. Взгляд холодный и безразличный. На губах едва заметная улыбка.
На этих губах. За которые ты, наверное, готов даже простить такой обман. Если бы он только попросил…
- Уверен.
- Ясно, - начальница мрачно кивнула. – Дим, что со счетами?
Это была ее последняя зацепка.
- А что со счетами? – менеджер сделал большие недоуменные глаза.
- С теми счетами, на которые ушел откат со сделки.
Сан Санна сжала кулаки. Да, она знала, что по документам Дима Сапарский чист и невинен как слеза младенца. А на деле…
- Не понимаю, о каких откатах идет речь, - ему осталось только наивно похлопать ресницами и все – образ завершен.
- Знаете, Сан Санна, если у вас есть связи в банках, вы легко можете проверить все мои счета. Ни на один счет после следки не поступало никаких сомнительных сумм. Если сможете, попытайтесь доказать обратное, но я не рекомендую вам портить отношений со мной. Потому что таким образом вы прекратите все деловые отношения с «Прайм».

Как ей хотелось треснуть чем-нибудь потяжелее этого наглого мальчишку.
- Какая самонадеянность, Дим. И почему же?
- Потому что я - партнер, потому что я состою в совете директоров и потому что у меня там неплохой процент акций, - он снова улыбнулся и перевел взгляд на Максима, - ах да, вы же этого не знали. Ну, да ладно. Так о чем мы там?
- Пожалуй, уже ни о чем, - Сан Санна опустила глаза, - извини, что побеспокоили.
- Ерунда. Но вы же все равно считаете, что я замешан, так?
- Да, считаю. Но мое субъективное мнение никак не может противостоять твоей юридической непричастности. Так что…. Не смею больше задерживать.
- Вот и чудненько, - Димка собрал бумаги обратно в папку и накинул куртку, - тогда, разрешите откланяться. Господин Захаров, мое почтение.
Показалось, или он подмигнул на прощание?

- Дим… Почему так?
Макс стоял за палаткой с газетами и жвачками, сжимая в одной замерзшей руке телефон, а в другой сигарету.
- Как «так»? – судя по звуку, Димка все еще ехал в такси.
- Так… Неужели тебе совсем наплевать на то, что со мной теперь будет? У меня больше нет работы, на мне висит долг почти в миллион, и слава Богу еще, что не завели дело…
- Ну, почему же, наплевать? Если тебе нужна помощь, я всегда готов.
Ничего, что вокруг толпа народу, спешащая в метро, Макс больше не мог сдерживать слез.
- Мне нужна была помощь там… тогда… Почему, ну почему ты такая тварь?!
- Знаешь, все просто, Максик. Секс – это секс. А бизнес – это бизнес. Они никак не пересекаются.
Максим докурил сигарету, сидя на корточках, опершись спиной о холодную стену ларька. Потом встал, вытер слезы и направился в ближайший продуктовый магазин.
- Бутылку коньяка и пачку «Мальборо». Нет. Две бутылки и две пачки.

В квартире, заваленной стройматериалами, он сел прямо на полу, накатил целый стакан дрянного «Московского» и закурил, бессмысленно глядя в телевизор. Начиналась новая жизнь.
Жизнь, о которой еще вчера было страшно и подумать.

Прошла неделя неотвеченных телефонных звонков от родителей и сестры, неделя одинокого пьянства, слез и ярости. Пятнадцатого января СМИ объявило об обвале на мировых фондовых рынках и официально провозгласило затяжной экономический кризис. Лично для Максима это означало, что теперь шансов найти новую работу стало еще меньше. Да и черт с ней. Недельная щетина, осунувшееся лицо, опухшие веки и глубокая депрессия, сменяющаяся истериками, вряд ли хорошие помощники на собеседовании.

URL
2010-04-28 в 16:36 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
За эту неделю он всего раз вышел на улицу, когда закончилась выпивка, макароны и сигареты. Все остальное время он лежал, уткнувшись в подушку, которая, как ему казалось, еще хранила едва уловимый аромат Димкиного парфюма, бродил по квартире, иногда в приступе истерики расшвыривая ненавистные стройматериалы, смотрел скучные фильмы, рыдал и разговаривал сам с собой.
Когда в очередной раз позвонил мобильный, Макс мысленно послал его к чертям, но, мельком взглянув на экран, увидел незнакомый номер. Может, Димка? Все таки одумался, прочувствовал свою вину, хочет вернуться?...
- Алло?
- Я не ошибся? Это Максим Захаров? Из «Альфы»? - голос, как и номер оказался незнакомым.
- Вы кто?
- Значит, не ошибся. Ну, и как тебе зеркальный потолок? Впечатляет, да? Прикольная штука. Когда расплачусь с долгами, обязательно закажу себе такой же.
То ли от количества выпитого и выкуренного, то ли от услышанных слов, у Макса потемнело в глазах.
- Ты, блин, кто?!
- На сколько он тебя кинул? Тысяч на двести? Больше?
Стало так тошно, как еще ни разу, за эту жуткую неделю.
- Я… не понимаю…
- Да хватит. Меня лично он кинул на полмиллиона. Я уволен и по уши в дерьме. Спорим так же, как и ты? Твой номер я взял из списка контактов его мобильного. Кроме нас с тобой, насколько я выяснил, у него еще человека три таких лоха. Вот так-то, Макс. Такая вот она, сука-любовь.

Это было последней каплей. Если раньше Максим еще пытался хоть чем-то оправдать Димку (ну, мало ли… побоялся лишиться работы, оступился, ошибся, но страдает), то сейчас картина стала полностью ясна. Система. Конвейер. Наверняка, он и по клубам отыскивает таких же менеджеров, укладывает в постель и раскручивает на сделки с огромными компаниями. Боже… Он-то думал, что он особенный, а оказалось, что ему просто присвоили чертов порядковый номер.
Сил не осталось даже на слезы, и когда позвонили в дверь, Макс искренне понадеялся, что это дама в черном плаще и с косой.
Но это оказался Юрочка. Да, тот самый, бездельник и тунеядец.
- Какого хрена? Решил окончательно испортить мне жизнь? Становись в очередь.
В руках у Юры было два пакета. Батон, сыр, колбаса, всякие там помидоры, и, что особенно порадовало, бутылка коньяка.
- Будешь праздновать мои поминки?
- Макс, перестань, - Юра протиснулся-таки в прихожую, - я вообще-то с мировой пришел.
- Оу, - Макс оглядел его с ног до головы. На редкость, парнишка сегодня выглядел гораздо привлекательнее его самого, - как мило. Лучик света в моем темном царстве. Ну, заходи.
Пока Юра распаковывал на кухне пакеты, Макс мрачно курил, сидя на подоконнике.
- И что же привело такого занятого человека в мою берлогу?
- Ну… Для начала я избавился от стереотипного мышления, - Юра улыбнулся, - нет, серьезно. Я с тех пор много думал… Знаешь, я был сильно неправ насчет тебя. Я думал, ты… ну… такие как ты…это люди, неспособные на поступки, думающие только о сексе и…
- И?
- И… я рассуждал, как мудак. Извини.
- Принято. Кажется, ты излечился от гомофобии. Мои поздравления.
- В общем… мы с Юлькой нашли мне работу. В небольшой транспортной компании. Экспедитором.
- Почетно.
- Не издевайся. Я больше ничего не умею, кроме как крутить баранку. Другое дело ты.
- А что я?
- Там нужны менеджеры.
Макс спрыгнул с подоконника, схватил бутерброд и с жадностью его откусил. Только сейчас он вдруг ощутил настоящий голод. Да ведь он толком и не ел всю неделю.
- Юрец. Ты сейчас намекаешь, что мне надо отмыться, побриться, выпить пачку аспирина и ехать на собеседование?
Юра улыбнулся. Впервые за время их знакомства Максу стало тепло и приятно от этой улыбки.
- Сегодня можешь не бриться. А вот завтра уже надо. Собеседование в одиннадцать утра. Ты, конечно, не заметил, но мы с Юлькой еще на той неделе отправили туда твое резюме. И ты, разумеется, не проверяешь свою электронную почту, но они тебя уже завалили письмами. И звонят без конца, только ты трубку не берешь.
- Вот как? – Максим встряхнулся и с огромным удовольствием нарисовал на лице улыбку,- а сделай-ка мне, дружище, кофе. Ну его, этот коньяк.
- Да, и еще кое-что, - Юра поставил на стол две дымящиеся кружки ароматного кофе, - давай я тебе с ремонтом помогу? С бригадой все равно облом – ты весь в долгах. А материалы куплены. Я могу приезжать по вечерам, и мы своими силами тут все обставим, а? Как тебе?
- Юр, - Макс делано нахмурился, старательно сдерживая смех, - ты что, в человека превращаешься? Ладно, шучу. Ремонт так ремонт.
- Ну а что? Обои поклеим, ламинат положим…
- Ага. А зеркальный полок сделать сможешь?


Он припарковал служебную «десятку» точно позади огромного черного Порше и, аккуратно обходя мартовские лужи, чтобы не испачкать идеально чистых ботинок вошел в кафе.
- Доброе утро. Максим Захаров. Спасибо, что нашли время, эта сделка для нашей компании не менее важна, чем для вашей. Для начала ознакомьтесь с предложением поподробнее.
Пухлощекий дядька так увлекся бумагами, что не заметил, как молодой менеджер коротко кивнул симпатичному загорелому парнишке за соседним столиком.
- Вы меня извините? Пока вы читаете, я отойду в уборную, руки помыть.

Они стояли перед большим зеркалом над умывальниками, споласкивая руки теплой водичкой и улыбаясь отражениям друг друга.
- Отлично выглядишь.
- Спасибо, ты тоже. Но ездишь на каком-то дерьме.
- Это корпоративная. Надеюсь вскоре прикупить что-нибудь.
- Уже расплатился?
- Почти. Зато многому научился.
- Как твой отец себя чувствует?
- Лучше. Зрение частично восстановилось. Даже сам из дома выходит.
- Ладно, это все лирика. И ради чего ты оторвал меня от важных дел?
- Ради дела не меньшей важности. Видел дядьку за моим столиком?
- Видел. Отвратный тип. Он должен меня заинтересовать?
- В определенном смысле, да. Их компания очень маленькая. Настолько маленькая, что бухгалтер и секретарь – это одно и то же лицо. Но их недавно хорошо инвестировали, поэтому у них большие амбиции и аппетиты.
Димкино отражение равнодушно пожало плечами, крошечные стразы в ушах отозвались игривым блеском.
- … Настолько большие аппетиты, - продолжил Макс, - что они хотят открыть одно любопытное производство и воспользоваться услугами нашей транспортной фирмы. И настолько большие амбиции, что они намерены закупать оборудование только у лучших поставщиков.
Димка улыбнулся, но весьма сдержано.
- Можешь считать, что ты меня заинтересовал. Продолжай. Сколько стоит дядька?
- Хм… В свете разыгравшегося кризиса я произвожу калькуляции в рублях. По полмиллиона не обещаю, но тысяч по триста на брата – легко.
- Хм… - Димка сделал задумчивый вид, повернулся лицом к Максу прислонившись поясницей к раковине, - ну что ж… Можно и поиграть. Ты иди, соблазняй его своими цифрами, а где-то через полчасика я к вам присоединюсь.
- Вот и прекрасно.
Макс оторвал бумажное полотенце, вытер руки, еще раз довольно оглядел свое отражение, пригладил волосы и направился к выходу из уборной, но остановился у самого выхода и снова взглянул на Димку.
- Ах да, совсем забыл. У меня в спальне есть потрясающий зеркальный потолок. Ты ведь все еще любишь зеркала?

URL
2012-11-07 в 20:31 

vinip
stervaN, спасибо тебе Друг, это замечательный рассказ, держал, завлекал....
Надеюсь, что у автора есть еще замечательные произведения?
grasias

2013-07-21 в 19:05 

Вот СУКА! Я бы не простила! Любовь, конечно, зла, но не до такой же степени.
А разделять личное и бизнес по определению невозможно, если ты с человеком и работаешь и трахаешься. Это надо быть конченным лицемером, типа Димочки. Фу, блядь, ненавижу таких!

2013-07-21 в 19:07 

В целом, произведение очень понравилось!
Автор шикарно пишет, читается легко, без лишних соплей и познавательно в то же время.
Спасибо!

2013-09-15 в 12:24 

Конец мною не понят. Макс стал какой же тварью? И к Димке ничего не чувствует? Или собирается мстить? И Юрка как-то неожиданно сменил стериоипы. Не бывает так.

URL
2013-09-19 в 19:36 

bolena
У каждого человека наступает момент, когда он сломался...Всё сводится к очень простому выбору: начни жить - или начни умирать.
(Гость - Конец мною не понят. Макс стал какой же тварью? И к Димке ничего не чувствует? Или собирается мстить? И Юрка как-то неожиданно сменил стереотипы. Не бывает так.)

Только такой конец может быть у героя , который почти расплатился с таким большим долгом в кризисное время и "многому научился". Видимо Макс пошел по пути Димки. Честно такую сумму за такой срок из минуса не заработаешь.

Рассказ понравился. И концовка как в жизни - надо собирать себя заново, отдавать долги, лечить отца, а не распускать слюни.
Хотелось бы почитать еще что-нибудь этого автора, но больше ничего не нашла...

     

Хороший слеш

главная