21:53 

Дракон и рыцарь - ориджинал

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Феерический ориджинал о драконе и рыцаре от ROksi_. Долго ждала, когда же автор закончит эту замечательную историю. Главное здесь, как по мне, не любовная история, а мастерское описание мировоззрения дракона и тонкий юмор. Эта вещь здорово поднимает настроение. Так что всем советую - прочтите, не пожалеете!

Автор: ROksi_
Бета: Солнечная льдинка
Персонажи\Пейринг: дракон и рыцарь
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Предупреждение: слеш

Дракон Гресс дернул кончиком хвоста и, чуть приоткрыв один глаз, бросил взгляд в сторону густых кустов на другой стороне поляны.
Давно пора было их сжечь, да и вообще освободить побольше пустого пространства вокруг пещеры. Правда, тогда за одним драконом стало бы еще удобнее наблюдать…
Гресс расправил крылья и сладко потянулся. Даже ощущая, как скользит по его телу чужой жадный взгляд, он не смог отказать себе в этом удовольствии.
А может быть, как раз поэтому и не смог.
Последняя мысль Грессу особенно не понравилась, и он раздраженно рыкнул.
- Я знаю, что ты здесь, извращенец.
Кусты зашуршали, и оттуда выглянул бледный растрепанный парень.
Ну, сегодня он хоть без доспехов…
- Вы так красивы.
Дракон вздохнул и возвел глаза к небу. И это рыцарь?!
Особенно сильно была расстроена принцесса, когда этот, с позволения сказать, спаситель, вдруг бросил оружие и заявил, что воспылал страстью к дракону.
Причем именно к дракону, а не к драконихе. Гресс не замедлил объяснить ему это, но настойчивый поклонник только деловито кивнул, показав, что принял информацию к сведению, и отправился разбивать лагерь неподалеку от пещеры.
- Извращенец, а что ты будешь делать, если я все-таки соглашусь стать твоим возлюбленным? – этот вопрос в последнее время не давал покоя дракону. Любопытство способно играть странные шутки.
Гресс в очередной раз спросил себя, точно ли люди забыли, что в совершеннолетие, до которого ему остался всего месяц, драконы получают возможность принимать человеческий облик? Кажется, его собратья в свое время уничтожили все упоминания о такой маленькой особенности.
И уж точно неоткуда было знать этому рыцарю, что Грессу скоро должно исполниться сто пятьдесят лет.
Чего он прицепился?
читать дальше

@темы: ориджинал

URL
Комментарии
2011-10-30 в 21:54 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
В опустившихся на лес сумерках был хорошо виден весело полыхающий костер, рядом с которым, пристально глядя в огонь и думая о чем-то, сидел Алан.
Гресс мысленно попробовал произнести это имя.
Алан… Не слишком длинное и вычурное, как можно было бы ожидать.
Дракон окинул взглядом фигуру рыцаря, которая на фоне костра выглядела сгустком мрака.
Полностью уйдя в свои мысли, Алан сидел, не двигаясь и не обращая внимания на то, что происходит вокруг.
Растрепанные волосы создавали вокруг головы рыцаря нечто похожее на ореол.
«Вокруг пустой головы», - напомнил себе Гресс, чтобы сбить это чересчур лиричное настроение, и тихо рыкнул.
Рыцарь до этого не замечавший чужого присутствия – Гресс, несмотря на свои размеры, умел при желании подкрасться незаметно – вздрогнул и, вскочив на ноги, обернулся.
- Господин… Гресс…
Дракон выбрался из кустов на поляну и, обернувшись, понял, что теперь у извращенца появилась новая дорога к его пещере. Раньше ему этот кустарник приходилось обходить.
Может, глупость заразна?
Гресс с подозрением покосился на рыцаря, который, не заметив этого взгляда, продолжал сиять широкой улыбкой.
- Вы чего-то хотели?
Дракон прищурился. Направляясь сюда, он как-то не потрудился придумать подходящее объяснение для своего позднего визита и теперь не знал, как ответить на такой вроде бы простой вопрос.
Ну, не говорить же о том, что он начал волноваться, когда сегодня извращенец не появился у пещеры?
- Тебе нравится смотреть на огонь? – вместо этого спросил Гресс.
- Очень.
- Почему?
Алан снова обернулся к костру, но теперь дракон стоял так, что мог видеть, как играют на его лице отблески света.
Сейчас зеленые глаза рыцаря казались почти черными.
- Однажды… - Гресс вздрогнул. Молчание затянулось, и дракон уже не рассчитывал услышать ответ на свой вопрос. – Давно. В детстве. Я видел в огне камина саламандру.
Дракон удивленно посмотрел на собеседника, не в силах поверить в то, что тот говорит.
Саламандры не любят людей.
- Она была такая красивая и такая живая. Я потянулся к ней…
- Где, спрашивается, были твои родители? – проворчал Гресс.
Алан поморщился и на некоторое время замолчал.
- Меня еле успели поймать,- наконец продолжил он. - Я обжег руку…
- Кто бы сомневался…
- … но я успел дотронуться до кончика ее хвоста!
- Так тяга к чужим хвостам у тебя с детства? – ухмыльнулся Гресс, но тут до него полностью дошел смысл сказанного. - Ты лжешь!
- Нет! – Алан резко обернулся и упрямо посмотрел на дракона.
- Значит, тебе показалось, - чуть смягчил формулировку Гресс. - Этого не может быть!
- Нет, я дотронулся до нее!
- Упрямый мальчишка, если бы это было так, то пламя больше никогда не смогло бы тебя обжечь!
Алан открыл рот, чтобы ответить, но не проронил ни звука.
- Вот видишь, - обрадовался Гресс. – Вспомни, ты же обжигался?
- Только обо что-нибудь горячее.
- Ну да, люди обычно не суют руки в огонь… - дракон покосился на собеседника.- За исключением полных идиотов.
Рыцарь посмотрел на него с обидой, но тут на его лице отразилась что-то похожее на озарение.
Гресс подумал о том, что в кои-то веки в голову извращенца, кажется, заглянула здравая мысль. Может, и спорить больше не будет…
В этот момент дракон понял, что с определением «здравая» он поторопился. Алан быстро присел у костра и, не раздумывая, сунул руку по локоть в огонь.
Гресс, не веря своим глазам, смотрел, как лижут языки пламени человеческую плоть, не оставляя на ней следов, будто ластятся, прося, чтобы их погладили.
«Хорошо, что хоть рукав короткий, иначе бы остался без рубашки», - рассеянно подумал дракон.
Опомнившись, Гресс поднял лапу и оттолкнул Алана. Силы удара он, конечно же, не рассчитал, и рыцарь, пролетев несколько шагов, упал на спину.
- Ты с ума сошел?! – зарычал дракон. Ему очень хотелось схватить Алана и начать трясти, но он опасался просто убить его случайно. - Зачем ты это сделал?
- Я вам верю.
- Веришь? – Гресс задохнулся от ярости и прикрыл глаза, чтобы хоть чуть-чуть успокоиться. – Причем тут это? – он снова посмотрел на свое личное наказание. – Тебе могло просто показаться, что ты дотронулся до саламандры! Ты мог принять желаемое за действительное!
- Вы за меня волнуетесь?
Дракон резко замолчал. Весь его гнев куда-то испарился.
- Вы похожи на нее,- сказал Алан, поняв, что не дождется ответа на свой вопрос. – Хотя нет, вы лучше.
Гресс втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы и опять закрыл глаза. Досчитав до десяти, он, молча, развернулся и направился к пещере.
Все это неправильно!
Его соплеменники всегда почитали саламандр – духов огня. Того самого огня, который отличал любого дракона от огромной летучей ящерицы. Огня, который считался продолжением души дракона.
Извращенец даже не понял, что сказал. Он сравнил Гресса с божеством!
Нет, драконы не поклонялись саламандрам, но это было самое близкое определение в человеческом языке для духов огня и того, что они значили для драконов.
Конечно, иногда Гресса из-за его окраса сравнивали с саламандрой, но это всегда была грубая неприкрытая лесть.
А извращенец верил в то, что говорил.
Сейчас Грессу как никогда захотелось просто улететь и спрятаться, чтобы никто не увидел его смущения.
Он остановился и услышал, как позади него хрустнула ветка. Конечно же, это чудо в доспехах плелось за ним!..
- Вы обиделись?
- Нет, - Грессу не хотелось лгать, но и объяснять человеку причину своего бегства - иначе это не назовешь - он не стал бы даже под пытками. Извращенца нужно было отвлечь, иначе он не успокоится. – Значит, я не могу тебя сжечь?
Дракон задумчиво пыхнул себе под нос, Алан замер прямо перед его носом и широко улыбнулся.
Грессу это не понравилось. Интуиция подсказывала ему, что теперь извращенец потеряет последний страх. А стыда и совести у него никогда не было.
Дракон хмыкнул и, наклонившись, провел огромным шершавым языком по лицу рыцаря.
Темная челка извращенца намокла и встала дыбом.
Алан от удивления широко распахнул глаза и удивленно моргнул. Но что самое главное - он сделал это молча!
Удовлетворенный полученным результатом, Гресс повторил процедуру облизывания.
- Зато я все еще могу тебя съесть.
- Вы же не едите людей, - чуть придя в себя, хрипло прошептал рыцарь.
- Для тебя я, так уж и быть, сделаю исключение.

URL
2011-10-30 в 21:55 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Дракон наклонился к Алану и окинул его долгим внимательным взглядом, отметив, что человек нервничает и, кажется, чего-то ждет.
Чего может ждать рыцарь? Наверняка ведь какую-нибудь гадость задумал.
- Тебя как, сразу проглотить или сначала пожевать?
- Господин дракон, я…
Над головами собеседников раздалось хлопанье крыльев, и на поляну упала огромная тень.
Волосы Алана растрепало поднявшимся ветром, но рыцарь не стал отводить их от лица. Он настороженно следил за каждым движением дракона, напряженно сжимая в ладони рукоятку меча.
Дракон чуть отступил и, задрав голову вверх, весело хмыкнул, проворчав себе под нос что-то о «красножопых павлинах, которые даже приземлиться нормально не могут».
Новоприбывший с размаху плюхнулся между спорщиками, едва не вспахав носом землю.
Он упал на траву, раскинув лапы и крылья, и попытался отдышаться, стараясь при этом не упускать из поля зрения никого из присутствующих.
- А я вам оленя подстрелил, - Алан улыбнулся и махнул рукой в сторону пещеры, где, видимо, и оставил свой охотничий трофей.
- О-о-о! – простонал Гресс и закрыл морду лапами. Он все еще тяжело дышал, и осилить более длинную фразу оказалось для него слегка проблематично.
Просто лежать на траве уже было блаженством, но вряд ли эти садисты дадут ему нормально отдохнуть.
Будто в ответ на эту мысль, второй дракон благородного черного окраса ткнул его лапой в бок.
- Это кто?
- Где? – невинно спросил Гресс и попытался загородить собой рыцаря, но тот тут же выступил вперед и - наверное, от большого «ума», помноженного на честность со смелостью - пояснил:
- Он имеет в виду меня.
Черный дракон фыркнул и почти сочувствующе посмотрел на собрата.
Гресс вздохнул и с трудом поднялся на все еще трясущиеся от усталости лапы.
Стоило ли так спешить? Пусть бы этого придурка хорошенько поджарили.
Хотя ему же огонь не страшен.
Сюрприз-сюрприз!
Ну, тогда бы братец заработал нервный срыв, и ему сейчас было бы не до расспросов.
А что?
Не у каждого дракона психика выдержит, когда рыцарь остается целехонек, если на него пыхнуть огнем.
Или, еще лучше, в тот момент, когда Гресс заметил брата, явно направляющегося к его пещере, нужно было лететь еще быстрее, но в другую сторону.
А теперь придется объяснения давать.
- Ты просто не представляешь, как я рад тебя видеть, Теронсс. Чуть крылья не отвалились, так спешил с тобой поздороваться.
Черный дракон хохотнул, но тут его взгляд опять упал на рыцаря, и хорошее настроение, как ветром сдуло.
- Ты не ответил. Кто это?
- Ну-у-у… - Гресс отвел глаза и, заметив на дереве белку, позавидовал нехитрым беличьим проблемам. – Человек?
- Это я заметил.
- Рыцарь.
- Да неужели?
Иногда старшие братья бывают такими противными.
- Охотник на драконов.
- Я не… - Алан тоже решил принять посильное участие в беседе.
- Заткнись! - хором рявкнули на него драконы.
- Что он здесь делает? – разъяренно прошипел черный дракон, ткнув огромным когтем в сторону Алана.
Рыцарь задумчиво посмотрел на подсунутую ему под нос конечность и поудобнее перехватил меч. Гресс, схватив брата за лапу, отвел ее в сторону, а потом очень выразительно взглянул на извращенца. Алан сделал вид, что всегда мечтал научиться косить мечом траву.
- Ты посмотри на него!.. Он же идиот! Мало того, что охотник на драконов, так еще и ненормальный.
- Угу. Я заметил.
- Заметил?! Что он здесь делает?
- Живет, - тихо ответил Гресс и опасливо покосился на брата, - в каком-то смысле…
- Интересно, в каком?
Дракону начала надоедать эта ситуация, да и извращенец явно намеревался высказаться. Чего ему ни в коем случае нельзя было позволить!
Гресс очень любил своих родных, но в их присутствии неизменно ощущал себя только что вылезшим из яйца несмышленышем. Он подозревал, что это из-за покровительственной манеры вести беседу, которую сейчас блестяще продемонстрировал Теронсс. Они бы еще всем кланом нагрянули!
- Что ты имеешь в виду? – решил он разыграть непонимание.
Черный дракон бросил на него выразительный взгляд.
- Ты в своем уме? Скоро у тебя…
Гресс молниеносным движением зажал ему пасть и потащил к пещере.
- Господин Гресс, если эта ящерица-переросток вам угрожает…
Теронсс застыл, выпучив глаза.
Пока брат пребывал в глубоком шоке, Гресс обошел его и начал толкать, раз уж тянуть больше не получалось. Так что последние метры черный дракон буквально пролетел. Правда, невысоко и с жесткой посадкой на каменный пол пещеры.
Жилище Гресса, раньше казавшееся хозяину довольно комфортным и даже уютным, оказалось неприспособленным для того, чтобы вместить в себя сразу двух драконов. Поэтому хвосты и то, откуда они росли, пришлось оставить снаружи. И даже так вход в пещеру намертво перекрыло, а Гресс начал опасаться, что они с братом могут намертво застрять.
Но, по крайней мере, так извращенец уж точно не сможет их подслушать.

- Тихо ты, сейчас все ребра переломаешь! – зашипел Теронсс, наконец придя в себя от боли, когда брат попытался протиснуться чуть дальше, и придавил его к стене. – Он назвал тебя по имени!
Гресс помянул извращенца недобрым словом. Чтоб ему икалось три дня!
- Разве?
- Гресс… - угрожающе прорычал черный дракон и тут же болезненно охнул – его ребра снова сдавило. - Зачем ты сказал ему свое имя?
И ведь не возразишь ничего! Дело в том, что имя дракона можно было запомнить, только если этот дракон сам назовет его. Услышанное случайно, оно просто ускользало из памяти.
- Ты забыл, что только родственникам позволено…
- Не только, - буркнул Гресс и прикусил язык, но было уже поздно – сказанного не вернешь.
Теронсс извернулся так, чтобы лучше видеть брата, и уставился на него с неподдельным удивлением.
- Только не говори мне… Он же человек!
- Я знаю, что он человек и даже хуже – рыцарь. А еще мужчина, - под взглядом брата Гресс занервничал еще больше. - Я еще ничего не решил. И не смотри на меня так!
- Ты ничего не решил, но уже успел сказать ему свое имя. Ты сам-то в это веришь?
- В то, что сказал ему свое имя?
- Нет, в то, что ничего не решил!
- Ты правда хочешь это знать?
Они помолчали. Теронсс вздохнул и обреченно спросил:
- Он знает, что у тебя завтра совершеннолетие?
- Нет.
- Ты должен сказать ему, - такого предложения Гресс, честно говоря, не ожидал. - Никто из драконов не сможет находиться в этот момент рядом с тобой – такова традиция. Но к людям это не относится.
- Нет.
- Думаешь, он не заметит? – решил зайти с другой стороны Теронсс. - Такое трудно скрыть.
- У меня получится.
- Ты сам в это веришь?
- Отвяжись.
Грессу все меньше нравился этот разговор. Его брат задавал те самые вопросы, которые сам Гресс старательно гнал от себя последние дни.
И тут он почувствовал, что об его хвост, оставленный на улице, что-то трется.
Гресс смущенно покосился на Теронсса, но тот, кажется, ничего не заметил.
Хозяин пещеры попытался задней лапой осторожно оттолкнуть приставучего рыцаря и невинно улыбнулся брату.
Черный дракон бросил на него подозрительный взгляд, а поглаживания тем временем стали только сильнее.
Нашел время, извращенец!
Гресс понимал, что обеспокоенный Алан скорей всего просто пытается таким образом привлечь к себе внимание.
- Что с тобой?
- Ничего, - нервно ответил он, не желая говорить правду об извращенце-хвостомане.
- Ты должен ему сказать.
- Что сказать? - Гресс из-за всех этих волнений успел упустить нить беседы.
Алан что, там уже всем телом об него трется?!
Он прислушался к своим ощущениям. Нет, кажется, рыцарь просто старается взобраться ему на спину – у потолка пещеры осталась щель, в которую как раз мог пролезть человек, – но все время соскальзывает.
Ну, за что ему такое наказание? Как можно вести серьезный разговор, когда по тебе кто-то ползает?
Гресс повел задни… нижней половиной туловища, чтобы сбросить с себя все-таки сумевшего покорить вершину рыцаря, в надежде, что тот поймет намек и успокоится. Но Алан с упрямством бешеного муравья пошел на новый штурм.
- Тогда я сам ему расскажу.
Гресс даже забыл о рыцаре и с ужасом посмотрел на брата.
- Что?
- Я сам ему скажу.
- Если ты это сделаешь, - голос Гресса стал похож на змеиное шипение, - мне будет очень, очень тебя не хватать, а еще меня будет очень, очень мучить совесть, но на твои похороны я обязательно приду!
Драконы смерили друг друга оценивающими взглядами.
К сожалению, Гресс был вынужден прервать эту безмолвную дуэль на самом интересном месте, чтобы снова скинуть с себя извращенца.

URL
2011-10-30 в 21:55 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Ты чего дергаешься?
- Задние лапы разминаю, - мрачно процедил он, представляя, как будет убивать одного настырного рыцаря. – Тебе, кажется, уже пора. Спасибо, что проведал.
Теронсс хмыкнул и попятился. Гресс последовал его примеру. Оказавшись на свободе, он схватил извращенца, буквально зашвырнул его в пещеру, пока тот опять что-нибудь не ляпнул, и заткнул камнем вход.
Эх, раньше надо было это сделать. И почему хорошие идеи всегда приходят так поздно?
Черный дракон насмешливо фыркнул и прислушался к приглушенным воплям, полным неподдельного возмущения.
- Весело у вас тут.
- Ты даже не представляешь, насколько.
- Хм, а разве вот там раньше не было ельника? – Теронсс указал кончиком хвоста на пепелище, которое еще только начало покрываться молодой травой.
- Нет, ты что-то напутал.
- Правда? – черный дракон оскалился в ехидной улыбке. – А мне казалось - был.
- Может быть. Но знаешь, как бывает - грозы, лесные пожары…
- Неуравновешенные драконы, - подсказал Теронсс.
- Неуравновешенные драконы, - обреченно согласился с ним Гресс, напомнив себе, что он очень любит брата.
Черный дракон издал странное фырканье, подозрительно похожее на смех.
- Ладно, я полетел.
- Теронсс, не говори никому.
Черный дракон смерил его внимательным взглядом, от недавней веселости не осталось и следа.
- Хорошо. Но если что-нибудь…
- Все будет нормально.
Гресс постарался вложить в эти слова побольше уверенности, которой сам, к сожалению, не чувствовал. Он так долго гнал мысли о завтрашнем дне, и даже позволил Алану остаться, потому что рыцарь отвлекал его от предстоящего испытания. Кто же знал, что извращенец окажется не просто забавной зверушкой.
- Теронсс, постой…
- Ну, что еще?
- Последний вопрос – он тебя гладил?
Черный дракон, который уже собирался взлететь и даже расправил крылья, медленно обернулся. Странно, Гресс никогда не замечал, что у его брата круглые навыкате глаза, ему всегда казалось, что у Теронсса они тоже миндалевидные, чуть вытянутые к вискам.
- Что?!
«Значит, не гладил», - понял Гресс и чуть-чуть успокоился, но потом его снова охватили сомнения.
- И не пытался?
- Ты ненормальный!
- А на хвост твой внимательно так не смотрел?
- Вы оба ненормальные! А твой рыцарь еще и извращенец.
- Я ему об этом уже много раз говорил.
- Ты тоже извращенец!
- Я-то почему? – обиделся Гресс, но под взглядом брата смущенно отвел глаза. – Я просто спросил.
- А я тебе просто отвечу – нет. На все три твои вопроса. И это не то, что я хотел бы знать о ваших отношениях.
- У нас нет никаких отношений! – возмутился Гресс.
- Угу. Я верю, - Теронсс покосился на пещеру, из которой доносились глухие звуки ударов. - Ты бы камушек убрал, а то человек, с которым у тебя нет отношений, покалечится.
Гресс вздохнул и отодвинул свою импровизированную дверь. Из пещеры вывалился взлохмаченный рыцарь и, схватив забытый на поляне меч, встал в боевую стойку перед черным драконом.
- Алан, это мой старший брат, и он уже улетает.
- Почему улетает? – возмутился Теронсс, весело глядя то на чумазого человека, то на раздувшегося от возмущения брата. – Может, я хочу остаться на ужин? Кто-то тут об олене говорил…
- Олень для господина Гресса!
- Вот всегда так. Все этому красночешуйчатому лентяю, а мне - бедному, замученному голодом, - Теронсс постарался незаметно втянуть живот, - и тяжелым перелетом…
- Я могу подстрелить еще одного, если вы подождете.
- Стоять, - скомандовал Гресс дернувшемуся было в сторону леса рыцарю. – Мы не будем его кормить, иначе наш гость вообще не сможет взлететь.
- Это он на меня наговаривает, - отмахнулся Теронсс и, облизнувшись, спросил: - А кабана ты подстрелить можешь?
- Тебе пора лететь, дорогой брат, а то скоро темнеть начнет, - с нажимом произнес Гресс и обвил хвостом ноги Алана, не давая ему двигаться.
- Так, говоришь, «никаких отношений»? Ну-ну, – ухмыльнулся черный дракон, подныривая брату под лапу, которой тот хотел огреть его по шее. – Человек, хоть наш с Грессом отец жив, сейчас я - главный в клане, меня зовут Теронсс.
Он взмахнул крыльями и взмыл в воздух.
Гресс со стоном ткнулся носом в передние лапы и осторожно покосился на рыцаря. Кажется, тот так и не понял, что его, человека, сейчас фактически приняли в клан. Такое на памяти драконов случалось только четыре раза. Люди о подобном вообще не помнили.
Гресс вздохнул и поднялся.
- Ладно, где там твой олень?

URL
2011-10-30 в 21:58 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс почему-то думал, что он начнет меняться утром, или днем, или вечером. Идеально, если бы это случилось следующей ночью. Или вообще не случалось.
Он никогда не считал, что возможность оборачиваться человеком, – такое уж полезное умение для дракона. Глупость какая!
Поэтому Грессу безумно хотелось отсрочить этот момент, и, конечно, он не был готов проснуться уже изменившимся.
Где боль, которая должна была обязательно терзать тело, пока оно меняло форму?
Где раскаты грома и вспышки молний? Где хоть какой-нибудь Знак?!
Гресс оказался не готовым к переменам, несмотря на то, что в последние дни мысли о них оставляли его только в обществе извращенца, да и то не всегда.
Утром дракон открыл глаза, вынырнув из совершенно обычного сна, и сначала даже не понял, где находится. Пещера вдруг стала больше, будто кто-то за ночь раздвинул стены и поднял потолок на недосягаемую высоту. Шутник фигов!
Вчера Гресс ложился спать возле стены, но теперь он ее не чувствовал!
Ощущая в душе медленно зарождающуюся панику, дракон понял, что перемены в обстановке – это еще мелочи. Самое ужасное случилось с ним самим!
Гресс почти оглох. Вернее, так ему показалось в первый момент. Но что он мог подумать, если еще вчера он без труда разбирал малейший шорох за стенами пещеры, а теперь звуки леса воспринимались как-то издалека, словно из-под огромной толщи воды, и их никак не удавалось разложить на отдельные составляющие?
Дракон непроизвольно вдохнул поглубже. Раз уж подвел слух, то всегда можно положиться на обоняние. Так говорил его опыт… оказавшийся вдруг совершенно бесполезным! С запахами, которые в большинстве случаев могли рассказать даже больше, чем звуки, дело оказалось еще хуже - нос словно заложило.
Грессу как-то раз довелось простудиться.
Кашлять огнем ему не понравилось – он обжег гортань, язык и даже как-то умудрился подпалить кончик собственного хвоста, не говоря уже о том, что пришлось искать новую пещеру без запаха гари и пятен копоти на стенах. Впоследствии Гресс всеми силами старался избегать сырости и сквозняков, чтобы снова не заболеть.
Сейчас ощущение оказалось чем-то похоже на тот, казалось бы, давно позабытый кошмар, только теперь пламя не рвалось из глотки вместе с мучительным кашлем.
Но лучше бы рвалось, потому что его попросту не было!
Гресс лихорадочно искал и не мог найти в себе ту маленькую искорку тепла, которая раньше всегда готова была по первому зову вспыхнуть и вырваться из его рта горячей струей огня. Ту искорку, которую дракон еще вчера считал своей душой!
Гресс почувствовал, как внутри все похолодело от ужаса, и из его горла вырвался тихий хрип.
Нужно успокоиться. Паника никогда ни к чему хорошему не приводила. Все драконы проходят через это, и все справляются. Отец справился, Теронсс справился…
Может, им просто не было так жутко? Того, кто выдумал, что молодой дракон должен первое изменение проводить в одиночестве, нужно было придушить, едва он выбрался из яйца!
Гресс зажмурился, но в темноте без привычных звуков и запахов стало еще страшнее.
Он открыл глаза.
Где-то высоко-высоко над собой дракон увидел потолок пещеры. А ведь еще вчера ему приходилось чуть-чуть пригибать голову, чтобы случайно не задеть его гребнем!
Со зрением тоже творилось что-то невообразимое. О том, что оно стало хуже, можно было и не говорить, но изменилось что-то еще… Гресс подозревал - это оттого, что у людей и драконов глаза расположены по-разному.
Некоторое время он просто лежал, привыкая к реальности, которая встала с ног на голову и, кажется, не спешила возвращаться в исходное положение.
Но когда шок постепенно прошел, дракон почувствовал, что ему очень неудобно лежать.
Камушки, по которым он раньше спокойно ходил, давя лапами и воспринимая их, как крупный песок, теперь немилосердно впились ему в спину.
Как можно жить с такой тонкой, нежной кожей? Неудивительно, что рыцари постоянно норовят напялить на себя побольше железа.
Гресс застонал и тут же пожалел об этом, потому что свет, падавший от входа в пещеру, заслонила чья-то фигура.
Впрочем, ему не нужно было долго гадать, чья она.
Эх, зря он вчера не рассказал извращенцу об Изменении.
Гресс вспомнил, как рьяно рыцарь обычно рвался защищать его, и покрылся холодным потом.
Извращенец же сейчас его попросту убьет!
Не увидев в пещере дракона, зато найдя вместо него незнакомого человека, этот идиот не станет долго думать и просто пристукнет его!
А Гресс даже объяснить ничего не сможет.
Дракон еще не пробовал говорить и очень сомневался, что у него это получится с первого раза, да еще в такой стрессовой ситуации. Он обреченно зажмурился.
И почему он не послушался Теронсса? Разве брат когда-нибудь давал ему плохие советы?
«А у извращенца есть меч, - с тоской вспомнил он. – Большой такой и острый».
Уйдя в свои переживания, Гресс не обратил внимания на звук приближающихся шагов и, когда ему на плечо опустилась чужая ладонь, вздрогнул всем телом.
Вот это чувствительность!
- Господин… Гресс? – неуверенно спросили у него, оторвав от очередного поразительного открытия в собственной физиологии.
Дракон осторожно приоткрыл один глаз.
Около него на коленях стоял Алан. Гресс даже затруднился определить для себя выражение, которое было сейчас написано на лице извращенца – какая-то дикая смесь ужаса, восторга и неверия.
Рука рыцаря чуть дрогнула, а взгляд впился в лицо Гресса, который понял, что его смерть, кажется, откладывается на неопределенный срок. Дракон открыл второй глаз и все-таки попытался ответить, но из его горла вырвался только тихий хрип.
- Господин Гресс, просто кивните, если это вы.
Идиот, кто бы стал возражать в подобной ситуации вооруженному мечом рыцарю?
Но дракон, тем не менее, послушно кивнул.
- Господин Гресс, это… болезнь такая?
Гресс закатил глаза, постаравшись молча выразить свое отношение к чужой глупости.
- Вы умираете?
Вот интересно, какого ответа ждет извращенец, если Гресс сейчас способен только кивать? Впрочем, рассерженное шипение у него все-таки получилось почти таким же, как раньше.
- Вам холодно?
Гресс проанализировал свои ощущения и осторожно кивнул.
Хотя главным неудобством по-прежнему оставались камни, которые нещадно впивались в голую спину.
- Помочь вам встать?
Гресс снова зашипел, потому что очень сомневался, что способен сейчас стоять, тем более, - его передернуло - на двух ногах. Неужели извращенец, который не мог не заметить его состояние, решил поиздеваться?
Алан, так и не дождавшись ответа, что-то для себя решил и, бережно обхватив плечи Гресса, потянул его вверх.
Так вот, оказывается, как они сидят…
У дракона тут же закружилась голова, и он начал заваливаться обратно, но его снова поймали руки рыцаря.
Алан осторожно обнял его и перевел дыхание.
- Это ничего. Вы поправитесь.
Гресс хмыкнул.
- Извращенец, - просипел он с трудом.
- Не говорите, вам нельзя.
- Я сам решу… можно мне…
Почувствовав, что его и без того невеликие силы подошли к концу, Гресс ткнулся носом куда-то в шею рыцаря. Руки на его плечах чуть дрогнули.
- Вы ведь выздоровеете, правда?
- Правда, - у дракона наконец получилось полностью совладать со своими голосовыми связками. И хотя голос оставался еще хриплым, он уже не походил на карканье.
Эта маленькая победа далась с трудом, но она того стоила!
Некоторое время они молчали.
Гресс был даже немного благодарен Алану за эту передышку. Сегодня на него свалилось слишком многое. Рука рыцаря, прижимавшая его к теплому телу, ткань рубахи под щекой, пахнущая так знакомо, звук дыхания около уха – все это оказалось вдруг тем якорем, который был так нужен ему. Якорем, за который зацепилось его сознание, чтобы не поддаться панике.
- Господин Гресс…
Так, кажется, передышка закончилась.
Дракон тяжело вздохнул. Объясняться с извращенцем ему не хотелось.
Он чуть пошевелился, и какой-то особенно острый камень тут же впился ему в бедро.
Гресс зашипел от боли.
Алан встрепенулся и вдруг, несмотря на слабое сопротивление дракона, снова уложил его на пол. А ведь Грессу уже начинало нравиться сидеть так, как это делают люди.
Рыцарь поднялся на ноги и сверху вниз посмотрел на него, заставив дурные предчувствия вновь всколыхнуться в душе. Из такого положения извращенец выглядел довольно внушительно. Дракон поежился.
Что еще пришло в голову этому придурку? Добить, чтобы не мучился? Прикопать в лесу и носить каждый день к могилке свежие цветы? А что? Это достойно рыцаря – хранить память о возлюбленном.
Ох, как умирать-то не хочется… Гресс чуть не завыл от бессилия.
- У вас кровь, - наконец решил подать голос Алан.
И это повод, чтобы кидать его на холодный пол?!
Дракон бросил на рыцаря раздраженный взгляд, подозревая, правда, что в его теперешнем состоянии ему вряд ли удастся произвести должное впечатление. Такие взгляды не действовали на извращенца, даже когда Гресс был нормально размера, а уж теперь…
Алан тут же оправдал эти пессимистичные ожидания, когда нагнулся и поднял его на руки.
Дракон задохнулся от возмущения.
Да как этот человек смеет?.. Это уже переходит всякие границы! Гресс дернулся было, но тут же замер - пол теперь был где-то далеко и по-прежнему усеян острыми камнями.
- Эй, извращенец, что ты задумал?!
- Вас нужно одеть.
Ну, хоть одна здравая мысль. Оказывается, у рыцарей и такие водятся.
Гресс никогда не носил одежды, но сейчас, чувствуя, как его начинает трясти от холода, готов был рассмотреть такое предложение.
- Ладно, - милостиво разрешил он, хотя его согласие, кажется, и не требовалось.
Алан, не тратя лишних слов и пользуясь беспомощностью своего подопечного, уже нес его куда-то в сторону своего лагеря.
Оказавшись вне пещеры, Гресс заметил еще одну особенность нового зрения – все цвета стали ярче, а еще их, кажется, было больше.
Пришибленно оглянувшись по сторонам и заметив, что деревья за ночь выросли в несколько раз - он предпочитал не думать о том, что в действительности изменились именно его размеры, - Гресс решил, что пока лучше довериться рыцарю.
Если бы извращенец хотел его убить, то сделал бы это еще в пещере.
Дракон расслабился на руках Алана. Он как-то не подумал о том, что если рыцарь его сейчас уронит, то синяками дело может и не ограничиться.
Но Алан только тихо крякнул, чуть покрепче прижал дракона к груди и еще более прытко поволок его к своей стоянке.

URL
2011-10-30 в 21:59 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Мне кажется, или ты носишь меня кругами? – подозрительно спросил Гресс, в упор посмотрев на покрасневшего Алана.
- Мы уже почти пришли.
- Раньше этот путь занимал меньше времени.
- Просто вы были больше.
- Может быть… - нехотя согласился Гресс, но тут его взгляд зацепился за одну маленькую деталь. – Но тогда почему мы уже в третий раз проходим мимо этого дерева?
Алан покрепче прижал свою ношу к груди и неуверенно ответил:
- Наверное, я заблудился.
- Ты издеваешься?! – возмутился Гресс.
Не то чтобы ему хотелось поскорее надеть на себя человеческую одежду… Никакого стыда или смущения дракон не испытывал, даже не подозревая, что такое вообще возможно. Просто ему было холодно.
- Нет, конечно, - громко запротестовал рыцарь, пряча глаза и не желая смотреть на Гресса. – Мы скоро придем.
- Очень на это надеюсь.

Когда они наконец добрались до места назначения, дракон вздохнул с облегчением, еще не зная, какие испытания для него подготовила судьба.
Наверное, ему повезло, что Алан не успел или поленился с утра убрать свою импровизированную постель: довольно большое темно-зеленое одеяло. Рыцарь осторожно опустил на него Гресса.
Конечно, на мягком одеяле лежать было приятнее, чем на острых камнях, но даже оно немного кололо, и дракону все время хотелось поежиться. Он не делал этого только потому, что подозревал – станет только хуже.
Алан поднялся и снова подарил ему непонятный долгий взгляд, как недавно в пещере, а потом чуть покраснел и отвел глаза.
Гресс тихо хмыкнул: «Люди!»
- Ты, кажется, хотел меня одеть?
В принципе, теперь дракону это было не так уж и нужно, колючее шерстяное одеяло под его спиной и чуть потрескивающий костер невдалеке давали достаточно тепла. Правда, свежий ветерок, играючи касавшийся обнаженной кожи, то и дело заставлял Гресса зябко поджимать пальцы на ногах.
Солнце уже давно взошло, но в лесу еще царили полумрак и утренняя свежесть.
Гресс чихнул.
- Ты там заснул, что ли, извращенец?
С неприятными вещами лучше закончить побыстрее. Все равно ведь придется когда-нибудь напяливать на себя человеческую одежду. Так почему не сейчас?
Рыцарь вздрогнул, будто очнувшись, и метнулся к своим сумкам. Зацепившись за что-то в траве, он чуть было не упал, но, нелепо взмахнув руками, умудрился как-то удержать равновесие.
Гресс поморщился. Все-таки две ноги – это так неудобно.
А ведь ему предстоит научиться так ходить, - осознал дракон. Об обратном превращении нечего и думать, пока он не наберется достаточно сил.
Гресс задумчиво посмотрел на спину Алана, который увлеченно копался в своих вещах.
- Как ты смог меня узнать? - этот вопрос не давал ему покоя всю дорогу.
Рыцарь обернулся.
- Не знаю. Вы не сильно изменились.
Не сильно изменился? Не сильно изменился?! А то, что он теперь в несколько раз меньше, с двумя ногами и без чешуи, большими изменениями уже не считается?!
Дракон раздраженно выдохнул, забыв, что огня у него теперь нет.
- А как же отсутствие у меня хвоста, который ты так любил гладить?
Рыцарь вспыхнул как маков цвет и почти с головой зарылся в сумку. Гресса заинтересовала такая реакция, но он не стал спрашивать о ее причине, не без основания заподозрив, что она ему не понравится. Мало ли что теперь хочет погладить извращенец.
- Значит, ты меня узнал… Сразу?
- Не совсем, - ответил Алан очень тихо.
Грессу бы промолчать, но его так мучило любопытство!
- И все-таки, как ты смог меня узнать?
Руки рыцаря дрогнули, и он чуть не выронил обратно в сумку рубаху, которую только что достал оттуда.
- Я… Господин Гресс, дело в том что… - он вдохнул поглубже и выпалил: - Либо я снова влюбился, либо это были вы!..
Ах да, любовь.
Дракон хмыкнул. Извращенец не заговаривал о ней с того первого дня, когда Гресс, проводив глазами разъяренную принцессу, которую этот малохольный еще полчаса назад так рвался спасать, рявкнул ему, что не желает больше слышать этих глупостей.
И вот теперь Алан решил опять напомнить об этом.
Грессу казалось, что рыцарь забыл о своей навязчивой идее, а тот, оказывается, просто затаился, чтобы снова вывалить на свою жертву это безумное признание. И это именно сейчас, когда у дракона нет возможности поджарить его или хотя бы хорошенько дать по голове.
Поняв, что на полноценное внушение сил ему не хватит, Гресс решил пропустить мимо ушей столь возмутительное объяснение.
Тем временем Алан, вытащив из сумки штаны и подхватив добытую до этого оттуда же рубашку, встал и направился к своему подопечному.
Гресс, уже успевший отвлечься и забыть, что ему готовит ближайшее будущее в лице одного чересчур деятельного рыцаря, напряженно замер.
- Так тебе понравилось мое превращение или нет? – нервно спросил он, неотрывно глядя на кучу одежды в руках извращенца.
- Не знаю, - рыцарь остановился.
Гресс вздохнул спокойнее, но Алан тут же продолжил свой путь.
Дракон непроизвольно начал отползать от него.
- А если я завтра превращусь в белочку?
- Пойду собирать орехи.
Алан встал на колени, вывалил одежду на траву и, ухватившись за края одеяла, дернул его на себя.
Гресс от неожиданности не удержался и ткнулся носом в ногу рыцаря.
- Сейчас я вас одену.
Такой паники дракон не испытывал даже после сегодняшнего пробуждения.
- Может, не надо? – неуверенно спросил он, подумав о том, что если завернуться в одеяло, то все проблемы, в общем-то, будут решены.
Алан оставил его вопрос без ответа, а в его глазах засветилось так хорошо знакомое дракону упрямство. Стало ясно – не отступит.
Рыцарь взял штаны и, повертев их немного, с сомнением взглянул на своего подопечного.
- Подвязать надо будет. Вы слишком тощий.
Тощий?! Да Гресс просто немного похудел в последнее время на нервной почве.
Дракон по привычке возмущенно рыкнул и даже не сразу заметил, как его схватили за ногу.
Зато почувствовал.
Длинные, чуть мозолистые от постоянных тренировок с мечом пальцы, сомкнувшиеся на его щиколотке, показались ему поначалу просто обжигающими, будто были сделаны из раскаленного железа. Гресс попытался выдернуть ногу из захвата, но у него ничего не получилось.
Недолго думая, он согнул другую ногу в колене и, резко распрямив ее, хорошенько двинул наглецу пяткой в челюсть.
С коротким воплем извращенец отлетел на пару шагов и затих в траве.
Гресс приподнялся и обеспокоено посмотрел в его сторону. Дракон даже не ожидал, что у него хватит сил на такой удар.
- Эй, ты как?
Рыцарь застонал и поднялся. Он потер место удара и чуть обиженно посмотрел на своего подопечного.
- За что?
Занятый поиском ответа на этот вопрос, Гресс не заметил быстрого маневра Алана. В результате чего оказался прижатым к одеялу и надежно зафиксированным.
Дракон дернулся, но остаток его и без того невеликих сил, видимо, ушел на предыдущий удар, и вырваться не удалось.
- Слезь с меня, - пропыхтел он.
Рыцарь не ответил, перед ним сейчас стояла нешуточная дилемма: если он будет и дальше продолжать удерживать своего пленника, то не сможет его одеть, но, в тоже время, если не будет держать его, то тем более не сможет ничего сделать!
- Господин Гресс, я вас отпущу…
- Давно пора!
- … но вы должны мне пообещать, что не станете сопротивляться.
Дракон вздохнул. Он и сам понимал, что был неправ.
Но нельзя же так резко хватать!.. Кто же знал, что его новая кожа окажется настолько чувствительной?
- Ладно, - недовольно буркнул он.
Алан наградил его долгим изучающим взглядом, а потом, что-то решив для себя, кивнул и слез со своей жертвы.
Снова взяв в руки брюки, рыцарь наклонился и приставил их к ступням дракона.
- Господин Гресс, вы должны просунуть ногу в штанину.
- Куда?

URL
2011-10-30 в 21:59 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Ладно, тогда хотя бы просто поднимите ногу.
Дракон удивленно посмотрел на извращенца. Он бы на месте рыцаря уже давно взорвался и придушил такого капризного подопечного, а это чудо ничего - сидит, уговаривает, и голос такой… полный терпения.
В награду за самообладание дракон приподнял одну ногу. На нее тут же одели штанину. Он поднял другую, которую тут же постигла та же участь.
Не так уж и плохо…
Алан натянул ему штаны до колен и замер.
Гресс вопросительно изогнул бровь, подозревая, что сейчас последует новое требование, и не ошибся.
- Не могли бы вы теперь приподнять вашу э-э-э…
- «Э-э-э»?
Неужели, он что-то упустил в человеческой анатомии? И где тогда у него находится эта «э-э-э»?
- Вашу задницу, - выпалил рыцарь и покраснел.
Дракон хмыкнул. Ох уж эти люди!..
Он выгнулся, опершись на ступни и лопатки и приподняв требуемую часть тела.
Извращенец стал натягивать штаны дальше, но в его движениях появилась подозрительная неуверенность.
- Может быть, ты все-таки откроешь глаза? – спросил Гресс, поняв, в чем проблема.
Алан еще больше покраснел и яростно замотал головой.
После того, как штаны все-таки заняли свое законное место, процесс одевания пошел веселее.
Рыцарь помог Грессу сесть и натянул на него рубаху.
Пока извращенец возился с застегиванием десятка маленьких пуговичек, дракон смог проанализировать собственные ощущения. Ему было непривычно в одежде, но в принципе, не так уж и плохо. Просто приходилось постоянно контролировать себя и делать усилие, чтобы желание сорвать раздражающие тряпки не пересилило. Пока Грессу это удавалось.
Одежда со своей миссией, в общем-то, справилась – дракона перестало знобить. Но, в тоже время, она неприятно терла в самых неожиданных местах.
Грессу оставалось надеяться, что он вскоре привыкнет к этому. Люди же как-то привыкают.
Но хорошего настроения такое неудобство дракону не прибавило.

Гресс, устроенный на одеяле со всеми возможными удобствами, посмотрел на рыцаря, который склонился над еле тлеющим костром и пытался раздуть его.
- Сейчас станет теплее, - бросил через плечо извращенец, запихивая в разгорающееся пламя кусок толстой ветки. Костер затрещал, обрадовавшись такому щедрому подарку, и осторожно лизнул еще не тронутую копотью кору.
Гресс замер, завороженный этим зрелищем. Он лежал и, не отрываясь, следил за тем, как пламя, смелея, захватывает себе все больше и больше пищи.
Алан сунул в огонь еще одну ветку. Костер задымил и взвился выше, но потом снова опал.
Грессу захотелось приподняться, чтобы лучше видеть танец пламени, раз уж нельзя почувствовать в груди его привычное тепло, и он, согнув локти, попытался опереться на них.
С первой частью плана удалось справиться легко, но стоило дракону чуть приподняться, как его голову внезапно дернуло вниз. Ощущение было такое, словно с него собрались снять скальп.
Из глаз чуть было не брызнули слезы. Грессу не удалось сдержать болезненный вздох.
Он зажмурился, как наяву представив вскинувшегося на звук извращенца, и то, как тот сейчас обеспокоенно смотрит на него.
- Господин Гресс…
Кожа на голове ныла, и дракон не мог понять, что с ним случилось, что пошло не так.
Медленно-медленно он открыл глаза и уставился на нависшего над ним Алана.
- Что с вами?
- Я хотел приподняться, - Гресс осторожно попытался повторить свои действия и снова не сдержал болезненного стона.
Алан вдруг улыбнулся, и дракону захотелось пыхнуть на него пламенем. Пользы, конечно, не будет, но хоть раздражение удастся выместить.
- Что во мне смешного?! – процедил он.
- Ничего. Господин Гресс, просто ваши волосы сейчас у вас под локтем. Вы их зажали и пытаетесь встать.
- А-а-а… Мои волосы… - дракон чуть успокоился. Объяснение найдено. Это не внезапная болезнь, это просто его… - Мои что?! Откуда у меня волосы?!!
Его рука метнулась к голове и, к ужасу Гресса, наткнулась там на эту… шерсть.
У драконов не бывает такой гадости! Чешуя, гребень, костяные наросты – все, что угодно, но не волосы!
Он со всей силы дернул зажатую в кулаке прядь, и из его глаз тут же брызнули слезы.
- Убери это! Их можно как-нибудь убрать?
- Их можно, конечно, подстричь… или даже сбрить, но…
Гресс наградил его взглядом «так чего же ты ждешь, придурок?», но рыцарь так и не сдвинулся с места.
Дракон возмущенно фыркнул, дивясь тому, что, пока его одевали, наличие волос на голове как-то умудрилось пройти мимо его внимания.
- Ты еще долго будешь пялиться? Убери их!
На рыцаря было жалко смотреть, настолько несчастное выражение появилось у него на лице после приказа.
- А может быть, не стоит? Вдруг это ваш гребень? Я обрежу волосы, а потом, когда вы выздоровеете и снова станете драконом…
Гресс представил себе этот ужас и вздрогнул. Он осторожно пропустил одну из прядей между пальцев, желая определить длину волос. А она все не кончалась и не кончалась!..
Дракон осторожно покосился на нее, будто опасаясь, что она его укусит или, обвившись вокруг шеи, начнет душить. Но этого, конечно же, не произошло.
Прядь оказалась блестящей и… красной!
Ну, хоть какое-то утешение. Вот только подозрения, что это его гребень, медленно, но верно переросли в уверенность.
Значит, обрезать нельзя.
- Но они мне мешают, - пожаловался дракон, искоса взглянув на Алана.
Рыцарь, который в этот момент протянул руку, чтобы тоже дотронуться до красных прядей, так похожих на языки огня, замер и осторожно предложил:
- Я могу заплести вам косу.

Гресс уселся поудобнее и оперся на руки, постаравшись сделать это как можно незаметнее. Собственная слабость его безумно раздражала. Он, конечно, знал, что вскоре она пройдет, да и следующие превращения уже не будут сопровождаться ею. Но это почему-то не делало теперешнюю ситуацию менее мучительной для его гордости.
Алан где-то раздобыл расческу и устроился позади Гресса.
Дракон наконец смог хотя бы приблизительно оценить длину новоприобретенной гривы. Кажется, она спускалась ниже пояса. А может, и дальше. Гребень-то шел еще и по хвосту, хоть и становился там едва заметным.
Тем временем рыцарь взял одну из прядей и начал осторожно распутывать ее, придерживая так, чтобы не дернуть случайно.
Гресса немного раздражали эти движения за спиной, и он еле терпел, чтобы не отстраниться.
Но вот, наконец, с кончиками было покончено, и извращенец начал проводить расческой по всей длине волос. Сначала очень осторожно, а потом все сильнее и сильнее.
Гресс чуть было не заурчал от удовольствия. Он поймал себя на мысли, что действия извращенца не так уж и плохи. Можно даже сказать наоборот – очень хороши.
Особенно когда тот вот так, вместо того, чтобы дергать за волосы, осторожно тянет; когда редкие зубья расчески слегка задевают чувствительную кожу головы; когда ласковые пальцы перебирают пряди; когда они, то зарываясь в волосы целиком, то снова выныривая, проводят сверху вниз. Это, оказывается, так расслабляет.
Гресс немного откинул голову назад, и волосы заструились у него по плечам.
- Сейчас… косу… - почему-то шепотом сказал Алан у него за спиной и, противореча самому себе, снова запустил руки в красные пряди. Кончики его пальцев чуть помассировали основание шеи дракона, и Гресс закрыл глаза.
Он почувствовал, как его волосы разделили на три части и начали переплетать их.
Закончив, Алан закрепил конец косы кожаной лентой.
Тяжело вздохнув, дракон снова улегся на одеяло и, стоило ему закрыть глаза, тут же провалился в сон.

Гресс проснулся и еще некоторое время лежал без движения, вспоминая все произошедшее с ним за сегодняшний день. Желание возмущаться и паниковать растворилось в овладевшей его телом ленивой расслабленности.
Собрав вяло ползающие по сознанию мысли, дракон открыл глаза и даже почти не удивился тому, что, пока он спал, наступил вечер.
Сейчас Гресс чувствовал себя лучше – слабость почти прошла, - но он не отказался бы еще поспать. Дракон уже почти приступил к осуществлению своего желания, но тут к нему подошло его личное наказание.
Алан присел рядом и всмотрелся в лицо своего подопечного. Прошло несколько секунд, и Грессу стало до безумия любопытно, на что в его новой внешности можно так долго любоваться.
Он приподнял одну бровь, и рыцарь, смутившись, отвернулся.
- Вам нужно поесть.
Хм, а поинтересоваться, хочет ли Гресс есть, уже не нужно? Что-то извращенец в последнее время совсем обнаглел.
Глухое урчание в животе прервало поток недовольных мыслей дракона.
Алан, обрадовавшись, будто ему сделали подарок, потянулся куда-то в сторону и достал из груды тряпья миску.
- Чтобы не остыло, - пояснил он в ответ на полный удивления взгляд дракона и отдал ему посудину, наполненную, как оказалось, теплым, ароматным бульоном.
Гресс смог сесть самостоятельно, что вызвало у него небольшой приступ гордости.
Он осторожно взял тяжелую миску, возмущенно посмотрел на извращенца, попытавшегося было сунуть ему ложку – нашел время для освоения особенностей человеческого этикета! - и отхлебнул немного.
Вкусно и запах чудесный.
Вторым глотком – может быть, слишком поспешным и большим – он чуть не подавился. Алан тут же оказался рядом, но Гресс только рыкнул на него, не в силах оторваться от еды.
Когда миска опустела, а приятная тяжесть прочно поселилась в желудке, дракон снова лег на одеяло.
Никогда еще он столько не спал…

Гресс недовольно заворочался и открыл глаза.
Ночь уже наступила, вокруг заметно похолодало.
Дракон поежился. Тепла одеяла, в один конец которого он завернулся, как в кокон, почему-то перестало быть достаточно, чтобы его согреть.
Гресс подумал было натянуть на себя и второй конец одеяла, но обнаружил, что тот нагло оккупирован извращенцем.
Рыцарь спал на самом краю, укрывшись сверху своим плащом и тихо посапывая. Гресс задумчиво посмотрел на него. Ему вспомнилась ночь, которую Алан провел у него под боком, и сожаления о том, что тело рыцаря было слишком маленьким.

URL
2011-10-30 в 21:59 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Теперь размеры соответствовали, а Грессу, к тому же, было очень холодно…
Стараясь не шуметь, он подполз к Алану и устроился рядом с ним, натянув на себя край его плаща.
Стало немного лучше.
Гресс повертелся и, плюнув на собственную гордость, заполз на мирно спящего человека. Руки Алана тут же сомкнулись у него на спине.
Такие теплые.
Дракон поудобнее устроился на своей личной грелке и довольно вздохнул. Втянув в себя знакомый запах Алана, почти родной в этом вставшем на дыбы мире, Гресс расслабился и, уже засыпая, подумал, что жизнь, кажется, налаживается.

URL
2011-10-30 в 22:02 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс проснулся с чувством полного умиротворения в душе и поначалу подумывал снова уснуть, настолько теплым и удобным было то, вокруг чего он обвился всем телом. А то, что оно немного сопит…
Сопит?!
Гресс открыл глаза и уставился на того, кто всю ночь служил ему подушкой, матрасом и обогревателем.
На губах рыцаря играла по-идиотски счастливая улыбка. И только то, что Алан еще спал, немного примирило дракона с действительностью. Он подумал, что нужно отстраниться, но эта идея, покрутившись немного в его голове и почему-то не найдя отклика, обиделась и ушла.
Гресс чуть-чуть поерзал на извращенце и вдруг наткнулся бедром на подозрительную выпуклость.
Он медленно поднял голову и недоверчиво посмотрел рыцарю в лицо, улыбка на котором стала, кажется, еще шире.
Дракон сосредоточил внимание на ощущениях и, чуть согнув ногу в колене, осторожно провел ею вверх-вниз вдоль тела Алана в попытке понять, что же за напасть случилась с его добровольной сиделкой. Рыцарь глухо застонал сквозь зубы, но не проснулся.
Гресс широко распахнул глаза, когда его посетила догадка: судя по всему, извращенцу просто-напросто требовалась… самка!
Дракон моргнул и снова посмотрел в лицо рыцарю, отметив в этот раз все не замеченные ранее детали: маленькие бисеринки пота на лбу человека; приоткрытый рот, из которого вырывалось шумное дыхание; и закрытые глаза с чуть трепещущими темными ресницами.
Гресс потерся об него, и самка извращенцу стала требоваться еще сильнее.
Определенно, намного сильнее.
Алан застонал почти жалобно, со всхлипом. Гресс опомнился и начал как можно осторожнее сползать со своего удобного «ложа».
Дракон всеми силами старался делать вид, что он тут совершенно не при чем, но случайно задел так озадачившую его ранее выпуклость, которая за последние несколько минут только увеличилась в размерах. Рыцарь снова застонал.
Гресс крепко стиснул зубы, тихо обругал извращенца, и откатился на другой край одеяла. Там оказалось весьма холодно – почти потухший за ночь костер практически не давал тепла.
А рыцарь тем временем обнаглел настолько, что засунул под плащ руку и начал себя поглаживать.
Трясясь всем телом то ли от холода, то ли от возмущения, Гресс закатил глаза и процедил сквозь зубы проклятье.
Почему он должен мерзнуть, когда этот… человек лежит тут и нагло удовлетворят свою потребность в самке?!
Пинок получился впечатляющим, даже несмотря на не слишком удобную позу и слабость, которая еще оставалась в организме со вчерашнего дня.
А потому что нечего тут развлекаться просмотром эротических сновидений!
Да и вообще, как можно спать, когда он - Гресс - уже проснулся?
Рыцарь резко сел, но еще некоторое время глупо моргал, видимо, не в силах избавиться от остатков сна. Наконец он потряс головой, быстро обернулся и, увидев дракона, наблюдавшего за ним с неподдельным любопытством, покраснел.
Алан открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал и снова захлопнул его. Бросив на Гресса быстрый смущенный взгляд и плотно замотавшись в плащ, всю ночь служивший им обоим одеялом, рыцарь поднялся и странной, чуть зажатой походкой двинулся в сторону кустов, за которыми протекал ручей.
«С весьма прохладной водичкой», - вспомнил дракон и довольно ухмыльнулся.

- Ты долго умывался.
Алан, занятый тем, чтобы его зубы не стучали слишком громко, только кивнул.
Гресс со странным удовлетворением, которое не смог бы объяснить даже самому себе, посмотрел на капли воды, стекавшие с темных волос рыцаря, который смешно ежился, когда они попадали ему за воротник.
- Я хочу встать.
Это заявление сразу заставило Алана обратить все свое внимание на подопечного.
- Вам рано!
У него даже зубы стучать перестали, казалось, что еще чуть-чуть - и из ушей рыцаря повалит пар.
- Это не тебе решать, извращенец!
Алан надулся и, отвернувшись, направился к костру, чтобы раздуть его.
- Тогда делайте все сами!
Гресс скрипнул зубами, разозлившись на упрямца. Как раз сейчас он бы не отказался от помощи. Дракону было страшно даже подумать о том, что придется встать только на задние лапы… то есть ноги. И у него нет даже хвоста, на который можно было бы опереться. И крыльев, которыми можно было бы взмахнуть, тоже нет.
А теперь вот и извращенца нет.
Все-таки просмотр во сне всяких пошлостей про самок и последующее купание плохо сказываются на характере людей.
Гресс решил не уговаривать рыцаря.
Вот еще! Драконы всегда переживали первое превращение в одиночестве, а значит, и на ноги они вставали без чьей либо помощи!
Он вздохнул поглубже и сел. Вчерашняя слабость почти прошла, но от резкого движения у Гресса немного закружилась голова. Он подождал, пока приступ пройдет, и встал. Сначала на четвереньки. Но потом, собрав все свое мужество, дракон заставил себя оттолкнуться руками от одеяла и принять вертикальное положение.
Ну, вот он и стоит… на коленях. Гресса чуть шатнуло, и он с ужасом подумал о том, что будет, когда он встанет во весь рост.
Вздохнув, дракон поставил на одеяло ступню. Поза стала еще менее устойчивой. Прокляв про себя людские привычки – ходили бы, как все нормальные животные, на четырех лапах, так нет, им и тут нужно выделиться! – он оттолкнулся от одеяла и встал на обе ноги.
Гресс почувствовал небольшую дрожь в коленях и решил не обращать на это внимания.
Он гордо огляделся, но быстро понял, что никто не видел его триумфа – рыцарь от усердия почти уткнулся носом в костер, и при этом, кажется, даже его спина выражала неодобрение.
Ну и пусть дуется, у Гресса были дела поважнее: например, решить, в какую сторону сделать свой первый шаг.
Немного подумав, дракон отвернулся от костра, возле которого суетился извращенец. Он осторожно поднял ногу, вспомнив, как это делали люди. Те доли секунды, на которые Гресс застыл в нерешительности на одной ноге, оказались роковыми, он начал падать.
И тут его подхватили, стиснули и прижали к чему-то горячему, твердому и шумно дышащему.
- Ты меня задушишь! – прохрипел дракон, дернувшись в крепких объятьях.
Хватка тут же стала менее болезненной, но отпускать его не спешили.
- Я же говорил, что вам еще рано вставать. Вы еще слишком слабы… - взволнованно прошептал Алан, и его дыхание обожгло Грессу ухо.
- Это не я слишком слаб, это вы по-дурацки ходите! Ты еще долго собираешься меня так держать? – раздраженно осведомился он, и руки рыцаря тут же разжались.
Дракон шмякнулся на многострадальное одеяло и зашипел.
Теперь нужно снова вставать. Гресс покосился на рыцаря, который никуда не ушел, видимо, решив остаться рядом с ним. Стало немного спокойнее.
Во второй раз все получилось быстрее. Оказавшись в вертикальном положении, Гресс чуть качнулся и тут же почувствовал руки извращенца на своей талии.
- Я сам, - бросил он, задушив в зародыше удовлетворенную улыбку.
Рыцарь без слов отпустил его, и Гресс почувствовал потерю.
Может быть, стоило хотя бы в первый раз не отказываться от помощи? Впрочем, дракон был уверен, что Алан, в случае чего, все равно подхватит его.
Сделав пару глубоких вдохов, Гресс снова попытался шагнуть, и у него получилось!
Он резко обернулся, чтобы с торжеством посмотреть на извращенца, и почувствовал, что снова падает.
Алан поймал его и тут же притянул к своему боку. Гресс оказался чуть выше рыцаря, поэтому ему было немного неудобно так стоять, но все равно приятно. Они застыли на пару секунд, чтобы перевести дыхание.
Гресс, навалившись на своего спасителя, осторожно покосился в его сторону, но рыцарь не смотрел на него. Вместо этого он, покусывая нижнюю губу, полным тоски взглядом гипнотизировал кусты, за которыми протекал ручей.
- Не так уж и трудно… - дракон поморщился, почувствовав, что в его словах не хватает уверенности, но извращенец, кажется, поверил, потому что без возражений выпустил его и даже вздохнул с облегчением.
Поднявшаяся в душе досада помогла дракону сделать еще несколько шагов. Но он снова покачнулся и тут же почувствовал на плечах руки Алана.
- Вам нужно отдохнуть.
- Нет. Пока хотя бы раз не обойду вокруг одеяла, никакого отдыха!
- Господин Гресс…
- Я уже сто пятьдесят лет Гресс, - проворчал дракон.
Услышав столь впечатляющую цифру, Алан поперхнулся и подавлено притих.
Гресс попытался продолжить путь, но понял, что что-то не так. Он посмотрел вниз и увидел, что край брюк, слишком свободных для него, едва прикрывает его бедра.
Дракон перевел непонимающий взгляд на Алана.
- Сейчас, - прошептал рыцарь и сглотнул.
Он метнулся к своим сумкам и выудил оттуда широкий пояс, который, подтянув на Грессе штаны, обмотал вокруг талии дракона.
За следующие полчаса Гресс все-таки умудрился пару раз упасть, в чем тут же обвинил рыцаря. Но еще чаще его подхватывали, или он просто валился на своего поводыря, увлекая его за собой на землю.
Обходя вокруг злополучного одеяла в третий раз, Гресс держался уже почти как человек, хотя его походка была еще немного неуверенной.
Заметив, что взгляд рыцаря в который раз устремился в сторону ручья, дракон вздохнул.
- Все, теперь можно отдохнуть, - милостиво решил он. – Что у нас на завтрак?
- Ничего.
- Ничего?
- Я сейчас… - снова взгляд на кусты, - пойду… - рыцарь сглотнул, - и кого-нибудь подстрелю. Вы подождите чуть-чуть, - почти умоляюще попросил он.
Гресс хмыкнул.
- У тебя полчаса, извращенец.
Алан кивнул и, подхватив лук, ринулся к злополучным кустам.
Дракону оставалось только надеяться, что это чудо после купания в ледяной воде будет способно попасть хоть в какую-нибудь цель и не оставит их без завтрака.

Гресс посмотрел на небо и поклялся, что убьет извращенца. Желудок поддержал его громким урчанием.
Время уже приближалось к полудню, а этот горе-охотник все еще не появился.
Гресс уже был готов начать грызть одеяло. Есть хотелось неимоверно, и усидеть на месте становилось все труднее.
Дракон поднялся и медленно побрел к ручью.
Может быть, чувство голода притупится, если он попьет воды?
Найти в ручье утопившегося извращенца тоже было бы неплохо. Хоть стало бы понятно, куда он запропастился.
Но в воде никого не оказалось. Ручей был совсем неглубоким, но быстрым, а чуть в стороне была обустроена заводь. Гресс почему-то не усомнился, что ее сделал Алан.
Чистоплотный ему попался рыцарь, ничего не скажешь. Обычно представители его братии не такие. Их даже поджаривать противно – так воняют.

URL
2011-10-30 в 22:02 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс посмотрел на импровизированный, немного кривоватый бассейн в форме чаши, целиком выложенный отполированными камнями, явно набранными со дна ручья.
Заводь хоть и казалась неглубокой - если усесться на дне, вряд ли бы вода достала выше груди, - но была сделана на совесть. Дракон понял, что Алан обустраивался надолго.
Не то чтобы Гресс сомневался в этом после всех дней, проведенных в компании надоедливого человека, но столь материальное подтверждение заставило его весело хмыкнуть.
И как это извращенец еще дом строить не начал? Или он рассчитывает перебраться в пещеру?
Гресс устроился на берегу заводи. Вода не застаивалась – рыцарь сделал сток, который возвращал ее обратно в ручей ниже по течению.
Дракон окунул руки в этот импровизированный бассейн и вздрогнул.
Ледяная.
Как вообще в ней можно мыться?

URL
2011-10-30 в 22:02 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Он сунул лицо в воду и, почувствовав, как кожа тут же занемела, быстро выпрямился.
Красные прядки, выбившиеся из растрепавшейся за ночь косы, намокли и прилипли к его вискам и шее.
Закончив на этом с умыванием, дракон нагнулся над заводью и посмотрел на свое отражение. С его носа сорвалась капля, и по поверхности воды пошли круги.
Когда все успокоилось, Гресс смог наконец рассмотреть свое лицо.
Не то чтобы он много понимал в человеческой внешности… Но, кажется, тыкать пальцами и разбегаться с криками от него не будут.
Рот на месте, нос тоже. Два глаза. Все как у людей.
Лицо как лицо. Высокие скулы, прямой нос – это, пожалуй, даже красиво.
Вот только рот слишком большой, а губы тонкие и довольно бледные…
Дракон оскалился в хищной улыбке.
Принцесса, помнится, что-то говорила о том, что пухлые губы считаются признаком чувственности. Мда, кажется, Грессу здесь ловить нечего. Впрочем, у людей зачастую странные поверья, совсем не соответствующие действительности.
Хм, со лбом ему, кажется, повезло.
Как там? «Высокий лоб – признак ума»? В этом дракону сомневаться не захотелось, и он подумал о том, что, в принципе, в людских поверьях что-то есть. Не на пустом же месте они возникли?
Запутавшись, как воспринимать собственную новую внешность, Гресс смог порадоваться только тому, что его глаза не особенно изменились, так и оставшись золотистыми, почти желтыми, с россыпью темных крапинок. Их форма тоже напоминала прежнюю – миндалевидную. Конечно, с учетом человеческих параметров.
Не понравилось Грессу только одно – брови. Они, как и волосы, оказались красными. Резко очерченными, красивой формы, но красными!
Зато ресницы были черными.
Дракон присмотрелся… и плюнул с досады. По воде снова пошли круги.
Ресницы тоже оказались красными, просто они были настолько темными, что не сразу и заметишь.
Хорошо хоть без веснушек обошлось. Гресс где-то слышал, что для рыжих они просто напасть.
Так и не поняв, нравится ему собственное лицо или нет, Гресс отвернулся. В любом случае, в виде дракона он выглядел лучше!
- Господин Гресс! – раздался из-за кустов полный паники голос рыцаря.
«А-а-а, вернулся, охотничек!» - кровожадно подумал дракон.

- Где мой завтрак, вернее, уже обед?! - рявкнул Гресс и с удовольствием проследил, как из рук рыцаря выпала кроличья тушка.
Но на лице Алана, вместо вполне ожидаемого испуга или раздражения, отразилось только безмерное облегчение. Видимо, рыцаря действительно взволновало исчезновение дракона, который еще утром не мог нормально ходить.
- Господин Гресс, вы в порядке?
- В порядке? Я есть хочу так, что готов покусать тебя, а ты спрашиваешь, в порядке ли я?
Дракон мог ожидать любой реакции, но только не того, что Алан покраснеет и отведет глаза.
Что в его последней фразе было не так? Что еще эти люди придумали, чтобы смущать себя и других? Невозможные создания!
Гресс внимательно посмотрел на позабытого кролика, в животе заурчало.
- Сейчас я его пожарю…
- Зачем? – не понял дракон, осознав только одно – ему опять придется ждать. Желудок буквально взвыл.
- А вы хотите… сырое?
- Если ты еще не заметил: я всегда ем сырое мясо!
- Но ведь… - растерялся рыцарь, не зная, как высказать свои сомнения, и смиренно вздохнул. – Хорошо, я сейчас его разделаю.
Получив в руки большой сочащийся кровью кусок мяса, Гресс посмотрел на него с сомнением.
Где-то был подвох. Понять бы еще где.
Покосившись на рыцаря, который с потерянным видом переминался рядом, дракон поднес мясо к лицу и вдохнул аромат.
Конечно, обоняние у него сейчас было не таким хорошим, как прежде, но пахло съедобно. Тогда почему извращенец корчит такие рожи?
Гресс отбросил последние сомнения и впился зубами в мясо. Рот тут же наполнился кровью. Все было как обычно…
Дракон попытался откусить немного, но потерпел поражение. Это последнее открытие оказалось одним из самых неприятных – человеческие зубы не обладали той остротой, к которой он привык.

URL
2011-10-30 в 22:03 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Но Гресс снова упрямо вцепился в кусок, крепко зажав другой его конец в руке, и со всех сил потянул на себя. Мясо сначала вроде бы поддалось, но потом выскользнуло, и дракон, клацнув зубами, едва не прикусил себе язык.
Обругав про себя того, кто вообще придумал все эти превращения в людей, он поднял взгляд на рыцаря, даже не подозревая, как выглядит в этот момент – с измазанным в крови лицом, растрепанными волосами и растерянными, полными обиды глазами.
- Господин Гресс, давайте его пожарим. Вот увидите, вам понравится.
Дракон молча пихнул ему в руки немного пожеванный кусок мяса и поплелся к ручью – умываться.

Гресс просидел на берегу довольно долго, обдумывая очередные перемены, - на этот раз, в своей диете.
Есть сырое мясо теперь стало затруднительно. Тем более, дракон подозревал, что вполне мог заработать несварение, если бы все-таки умудрился проглотить его.
Готовить Гресс не умел, а значит, он опять зависел от извращенца. Настроение ухнуло куда-то в разряд отрицательных величин.
«С другой стороны, - попытался он утешить себя, - все могло быть и хуже. Например, если бы люди были травоядными».
Эта мысль принесла немного облегчения, и дракон пошел обратно на поляну, откуда уже некоторое время доносился запах жареного мяса.

После обеда Гресс чуть расслабился, и мир перестал казаться ему таким уж мрачным местом.
К дракону вернулось любопытство. Свое лицо он уже успел рассмотреть, но остальные части тела, не изученные должным образом, по-прежнему требовали внимания.
Для начала Гресс поднял руку и, выставив ее перед собой, произвел тщательный осмотр. Увиденное ему не понравилось: вместо острых когтей теперь были плоские розовые ногти, не годившиеся ни для защиты, ни для нападения. Пальцы длинные, но странно расположенные.
Гресс повертел рукой, приблизив ее чуть ли ни к самому носу, и сделал ошеломительное открытие: пальцев было слишком много - пять! И это притом, что в драконьей форме он прекрасно обходился четырьмя, а на задних лапах их вообще было три!
Уже предчувствуя, что увидит, Гресс посмотрел на свою ногу. Благо, извращенцу вчера не пришло в голову натянуть на него еще и сапоги. Конечно же, там оказалось пять пальцев!
Гресс хмыкнул, решив для себя, что впредь будет со смирением воспринимать все странности своей новой внешности.
Он встал и начал расстегивать рубашку. Этот процесс полностью завладел его вниманием. Не так-то легко справиться с маленькими пуговичками, особенно, если никогда не делал этого прежде. Поэтому дракон не услышал сдавленного вздоха Алана, а потом и кашля, когда рыцарь подавился остатком своего обеда.
Гресс сбросил рубаху и посмотрел на свой живот. Плоский. Даже слишком.
Может, извращенец был прав, когда назвал его слишком тощим? Вон, даже ребра можно пересчитать.
С другой стороны, если Гресс сейчас отъестся, сможет ли он потом нормально взлететь, вернувшись в драконью форму?
Так ничего и не решив, Гресс отбросил эти мысли и повертел руками, чтобы осмотреть предплечья. Мышцы у него оказались вполне приличными… для человека.
Дракон попытался заглянуть себе за плечо, чтобы рассмотреть спину, и чуть не упал.
Вот и еще одна неприятность – короткая шея. Раньше, при желании, он мог и под хвост себе заглянуть. Ну… при большом желании и очень интересно изогнувшись. Но мог же!
Теперь даже спину рассмотреть стало проблемой. А если его туда ранят? Тут Гресс обратил наконец внимание на подозрительно притихшего извращенца, который, чуть покраснев, с завидным упорством гипнотизировал взглядом костер.
- Что опять не так?
- Вы… Зачем вы раздеваетесь?
- Я просто хочу знать, как теперь выгляжу, - Гресс мотнул головой, и уже порядком истрепавшаяся коса не выдержала. Волосы рассыпались у него по плечам.
Дракон досадливо откинул пряди за спину, почти неосознанно отметив, как приятно чувствовать их скольжение на голой коже.
- Ты имеешь что-то против? – глядя прямо в глаза извращенцу, насмешливо протянул он и начал разматывать пояс, на котором держались штаны.
Почти безумный взгляд Алана как магнитом притянуло к этому зрелищу, рыцарь нервно сглотнул и отрицательно помотал головой.
- Вот и хорошо, - заключил Гресс и, картинно вытянув в сторону руку с поясом, разжал пальцы. Пояс с глухим звуком упал на одеяло.
Гресс взялся за край штанов и осторожно покосился на извращенца, который не сводил с него напряженного взгляда.
Да что такое, в конце концов?!

URL
2011-10-30 в 22:04 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс имеет право знать о себе все!
Он оттянул край брюк, заглянул вовнутрь и чуть склонил голову к правому плечу, потом к левому – рассматривая, оценивая…
Ну, в принципе… Ему, кажется, даже было чем гордиться. Для человека, конечно. Хотя неплохо бы еще сравнить…
Он задумчиво кивнул и снова склонил голову на другой бок, красные пряди скользнули по его шее. Гресс нетерпеливо отбросил их назад и уже собрался немного приспустить штаны, чтобы, выгнувшись, попытаться как-нибудь рассмотреть себя сзади. Хотя бы ниже пояса.
Но тут со стороны, где сидел рыцарь, раздался тихий, исполненный муки стон.
Гресс вскинул голову и, поняв в чем дело, хмыкнул.
Судя по тому, с какой скоростью Алан рванул к ручью, этому извращенцу опять требовалась самка. Причем срочно.
Гресс самодовольно улыбнулся.
«Водоплавающее ты мое», - почти с нежностью подумал он и, довольно вздохнув, вернулся к осмотру собственного тела.

URL
2011-10-30 в 22:09 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс проснулся в отличном настроении.
Может быть, потому что подушкой ему опять служил Алан, и дракон мог без помех наслаждаться его запахом?
За вчерашний вечер Гресс обнаружил, что это именно то, чего ему больше всего не хватало после превращения. С его ухудшившимся обонянием, уловить знакомый и такой успокаивающий запах теперь можно было, только подойдя к рыцарю вплотную, а извращенец почему-то начал избегать любых контактов, шарахаясь от своего подопечного как от огня. Алан предпочитал садиться как можно дальше и только смотреть на дракона. И никаких тебе просьб «погладить хвост».
Может, потому что хвоста больше не было?
Гресс, желая подбодрить извращенца, рассказал ему, что к вечеру третьего дня станет возможным обратное превращение, но тот почему-то совсем не обрадовался.
Люди странные существа. Такие противоречивые!
Заставлять рыцаря ложиться спать рядом с собой Грессу пришлось чуть ли не силой, но он справился с этой сложной задачей и теперь мог по праву наслаждаться минутами утренней неги, сонно моргая и лениво потягиваясь.
Он потерся носом о грудь рыцаря, который тут же вздрогнул.
Дракон поднял голову и лениво посмотрел на человека, который, видимо, уже давно проснулся и просто лежал, не шевелясь и давая ему возможность выспаться. Впрочем, у извращенца могли быть и свои, более эгоистичные резоны.
По ускоренному биению сердца, тяжелому дыханию и тому, как неуловимо изменился запах рыцаря, став каким-то более терпким и ярким, дракон понял, что стоит ему подняться, и Алан тут же рванет к ручью.
Гресс поежился при одной мысли об этом. Ему самому сейчас даже из-под одеяла вылезать не хотелось. Это одеяло, кстати, не очень-то и помогало. Утренняя прохлада давала о себе знать, и только пышущее жаром, как печка, тело извращенца спасало Гресса от озноба.
- Алан, - позвал он, и рыцарь вздрогнул – не так уж часто дракон обращался к нему по имени.
- Да, господин Гресс? – отозвался он полным надежды голосом.
- Я есть хочу.
Рыцарь тяжело вздохнул и начал выбираться из-под дракона, но тот недовольно заворчал и, обхватив его рукой за талию, снова притянул к себе.
- Лежи. Не шевелись.
- Но вы же…
- Я передумал.

Дракон покрутился, стараясь рассмотреть свою одежду, и услышал страдальческий стон.
- Господин Гресс, неужели вы вчера не все увидели?
Рыцарь, казалось, готов был впасть в отчаянье, и это почему-то моментально подняло настроение дракона на недосягаемую высоту.
- Все, в принципе… - Грессу захотелось напомнить извращенцу, что неприлично вот так откровенно показывать свое облегчение. Люди такие невоспитанные. – Но тебе не кажется, что одежда чересчур мятая?
- Конечно, мятая. Вы же в ней две ночи спали.
Дракон с надеждой посмотрел на Алана и задумчиво потеребил конец своего пояса.
- Нет! – извращенец буквально подпрыгнул на месте. - Не надо переодеваться! Вы же вечером планировали вернуться в драконью форму! Пожалуйста, - добавил он умоляюще.
- Жадина. Неужели тебе так жалко для меня лишних штанов и рубахи?
- Угу, - промямлил Алан и, покраснев, уткнулся взглядом в землю. – Жалко…
- Ну, тогда хоть волосы заплети.

Гресс беззастенчиво наслаждался тем, что извращенец творил с его головой. Рыцарь касался ее так ласково и осторожно, что иногда хотелось попросить его быть чуть менее аккуратным. Совсем чуть-чуть.
Но Гресс не спешил делать это, справедливо опасаясь, что просто спугнет Алана, который, кажется, наконец расслабился и снова начал вести себя естественно.
Рыцарь медленно провел расческой по его волосам, зачесал назад челку и, вдруг отстранившись, сказал:
- Вам нужно помыться.
Вот откуда у него берутся такие идеи, да еще так неожиданно? Ведь стоит-стоит спокойно, а потом как ляпнет!.. Одно слово – извращенец!
Гресс, вспомнив свои вчерашние водные процедуры и температуру воды в ручье, почувствовал, как по его телу прошла дрожь.
- А может, не надо?
- Это полезно.
Дракон проворчал, что если некоторым нравится мерзнуть, то это их личное дело, а он - Гресс - мазохистом никогда не был и менять привычки не собирается. Среди них только один ненормальный, и это точно не он!
Но Алан был настойчив, и следующие полчаса дракон провел, придумывая различные ругательства и нарезая круги по поляне, в безуспешных попытках оказаться подальше от невесть что возомнившего о себе человека.
Можно подумать, у извращенца мечта всей жизни – помыть дракона. Впрочем, у этого может. У этого все может. Но это не значит, что Гресс должен сдаваться без борьбы!
Внезапно он замер, осененный догадкой:
- Ты что, собираешься за мной подсматривать, пока я моюсь?
Алан покраснел как маков цвет и отвел глаза.
- Нет-нет, что вы, господин Гресс, я бы не смог… я бы никогда… то есть я даже не думал о таком!
Дракон сузил глаза и испытующе посмотрел на рыцаря, который что-то уж слишком нервничал для того, кто не чувствует под собой никакой вины.
- А мне вот кажется, что это именно так. Или может быть, ты собрался мне помогать? Спинку потереть?..
Казалось, еще чуть-чуть - и рыцаря хватит апокалипсический удар. Гресс понял, что Алан, несмотря на то, что был извращенцем, сам до такой идеи почему-то не додумался. Мда… молодость, невинность.
- Чего ты так нервничаешь? Мы же оба мужчины. Ничего нового ты там не увидишь.
Алан пошел красными пятнами. Грессу даже стало любопытно, сколько еще раз этот хамелеон будет менять окраску и как можно добиться от него новых, еще более фантастичных цветов и узоров.
К тому же, что-то подсказывало Грессу, что теперь, пока он будет мыться, рыцарь и на пушечный выстрел не подойдет к ручью, а скорей всего, вообще просидит все это время, уткнувшись взглядом в деревья на противоположном краю поляны и рассматривая снующих между веток птиц.
Вот пусть так и развлекается… орнитолог-любитель. Гресс же в это время просто посидит на берегу, а потом, для конспирации немного побрызгав водой себе на лицо и смочив руки, с полным правом сможет сказать, что уже вымылся, и потребовать, наконец, свой заслуженный обед.
Не то чтобы Гресс не любил купаться… Просто он предпочитал делать это в теплой воде.
Например, вечером, когда река, нагретая за день солнцем, как парное молоко обтекает бока и нежно ласкает перепонки крыльев. Ему нравилось ложиться на дно, так, чтобы на поверхности оставалась только голова, и просто лежать, не думая ни о чем; или хлопать крыльями, поднимая тучи брызг и пугая оказавшуюся поблизости живность.

URL
2011-10-30 в 22:10 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
А если глубина реки позволяла, то можно было и нырнуть. Под водой было интересно. Гресс даже иногда ловил рыбу, чтобы внести разнообразие в свое меню.
Правда, тут нужно было быть очень осторожным, потому что если вода попадала в нос или горло, то дракона настигал мучительный кашель, при котором изо рта шел темный дым, а на языке появлялся мерзкий привкус.
В первый раз это надолго отбило желание порыбачить. Теронсс тогда чуть не умер от смеха. Но постепенно Гресс научился всем премудростям рыбной ловли.
Еще ему нравилось валяться на прибрежном песке. После этого чешуя начинала блестеть особенно ярко. Гресс даже специально заваливался то на один бок, то на другой.
Но эти прекрасные воспоминания никак не вязались с импровизированным маленьким, полным ледяной воды бассейном, который поджидал свою жертву за кустами.
Вчера дракон сунулся туда по незнанию, и повторять этот опыт у него не было никакого желания. Нужно же учиться на своих ошибках. Он же не какой-нибудь там человек!
Обычно, когда ему в голову приходила подобная мысль, Гресс гордо поднимал голову и расправлял крылья, и сейчас он вдруг поймал себя на том, что поводит плечами в безуспешных попытках расправить то, чего нет.
Дракон чертыхнулся и осторожно, кончиками пальцев, пощупал воду. Кажется, за прошедшие сутки она стала еще холоднее. Он поспешно отдернул руку.
Кем нужно быть, чтобы получать удовольствие от такого купания?
Впрочем, он знал кем – извращенцем, которому нравятся драконы.
Гресс таким не был. Начать с того, что ему всегда нравились драконихи…
Он потряс рукой, чтобы скинуть холодные капли, и провел влажными пальцами по щеке.
Может, этого будет достаточно?
Гресс повернулся и посмотрел через плечо. Сейчас его надежно скрывали кусты, а извращенец после недавнего разговора точно сюда не сунется. Так что с водными процедурами на сегодня покончено. В конце концов, он может помыться и потом, когда снова станет драконом.

Обратно Гресс шел осторожно, стараясь ступать почти неслышно.
Ну, если он сейчас поймает Алана за подсматриванием!.. Хотя нет, если бы извращенец подсматривал, то, заметив, что дракон наплевал на мытье своей драгоценной тушки, не выдержал бы и пошел читать нотацию.
Подумав об этом, Гресс постарался сделать свои шаги еще тише. Ему стало безумно интересно, чем же так занят извращенец?
Дракон осторожно выглянул из-за куста, молясь, чтобы его не было видно. Но даже если бы куст просвечивал насквозь, это ничего бы не изменило. Рыцарь нашел себе дело, которое полностью поглотило его внимание и заставило забыть о том, что один красноволосый дракон должен купаться где-то неподалеку.
Гресс тихо рыкнул по старой памяти.
Разве не наглость? Он отошел только на полчасика, а извращенец уже взял и забыл о нем! Вот и верь после этого людям.
Гресс мрачно посмотрел в спину рыцарю, который даже поежился под этим взглядом, воткнувшимся ему между его лопаток словно раскаленная игла, но не обернулся. Алан сейчас был очень занят – он чистил свои доспехи.
Гресс в бессильной злости топнул ногой.
Ну, как так можно?! Вместо того, чтобы готовить обед, этот, с позволения сказать, рыцарь занимается бог знает чем!
Тут взгляд дракона упал на шлем, который Алан уже успел почистить и отложить в сторону.
А вот интересно, как это?..
Ощущение ткани на своей коже Грессу понравилось. А что будет, если надеть эту железяку? Какая она на ощупь? Уйдет ли после этого желание втянуть голову в плечи и спрятаться куда-нибудь? Ощущение собственной беззащитности уже начало надоедать Грессу.
Он пригнулся и на цыпочках пересек поляну.
Мягкая трава заглушила его шаги, Алан так и не обернулся. Дракон опустился на корточки и, осторожно вытянув руки, подхватил шлем, который оказался весьма тяжелым.
Гресс поднес нелепое сооружение к лицу и повертел его из стороны в сторону. И как, спрашивается, это надевать?
Дырка внизу явно для головы, но где здесь перед, где зад?
Гресс постарался вспомнить, как эта гадость выглядела на ее хозяине. Но Алан уже давно не носил при нем доспехов, и идея с треском провалилась.
Нет, ну как-то же оно надевается?! Гресс специально постарался не думать, как он будет снимать с себя эту гадость. Зачем расстраиваться раньше времени?
Наконец, решив для себя, что там, где находится странная штуковина с дырочками, должен быть перед, дракон перевернул шлем в выбранное положение и, торжественно подняв руки над головой, надел его на себя.
Наверное, нужно было сначала закрепить эту дурацкую штуковину в поднятом положении. Потому что она не замедлила громко лязгнуть и оцарапать Грессу нос.
Обзор тут же катастрофически сузился. Как рыцари вообще сражаются в таких шлемах? Не видно же ничего!
Гресс потряс головой и чуть не взвыл. Мало того, что его моментально повело куда-то назад - дракон даже чуть не завалился на землю, - так еще и края шлема весьма болезненно врезались в шею.
Алан тем временем, услышав лязг своей железяки, резво развернулся и уставился на дракона выпученными от удивления глазами.
Гресс зарычал. Извращенец всегда лезет помогать, когда его никто не просит, зато когда надо, впадает в ступор, и от него не добьешься никакого толку!
Дракон дернул шлем вверх, но тот, видимо, решил, что драконья голова его полностью устраивает, и отказался покидать насиженное место.
Идея примерить дурацкий шлем окончательно потеряла свою привлекательность в глазах Гресса.
Дракон еще сильнее дернул железяку вверх и взвыл. Ему показалось, что эта гадость зацепилась за все сразу: за нос, за уши и, кажется, даже за подбородок.
- Помоги мне!
Его голос прозвучал глухо и невнятно. Как извращенец умудряется так лихо произносить свои речи о добре, справедливости и вечной любви к «дракону сердца»? Опыт, наверное. Или талант.
- Господин Гресс, сначала нужно поднять забрало.
Рыцарь тем временем вскочил и начал носиться кругами. Он явно не знал, куда приложить свои руки, чтобы еще больше не навредить несчастному дракону, который уже поскуливал от расстройства.
- Какое еще забрало? – теперь в голосе Гресса послышалась паника. Он и сам чувствовал, как она нарастает в нем снежной лавиной, готовясь снести на своем пути остатки здравого смысла.
- Вот это.
Алан указал на штуковину, которая недавно послужила дракону ориентиром в определении того, какой стороной нужно надевать шлем, а потом так громко предательски лязгнула. Гресс осторожно приподнял ее, и дышать стразу стало легче.
– Теперь осторожно тянем вверх. У вас голова больше моей, - пожаловался рыцарь, когда шлем снова едва не застрял.
- Значит, я умнее, - огрызнулся Гресс и, поймав на себе весьма скептический взгляд, угрожающе рыкнул.
Извращенец совсем обнаглел. Дракон дал себе слово, что обязательно даст ему по голове. Вот только освободиться и сразу даст!

URL
2011-10-30 в 22:11 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Алан потянул шлем вверх, и тот нехотя поддался.
Гресс сжал зубы и в первый раз порадовался, что драконы превращаются не в эльфов. Вот бы он намучился, с их-то лопоухостью! Хотя ему и сейчас было не очень-то весело.
Наконец шлем покинул его голову, и дракон уже хотел вздохнуть с облегчением, но тут его дернуло следом. Гресс почувствовал уже знакомую боль - его тянули за волосы - и зашипел.
Он покосился на шлем и увидел, что одна из его прядей застряла с креплении забрала. Алан тоже это заметил и ругнулся сквозь зубы.
Дракон даже замер от удивления - это был первый раз, когда рыцарь при нем ругался! – за что тут же и поплатился: его дернули снова.
- Господин Гресс, пригнитесь. Я должен положить шлем, чтобы выпутать ваши волосы. Иначе придется обрезать.
Дракона тут же затопила паника. Нет! Он не может лишиться части своего гребня, пусть даже небольшой.
Скрипнув зубами, он наклонился, бросил на рыцаря быстрый взгляд и, злорадно улыбнувшись, пристроил голову на колени извращенцу.
Сверху послышался судорожный вздох, и руки Алана на миг застыли в нерешительности. Но потом рыцарь положил шлем на траву рядом с собой и занялся делом.
Несколько раз он довольно ощутимо дернул Гресса за волосы, заставив того поморщиться, но наконец со всем было покончено.
Дракон перевернулся на спину, так и не убрав голову с коленей рыцаря. Ему сейчас было спокойно и удобно. Хотелось только одного – закрыть глаза и поспать.
- Господин Гресс…
Алан запустил руку в его волосы и помассировал, сняв остатки боли с ноющей кожи головы.
- Что?
- Может, вам не надо сегодня в дракона?.. Может, вам до завтра подождать с превращением? Или до послезавтра?
Гресс резко сел, чуть не лишившись остатков шевелюры.
- Нет! – яростно выкрикнул он.
Дракон вскочил, почувствовав, что у него в душе начинает нарастать страх.
Он не должен оставаться таким! Он не может остаться таким! Таким убогим, таким уязвимым, таким слабым и маленьким. Это просто немыслимо!
Извращенец снова доказал свою глупость, только и всего.
Но Гресс испугался не этого. Его самого все эти дни… Хотя какие дни? Гораздо дольше. С самого детства его грыз страх, что, один раз обратившись в человека, он не сможет вернуться обратно.
Кто знает, как произошли люди? Может, это драконы, застрявшие в этой нелепой форме и утратившие способность к превращению, забывшие свою истинную суть?
А вдруг он тоже?.. Вдруг то, что он сейчас не ощущает в себе пламени, значит именно это – то, что у него теперь нет пути назад?
И при таком раскладе извращенец предлагает подождать?! А если счет идет на секунды? Если все зависит от времени? Вдруг если сразу не обратился, то потом не сможешь?
Он что, этого не понимает?!
Конечно, не понимает. Дракон покосился на Алана, который всеми силами старался показать, что ему все равно.
Гресс закусил губу и, почувствовав боль, смог наконец задавить в себе панику. Она в любом случае не поможет, а только уменьшит его шансы на возвращение к нормальной жизни.
Дракон поймал полный обиды и растерянности взгляд извращенца. Стало немного стыдно.
- Алан, - он постарался говорить мягко, - я превращусь сегодня. Это очень важно.
Рыцарь кивнул и отвел глаза.
И что теперь, прощения просить? За что ему такое наказание? Ведь теперь будет дуться. Главное, чтобы на подвиги не потянуло… или топиться. Или что там делают благородные рыцари от большого расстройства? У Гресса было подозрение, что в этом случае благородные рыцари идут в поход на очередного дракона или, еще хуже, – сочиняют стихи.
Он вздохнул. Придется извиняться.
- Я… - начал Гресс, но тут его желудок громко заворчал, напомнив хозяину, что завтрак был давно. – Так мы будем обедать или нет? Я что, зря мылся в этой ледяной воде?!

URL
2011-10-30 в 22:11 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Раздевайся!
- Что?!
Рыцарь буквально подскочил со своего места и выпучил на Гресса полные недоверия глаза.
Кажется, он решил, что у него слуховые галлюцинации.
У дракона даже появилось что-то похожее на чувство вины. Наверное,нужно было как-нибудь помягче сказать, подготовить как-то.
- Хотя как тут подготовишь?..
Только минуту назад Гресс расслабленно сидел в сгущающихся сумерках, смотрел на потрескивающий костер и ждал того момента, когда чувства подскажут ему, что можно возвращаться в драконью форму. Если они вообще хоть когда-нибудь это подскажут. Но о последнем предположении думать совершенно не хотелось. Потому что горло тут же перехватывало, а пальцы судорожно сжимались, комкая одеяло, на котором сидел дракон. И сейчас отточенная за многие годы привычка не думать о проблемах в кои-то веки действительно помогала ему.
Правда, отброшенные страхи через какое-то время снова пробирались в душу, и все начиналось сначала.
И тут Гресс вспомнил об одном незавершенном деле.
В конце концов, сравнить собственную внешность с внешностью Алана было не такой уж плохой идеей. И это лучше было не откладывать, потому что скоро он превратится обратно в дракона.
Если, конечно, у него когда-нибудь получится превратиться…
Так что он отбросил сомнения и повторил:
- Раздевайся! Раньше мне была не очень-то интересна внешность людей, я и не приглядывался, а теперь мне трудно оценить свою собственную.
Рыцарь покраснел и начал отступать, не сводя с дракона настороженного взгляда. Кажется, он так и не поверил, что это не шутка.
- Вам не нужно сравнивать. Вы красивый и…
Гресс тоже поднялся и, стараясь не делать резких движений, пошел к нему.
- Я сам хочу это понять.
- Но, господин Гресс!..
Рыцарь панически оглянулся, и дракон понял, что еще чуть-чуть - и его жертва рванет в лес, не разбирая дороги.
- Кроме тебя людей рядом нет, так что раздевайся, - мягко сказал он и сделал резкий рывок. Увернуться рыцарь не успел.
Поймав и обездвижив извращенца, Гресс принялся стягивать с него одежду.
Рыцаря буквально затрясло. Он начал отбиваться, но это оказалось не так-то просто сделать. Гресс вдруг обнаружил, что, несмотря на все свои упражнения с мечом и привычку носить тяжелые доспехи, Алан был заметно слабее его. И что-то подсказывало дракону, что в мире найдется немного людей, способных сравниться с ним или любым из его сородичей в физической силе.
- Я сам,- пропыхтел несчастный рыцарь, все еще не оставив попыток оттолкнуть руки Гресса.
Дракон пожал плечами и отпустил его. Сам так сам. Раздевать кого-то - не самое увлекательное занятие.
Алан под его взглядом опустил голову и стянул с плеч куртку. Его пальцы нерешительно потянулись к пуговицам на рубашке и застыли.
- Почему так медленно? – не выдержал Гресс.
- Но я стесняюсь.
- Зачем? - дракон недоуменно моргнул.
Иногда люди ставили его в тупик. Ну что он опять сделал не так?
Алан тем временем напряженно засопел и начал кусать губы. Он так ни разу не поднял взгляд от земли, гадая, как можно объяснить, что для него просто немыслимо вот так сейчас взять и снять с себя рубашку и штаны. Особенно, когда за ним так пристально наблюдают.
- Меня же ты видел раздетым.
Гресс нервно запустил руку в свои распущенные волосы. Он уже давно расплел косу, нервничая в ожидании превращения, и сейчас еще больше взлохматил и так растрепанную гриву.
Вот интересно, дав извращенцу увидеть себя без одежды, он нарушил какие-то людские правила? И почему этот ненормальный тогда ничего ему не сказал? Впрочем, он же вместо этого постарался как можно быстрее одеть его…
- Я…я прошу прощения. Я не должен был…
Гресс задумчиво посмотрел на мнущегося и краснеющего рыцаря.
Значит, все-таки какой-то запрет есть.
И если подумать, часто ли он, пролетая над городами и деревнями, видел голых людей на улицах? И видел ли он их вообще когда-нибудь голыми?
Гресс моргнул. На память он никогда не жаловался и сейчас мог с уверенностью сказать – не видел. Даже заснув как-то на берегу реки в густом кустарнике и обнаружив, что, пока он дремал, разморенный солнечным теплом, на противоположном берегу объявились люди – точнее девушки, которые с веселыми криками и хохотом полезли в воду. Но перед этим они даже не подумали снять с себя тонкие белые рубахи, купались в них.
- Да в чем дело-то? Драконы всю жизнь ходят голыми.
- Но…
- Вы что вообще не раздеваетесь?
- Нет, но… если только перед супругом или… Но так нельзя и…
Гресс возвел глаза к небу. У него возникло подозрение, что Алан – не лучшая кандидатура для обсуждения подобных вопросов.
- Что-то ты не упал в обморок, увидев меня голым там, в пещере.
- Простите меня,- завел извращенец знакомую песню, но дракон был не в настроении выслушивать его извинения, у него были немного другие планы. – Я для вас все сделаю, только…
- Может, и прощу… - он посмотрел рыцарю в глаза, – …если ты сейчас разденешься, - увидев, что извращенец уже готов возмутиться, дракон хитро добавил: - Ты же сам только что заявил, что сделаешь для меня все!
Алан тяжело вздохнул.

URL
2011-10-30 в 22:12 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Пока рыцарь снимал рубаху, дрожащими пальцами медленно расстегивая пуговицу за пуговицей, Гресс рассматривал его лицо.
Извращенец был молод, и невольно напрашивался вопрос: достиг ли он совершеннолетия, которое у людей наступало в 17 лет? На глаз определить не получалось, в вопросах человеческой внешности дракон был, мягко говоря, не силен, а сам рыцарь ни разу о своем возрасте не упоминал.
Оставив этот вопрос на потом, он принялся разглядывать Алана дальше.
Красив ли был извращенец? Гресс задумчиво склонил голову к плечу. Нет, пожалуй. Когда Алан достигнет зрелости, его лицо можно будет назвать скорее мужественным, чем красивым.
Действительно красивыми у рыцаря были глаза: темно-зеленые, как вспомнил дракон. Но сейчас рыцарь упрямо смотрел вниз, и их цвет было не разглядеть за темными невероятно густыми ресницами.
Волосы тоже были густыми. За время, которое извращенец прожил в лесу, они отросли и сейчас достигали плеч.
Челка тоже отросла и теперь не только закрывала лоб, но и падала на глаза.
Гресс, потянувшись, осторожно откинул ее. Рыцарь вздрогнул и бросил на него короткий непонятный взгляд, но потом снова занялся своими штанами. Он все еще возился с ними, никак не мог решиться сделать последнее движение и стянуть их.
Дракон задумчиво провел указательным пальцем по его щеке, которая буквально горела от смущения.
Горячая, почти обжигающая кожа.
Ощущение было одновременно и похожим на то, когда Гресс дотрагивался до себя, и в то же время нет. Кожа рыцаря была чуть более грубой и еще какой-то… У дракона все никак не получалось подобрать подходящее определение.
Отвлекшись, он не заметил, как его пальцы будто по своей собственной воле скользнули дальше и прошлись по губам рыцаря. Верхняя была немного шершавой и обветренной, а нижняя, которую извращенец не так давно нервно облизнул, мягкой и влажной.
Губы дрогнули под его пальцами:
- Господин Гресс… я разделся… - на последнем слове голос Алана упал до еле слышного шепота.
Дракон встрепенулся и, отступив на шаг, окинул тело рыцаря внимательным взглядом.
Извращенец был чуть ниже самого Гресса, но зато казался массивнее из-за натренированных мышц. Дракон на его фоне действительно смотрелся тощим. По рыцарю можно было сразу сказать, что меч он носил не для красоты и тренировками не пренебрегал. И в тоже время в его фигуре была гибкость. Наверное, со временем это пройдет. Ведь Алан пока очень молод.
Гресс постарался перевести его возраст в драконий. Думать о реальной цифре не хотелось. Дракон не сомневался, что она в два, а то и в три раза меньше, чем количество лет, которое он сам прожил один, без опеки клана. От этой мысли стало как-то неуютно. Он почувствовал себя слишком старым. Пришлось даже напомнить себе о собственном совершеннолетии, наступившем только несколько дней назад.
Кто же виноват, что люди так мало живут? И так быстро стареют…
Гресс постарался выбросить эти мысли из головы и, обойдя вокруг своей жертвы, осмотрел ее с ног до головы.
Чего тут можно стесняться? Таким телом нужно годиться! Конечно, лет через пять, когда юноша окончательно превратится в мужчину, фигура станет еще лучше. Но и сейчас Алан выглядел замечательно: подтянутым, стройным, здоровым и полным сил.
Темные волосы рыцаря падали на плечи мягкими волнами. Как помнил Гресс, мокрыми они вились сильнее, а сейчас просто выглядели пушистыми и чуть растрепанными. Дракон невольно задумался: а что будет, если отрастить их хотя бы до середины спины?
Хотя извращенец вряд ли согласится. Небось, скажет, что они буду мешать ему скакать с его любимой железякой, гордо именуемой рыцарским мечом.
Но попробовать стоит. Гресс подозревал, что ему понравится пропускать между пальцев темные пряди.
Он осторожно тронул небольшой завиток над ухом рыцаря, не обратив внимания на возмущенное бормотание, раздавшееся в ответ.
Нет, волосы – это не так уж и плохо. Конечно, с чешуей не сравнить, но тоже ничего.
Гресс все никак не мог подобрать сравнения для новых ощущений. По всему выходило, что ничего подобного он раньше не чувствовал. И от этого становилось немного страшно.
Дракон еще раз обошел вокруг свой жертвы, нервно переминавшейся с ноги на ногу.
Он провел кончиками пальцев по плечу рыцаря. Гладкая упругая кожа оказалась неожиданно горячей.
Рыцарь что-то пробормотал и немного дернулся под его рукой, но отстраняться не стал. Это можно было считать разрешением? Гресс решил, что можно.
Он окончательно осмелел и дотронулся до груди Алана. На ней росли волосы! Немного и не особо густо, но росли!
Дракон заинтересовался. У него такого не было - его грудь была полностью безволоса.
Все-таки хорошо, что он решил поинтересоваться, как выглядят другие люди под одеждой. Вдруг именно отсутствие волос на груди могло бы его выдать?
Гресс подергал за несколько волосинок. Как ни странно их наличие не вызывало отторжения.
В конце концов, дракон же смирился с шерстью на голове, почему его должна смущать шерсть на груди? Тем более, тут она была короткая и редкая.
Но вот ее отсутствие у самого Гресса могло стать большой проблемой. Впрочем, он скоро превратится обратно, и это перестанет быть актуальным. Если у него получится…
- У тебя тут шерсть.
- Волосы,- хриплым шепотом поправил его Алан.
- Это нормально?
У Гресса еще оставалась надежда, что подобная волосатость могла быть просто одной из особенностей извращенца.
- Да.
- А у меня их нет, - задумчиво протянул дракон и нажал кончиком указательного пальца на один из двух темных бугорков на груди рыцаря.
Кажется, когда-то где-то он слышал, что эти бугорки связаны с процессом вскармливания детенышей.
Правда, тогда непонятно, зачем они извращенцу?.. Он же вроде как мужчина?
Вспомнив, что у него тоже такие есть, дракон помрачнел. Может, мечты рыцаря о том, что они с Грессом смогут завести много маленьких дракончиков, имели под собой какую-то реальную основу?
- Они не у всех бывают.
Гресс удивленно взглянул на Алана, но потом понял, что тот говорил о волосах.
Не у всех, значит… Это успокаивает.
- А это что такое? – спросил он, снова погладив заинтересовавший его бугорок.
- Со… сосок, - ответ рыцаря дракон едва расслышал.
- Он ведь нужен для вскармливания? – Грессу вдруг захотелось продемонстрировать свои познания в человеческой анатомии.
- Это у женщин.
- Но у тебя они тоже есть! Зачем?
- Не знаю. Просто так?
- Значит, они у тебя есть, но ты ими не пользуешься? Какое расточительство!
Гресс наконец отвлекся от соска Алана и продолжил осмотр. Теперь его заинтересовала странное углубление на животе.
- Пупок,- не стал дожидаться вопроса извращенец, голос которого прозвучал так, будто его зверски душили.
- Зачем он нужен? – спросил дракон, посмотрев в лицо своей жертве.
Рыцарь тяжело дышал, его рот был приоткрыт, а губы почему-то казались очень красными.
Гресс опустил взгляд вниз на напряженный член Алана. Живя в лесу, он насмотрелся на брачные игры животных, у которых было больше сходства с людьми, чем с драконами. Ну, хотя бы в том, что они предпочитали вынашивать детенышей, а не откладывать яйца. Правда, обычно это происходило в определенное время года.
Может, у извращенца сейчас как раз период гона? Это бы многое объяснило.
Заинтересовавший дракона орган казался большим, но Гресс подозревал, что в невозбужденном состоянии он будет выглядеть гораздо компактнее.
Дракон осторожно тыкнул пальцем ближе к основанию члена, который тут же дернулся и, кажется, стал еще больше. Рыцарь издал что-то среднее между всхлипом и тихим поскуливанием.
- Господин Гресс, не надо… Не делайте так больше!
- Тебе опять нужна самка?
- Мне не нужна самка! – гаркнул рыцарь, хотя еще секунду назад он был способен только на неуверенный шепот.
- Да-а-а? – приподнял брови Гресс и, насмешливо взглянув на собеседника, указал глазами вниз.
Алан отвел взгляд и поправился:
- Мне нужна совсем не самка, а…
Гресс широко улыбнулся, воспользовавшись тем, что рыцарь на него не смотрит.
У него давно были подозрения, но с людьми ведь никогда ни в чем нельзя быть уверенным! И вот Алан сам признал это.
- Я почему-то так и подумал,- облегченно вздохнул дракон.
Вот только реакции рыцаря он не учел.
Ну, на что тут можно было обидеться? Но извращенец, видимо, все же нашел для себя какую-то причину.
Он отшатнулся от дракона и сжал кулаки:
- Да вы!.. Если вы все понимали, то как могли?!.. Господин Гресс, как так можно?!
Дракон моргнул.
Да что он такого сказал? В конце концов, извращенец всегда сам к нему приставал! А теперь, когда Гресс признал, что понял его правильно, на него еще и обижаются!
Значит, благородному рыцарю можно гладить хвост дракона, а стоит этому дракону один раз тронуть рыцаря, так сразу крик на весь лес?
Или он за «самку» обиделся? Ну, пошутил Гресс. Было бы крайне самонадеянно озвучить подобные выводы прежде, чем извращенец признался. А самка - это, в конце концов, естественно!
Или такие вопросы люди не обсуждают? Или обсуждают, но не так?
Рыцарь тем временем быстро собрал свою одежду и, бросив на дракона затравленный взгляд, рванул в лес.
Гресс возвел глаза к небу и мученически вздохнул. Ему захотелось побиться обо что-нибудь головой или по привычке ткнуться носом в лапы.
- Обиделся... – проворчал он. - Вот я тоже сейчас возьму и обижусь. И уйду! Совсем уйду! Хм… на что бы мне обидеться? – он задумчиво дернул себя за прядь волос.- А, вот - он меня не покормил. Где мой ужин, извращенец?! – крикнул дракон в том направлении, где совсем недавно в последний раз мелькнул между веток голый зад рыцаря.
Дракон некоторое время постоял молча, будто надеясь услышать ответ, но ничего не дождался.
- Вот и верь после этого людям! – прошипел он себе под нос, срывая с себя одежду.
Пару пуговиц, отлетевших от рубашки, дракон даже не заметил. Со штанами пришлось повозиться, и Гресс чуть не упал, пока выпутывался из них. Раскидав снятые с себя предметы гардероба, он бросил еще один взгляд на лес, куда удрал рыцарь, и превратился в дракона.
В этот момент Гресс совершенно забыл о всех своих опасениях, которые так долго преследовали его и чуть было не стали манией.
Дракон рассерженно рыкнул и направился к своей пещере, махнув напоследок хвостом и расшвыряв по поляне вещи Алана.

URL
2011-10-30 в 22:12 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс осознал, что превратился обратно в дракона только через полчаса после того, как вернулся в пещеру, да и то только потому, что попытался почесать нос.
Он удивленно уставился на собственный коготь и некоторое время просто смотрел на него, не в силах поверить в реальность случившегося.
У него получилось!
Еще минуту назад Гресс мог думать только о том, что где-то по лесу бегает обиженный извращенец, и гадать, оделся ли он или так и мерзнет, или его уже съела какая-нибудь предприимчивая хищная живность. Меч-то Алан точно не захватил с собой.
Дракон зачем-то понюхал собственную лапу. Вытянув вперед хвост, он помахал им пред своим носом. Затем Гресс расправил крылья и тут же зашипел от боли, случайно задев потолок пещеры. Тихо выругавшись, он снова сложил их и вздохнул.
Теперь оставалось проверить самое главное…
Дракон развернулся к входу в пещеру.
А если не получится?
Гресс задавил в себе страх и, набрав полную грудь воздуха, выдохнул изо рта струю огня, которая мощным потоком пронеслась через всю поляну и едва не подожгла деревья на противоположной стороне.
Поняв, что чуть было не стал причиной лесного пожара, Гресс поспешно захлопнул пасть и удовлетворенно вздохнул – все вернулось на круги своя.
Чтобы он еще хоть раз превратился в человека!.. Да не будет такого никогда!
Дракон улегся на пол пещеры, обернул хвост вокруг себя и засунул голову под крыло.
Все остальное можно будет проверить завтра, а сейчас нужно поспать.

Когда его неласково пнули в задницу, Гресс сначала ударил задней лапой туда, где должен был стоять самоубийца, и только после этого оглянулся. На фоне светлого проема застыла огромная тень.
- Чего тебе?
- И вот так ты приветствуешь брата, который примчался проверить, как наш Огонек перенес первое превращение?
Гресс лениво развернулся и, потягиваясь, вышел из пещеры. Бросив быстрый взгляд на Теронсса, он с удовлетворением заметил, как брат потер кончик носа, куда, видимо, пришелся удар.
- Не называй меня так! И вообще, зачем ты прилетел?
Теронсс удивленно посмотрел на него, и Гресс сам понял, что сказал глупость.
- Ладно. Но зачем было прилетать так рано?
- Рано? Уже скоро обед! Я тебе кабана принес.
- Кабана? – в голосе Гресса проскользнула лишь легкая заинтересованность.
Теронсс подошел ближе и заглянул брату в глаза.
- Ты что, не хочешь есть? – удивленно спросил он.
- Хочу…
- …но не сильно, – черный дракон сузил глаза и подозрительно поинтересовался: - Когда ты в последний раз ел?
Гресс, и раньше догадывавшийся, что его превращение прошло не совсем так, как это обычно происходит у его сородичей, попытался понять, что можно рассказать брату, а что лучше утаить. Так и не придумав ничего путного, он решил сказать правду. Все равно у него никогда не получалось обмануть Теронсса, тот будто чувствовал ложь. А лапа у брата была тяжелая…
- Вчера днем.
Черный дракон уселся на собственный хвост и задумчиво посмотрел на проплывающие по небу облака.
- Так ты все-таки принял помощь человека, - это даже не было вопросом.
- Ну да…
Если бы Гресс сейчас увидел извращенца – придушил бы, не раздумывая.
- Он меня случайно нашел,- уточнил красный дракон. – Сразу после превращения.
- И не убил?
- Он меня узнал… как-то.
Грессу никогда не доводилось видеть брата таким удивленным. Зато сейчас он мог впервые наблюдать дракона с отпавшей челюстью и выпученными глазами. Теронсс не был так обескуражен, даже когда понял, что его брат назвал свое имя человеку.
- Узнал?- глупо переспросил черный дракон.
- Я сам не сразу поверил. Так что там с кабаном?

- Ты собираешься и дальше жить в этой пещере? – как бы между прочим спросил Теронсс.
Гресс насторожился. Насколько он знал брата, тот никогда не стал бы задавать подобные вопросы просто так.
Неужели ему снова придется бороться за свою свободу? Но он же уже совершеннолетний!
Тут Гресс вдруг осознал, что у совершеннолетних драконов даже больше обязанностей, чем у тех, которые еще не достигли положенного возраста.
- Да, собираюсь,- осторожно ответил он.
- И ты совсем не хочешь вернуться?
Гресс был готов начать паниковать. Уж чего-чего, а возвращаться он точно не хотел.
- Не очень.
Теронсс зачем-то поскреб когтями землю и удивленно посмотрел на получившийся ряд глубоких борозд.
- Ты не забыл, что тебе нужно провести год под присмотром Старшего?
Если у Гресса еще оставалась радость от встречи с братом, то после этого вопроса она окончательно улетучилась.
- Но ведь это пережитки прошлого!
- Это одна из наших традиций.
- Это очень глупая традиция! - он поймал на себе красноречивый взгляд брата и поправился:
- Ну, или очень устаревшая. Она ведь осталась с тех пор, когда нас выпускали в самостоятельную жизнь только после совершеннолетия, а я уже больше тридцати лет живу один! Что нового мне поведает Старший?
Теронсс покачал головой.
- Может, и ничего, но традиции это не отменяет.
- Она глупая!
- Ты ведешь себя, как ребенок.
Гресс и сам понимал, что такое поведение не делает ему чести. Но ему нравилось жить в этом лесу, в этой пещере. Нравилось пререкаться каждый день с рыцарем и выпроваживать из леса незваных гостей. Нравилось ворчать на извращенца, принимать от него подарки и ждать очередного поглаживания хвоста.
Гресс вдруг осознал, что в его рассуждениях подозрительно много раз, так или иначе, упоминался Алан. Чтобы отбросить эту мысль, он снова очертя голову бросился в спор.
- Я не хочу целый год терпеть рядом с собой какого-нибудь старого маразматика, который уже забыл, когда в последний раз поднимался в небо!
Нет, Гресс конечно уважал старших драконов, но он предпочитал делать это издалека, встречаясь с ними не чаще, чем раз в десять лет.
- Вообще-то,- Теронсс поднял лапу и, сосредоточив все внимание на своих когтях, делано-равнодушным тоном сообщил, - твоим Старшим буду я...
Кажется, он ждал, что Гресс просто запрыгает от радости, но тот лишь глупо моргнул и переспросил:
- Ты? А как же обязанности главы клана?
Теронсс попытался сделать вид, что не расслышал вопроса, но под настойчивым взглядом Гресса признался:
- Отец согласился вернуться на время.
- Отец? Он же так радовался свободе!..
- Ну, это только на год…
Гресс внимательно посмотрел на брата и вспомнил те слухи, которые доходили до него, даже несмотря на то, что он предпочитал вести весьма уединенный образ жизни. Например, о том, что старые традиции не так уж часто исполняются. Особенно одна. Та, которая предписывает молодому дракону проводить год с наставником.
- Поправь меня, но по-моему ты надеешься, что он вернется навсегда.
- Или что у тебя проснется совесть, и ты захочешь взять на себя хоть часть обязанностей,- любезно продолжил Теронсс.
Гресс, подпрыгнув на месте от возмущения, чуть не отдавил себе хвост.
- Почему я?! Что, у нас в клане других драконов нет?
- Знаешь, их совесть тоже любит поспать. Никто из них не горит желанием взять на себя ответственность за принятие решений.
Гресс вздохнул. Он это очень хорошо знал.
Теронсс хитро взглянул на загрустившего брата и вдруг спросил:
- Представляешь, говорят, что люди готовы убивать друг друга из-за власти?
- Чтобы ее избежать? - заинтересовался Гресс. Сам он не был готов к подобным мерам, да и не очень понимал, чем тут может помочь убийство. Но в крайнем случае можно было рассмотреть и такой вариант.
- Нет. Как раз наоборот - чтобы ее получить!
- Я всегда знал, что они ненормальные!
Гресс покачал головой и вдруг замер, вспомнив про Алана. Кажется, ему попался действительно необычный экземпляр: мало того, что рыцарь при любой возможности начинал орать про свою любовь к дракону, так он еще и не очень-то стремился властвовать. Хотя, если дать ему волю... Алан иногда бывал таким требовательным…
Дракон нахмурился. Этого только не хватало. Надо объяснить извращенцу, что Гресс не потерпит такого поведения!..
Дракон чуть было не кинулся на поиски рыцаря, но вовремя вспомнил про брата, который сейчас наблюдал за ним с неподдельным интересом.
- Так ты согласен, чтобы я стал твоим Старшим?
- А у меня есть выбор?
- Конечно,- Теронсс ухмыльнулся во всю пасть, продемонстрировав впечатляющий набор клыков. - Ты можешь отказаться, и твоим Старшим станет кто-нибудь другой. Я уже попросил Кролнисса. Ты его помнишь? Очень мудрый и уважаемый дракон.
Гресс помнил Кролнисса: старый, брюзгливый склеротик, который все время забывал, о чем говорил секунду назад и либо начинал речь заново, либо принимался говорить о чем-нибудь другом. Кролниссу уже давно было пора покинуть мир живых, но эта почти двухтысячелетняя развалина все еще цеплялась за жизнь. Наверное, затем, чтобы портить ее окружающим.
Кстати, по версии Кролнисса красные драконы были чуть ли не ошибкой природы. "Настоящий дракон должен быть коричневым!".
И как только отец мог столько лет терпеть его?
У них в клане, да и в остальных тоже, были драконы и постарше, но под определение "старый маразматик" по всем параметрам подходил только этот.
И Теронсс ведь прекрасно знал, что одна из причин настойчивого желания пожить в одиночестве, а также редких визитов Гресса в родительский дом – возможность избегать встреч с Кролниссом, который уже давно не покидал клановых пещер. Бродя по коридорам, старый дракон, кажется, специально выискивал молодняк. От него шарахались все, даже уже довольно пожилые драконы. Но больше всего доставалось Грессу и его отцу - за окрас.
И теперь ему предлагают?.. Его брат садист!
- Это шантаж!
- Разве?
Гресс подавил в себе желание хорошенько поджарить любимого брата и ограничился презрительным фырком.
- Согласен, - проворчал он. - Только не таскайся за мной постоянно.
- Ну вот, а я-то собирался всегда быть рядом...
- Ты ведь шутишь?- подозрительно уточнил Гресс. Его брат был и не на такую подлость способен, так что договариваться об условиях проживания нужно было сразу. По пунктам. Главное, чтобы потом как-нибудь незаметно не прибавилось несколько лишних десятков этих самых пунктов, а Теронсс с невинным выражением на морде не сказал, что они там были с самого начала.
- Конечно. Я думаю, пары коротких встреч в неделю будет вполне достаточно.
- А все остальное время ты будешь развлекаться?
- Все остальное время я буду спать, прерываясь только на завтраки, обеды и ужины.

URL
2011-10-30 в 22:13 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс прошелся по поляне и искоса взглянул на брата, который вольготно развалился прямо возле входа в пещеру, подставив полуденному солнцу блестящий черный бок.
- Кстати, а где твой защитник? - Теронсс лениво приоткрыл один глаз.
- Мы немного поссорились.
Гресс постарался сосредоточить взгляд на гребне брата.
- Поссорились?
- Ну да... Он слегка обиделся на меня.
Черный дракон встал и, подойдя к Грессу, приподнял хвостом его голову, заставив брата посмотреть ему в глаза.
- Что ты такого сделал?
Гресс попятился и едва не запутался в собственных лапах.
Ну, как в такой ситуации можно выглядеть взрослым и рассудительным? И ему предстоит терпеть это целый год!
- Почему сразу я? Может, он сам виноват?
Теронсс насмешливо покачал головой, как бы говоря, что он обязательно поверит в эту сказку, но в другой раз.
- Так что ты сделал?
Можно было попробовать выкрутиться, но Грессу в голову не пришло никакого правдоподобного объяснения. С другой стороны, оставалась надежда, что брат сможет понять причину обиды извращенца.
- Не знаю. Я просто хотел его рассмотреть,- красный дракон отвел глаза и на миг замялся. - Мне было интересно. Мне хотелось знать, есть ли между нами отличие… ну, когда я в той, другой форме...
Теронсс моргнул.
- И он обиделся? – зачем-то уточнил он.
- Сначала нет. Он стоял, давал мне рассматривать себя, а потом... он убежал.
- Гресс,- угрожающе прорычал черный дракон и обманчиво ласково спросил: - А что же произошло между этими двумя событиями?
Вот, любит его брат неудобные вопросы задавать и напоминать о том, о чем вспоминать-то и не хочется.
Гресс с тоской покосился на свою пещеру, на камень, которым можно было заложить вход. Жаль, что это вряд ли поможет. Если извращенца импровизированная дверь еще останавливала – он просто не мог сдвинуть ее с места, - то Теронсс такой преграды даже не заметит.
Посмотрев на брата, который терпеливо ждал ответа, красный дракон понял, что от объяснений не отвертеться, и выдавил:
- Ему потребовалась самка, то есть не совсем самка, а я...
- Избавь меня от подробностей!
- Но без них никак! В этом-то все и дело. Может, не рассказывать? – с надеждой спросил он. Теронсс ухмыльнулся и легким взмахом крыльев предложил продолжить. - Я сказал, что понимаю - ему нужен я. А потом он обиделся. Почему-то… Люди такие странные.
Черный дракон окинул его долгим взглядом и вздохнул.
- Иногда я не верю, что ты уже достиг совершеннолетия. По твоему поведению складывается впечатление, что ты только что вылупился из яйца!
Самый взрослый нашелся! И ведь старше-то всего на сто тридцать лет.
Гресс каким-то чудом смог удержаться и не ответить что-нибудь резкое. Не стоило лишний раз напоминать, что с его совершеннолетия прошла всего неделя. У Теронсса и так не получается начать воспринимать его иначе, чем бескрылого несмышленыша.
- Раз ты все понял, то объясни мне.
- Ну уж нет! Сам должен понять. Дело в том, что тебе все легко дается.
Черный дракон кивнул каким-то своим мыслям. В этот момент он так напоминал Кролнисса, что Гресс даже потряс головой, чтобы избавиться от этого ужасного видения.
- Да причем здесь это?!
Гресс уже ничего не понимал. Мало того, что извращенец вдруг обиделся, так еще и брат с какой-то стати решил поддержать его. А теперь еще и отказывается хоть что-то объяснять!
Красному дракону показалось, что его мозг сейчас вскипит от чрезмерных усилий. И ладно бы Гресс не понимал только Алана. Это объяснимо, тот все-таки человек. Но что за муха укусила Теронсса?..
- Я так надеялся, что вы поладите... – тем временем задумчиво пробурчал себе под нос его брат и вдруг спросил: - Он уехал?
- Уехал? - Грессу такое даже в голову не приходило. - Куда он может уехать?
- Куда угодно. Ты же его на цепь не сажал? Да еще и поругался с ним. Он вполне мог уехать домой.
Гресс застыл. Почему-то такая простая мысль никогда не приходила ему в голову. Вначале он сам хотел, чтобы рыцарь уехал, но никогда всерьез не задумывался над этим.
Дракон вдруг понял, что ничего не знает о жизни, которую Алан вел до того, как появился в лесу. У него же, наверное, есть семья... Кажется, рыцарь даже упоминал что-то такое, когда рассказывал о своей встрече с саламандрой. Но Гресса тогда больше взволновало само упоминание духа огня в подобном контексте, и всю остальную информацию он просто пропустил мимо ушей.
Он ничего не знал об Алане. Совсем. Как его искать, если рыцарь действительно уехал? Людей ведь на свете много.
Гресс судорожно вздохнул и замотал головой.
Да кому нужно искать извращенца? Зачем? И вообще - никуда он не делся!
Последнюю фразу дракон произнес вслух, постаравшись вложить в нее как можно больше уверенности.
- Ну-ну, - ухмыльнулся Теронсс. - Я бы на его месте ушел сразу.
- Так это ты… Ты – нормальный, а он - извращенец!
Гресс поймал странный взгляд брата и постарался убедить себя, что вопрос «а тебя могут любить только извращенцы?» ему просто послышался. Тем более Теронсс говорил тихо. Но следующую фразу проигнорировать уже не получилось:
- А еще я бы как можно быстрее забыл о таком неблагодарном драконе...
- За что я должен его благодарить?!
- ...который даже не может оценить, когда для него делают что-нибудь хорошее, помогают ему...
- Когда это он мне помогал?
- ...пока он лежит без сил после превращения.
Гресс открыл рот, чтобы снова возразить, но не нашел, что сказать. Последнее замечание было настолько справедливым, что ему захотелось от стыда спрятать нос между передними лапами и крепко-крепко зажмуриться. Жаль, что это никогда не помогало.
- Ладно-ладно, я ему благодарен, - неохотно признал он.
- А ему ты об этом сказал?
Вот интересно, чей Теронсс брат – Гресса или извращенца? Обидеться бы на него. Но тогда в полный рост встанет перспектива получить Кролнисса в качестве Старшего, а об этом лучше не думать, иначе кошмары сниться начнут.
- Я ему скажу.
Теронсс кивнул и задумчиво куснул кончик собственного хвоста. Гресс еле удержался, чтобы не рассмеяться – когда-то давно, только приняв на себя обязанности главы клана, брат клялся, что обязательно избавится от такой несолидной привычки.
Но после следующей фразы Теронсса все веселье как ветром сдуло:
- Если он еще не ушел.
- Никуда он не ушел!
- Ты уверен?
Дело было в том, что уверенности у Гресса с каждой секундой оставалось все меньше и меньше. Он начал злиться, чувствуя, как внутри него растет что-то очень похожее на панику. Было так муторно, что хотелось закричать, выплеснув хотя бы часть поднявшийся со дна души мути.
- Уверен! - гаркнул Гресс. - Хватит об этом!
- Точно? Ты столько раз говорил ему уйти, а теперь еще и умудрился обидеть. У него нет больше к тебе никаких теплых чувств. Зачем ему оставаться?
Гресс и сам не понял, как это получилось, но в следующий момент его челюсти клацнули рядом с носом брата, которого спасла только хорошая реакция.
Теронсс бросил на него еще один странный взгляд и расправил крылья.
- У меня осталась пара незаконченных дел... Я прилечу, когда ты успокоишься.
Он подпрыгнул и взмыл в небо, сразу набрав высоту.
Проводив брата тяжелым взглядом, Гресс со всего размаха ударил лапой по ближайшему дереву и тут же отпрыгнул, когда сломавшийся от такого обращения ствол чуть было не придавил его самого. Дракон мстительно пнул «поверженного врага» и не отказал себе в удовольствии напоследок поджечь его.

URL
2011-10-30 в 22:14 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс встал, досадливо рыкнул и, покрутившись пару секунд на месте, снова лег. Но устроиться поудобнее не получалось: под бок то попадал особенно острый камушек, то тянуло холодом от входа в пещеру.
Дракон заворчал и попытался расслабиться.
Что у него, конечно же, не получилось.
Странное желание вскочить и немедленно начать действовать никуда не пропало. Более того, появилось предчувствие, что если Гресс этого не сделает, то случится что-то непоправимое, он упустит какой-то шанс.
Может быть, даже шанс на счастье.
Сейчас Гресса раздражало все: слишком громкие гомон лесных птиц и завывание ветра, слишком сильные запахи, словно нарочно бьющие в нос. Вот только этим запахам чего-то не хватало. Чего-то неуловимого, но очень важного. Дракон никак не мог понять, чего, и это мучило его. Даже новости, принесенные братом, не волновали его так, как это необъяснимое беспокойство.
Гресс лег на пол, пристроив голову на валун у входа в пещеру, и позволил крыльям безвольно повиснуть вдоль тела. Вытянул лапы и прижался животом к каменному полу пещеры, от которого очень приятно холодило. Он несколько раз сжал пальцы на задних лапах и задумчиво посмотрел на деревья, за которыми находилась поляна рыцаря.
И почему Теронсс решил, что извращенец уедет? Ничего ведь не случилось?..
Гресс поспешил дать себе самые успокаивающие ответы на эти вопросы, но через пару минут его снова начали мучить сомнения.
Вот бы еще ветер подул в нужную сторону, чтобы можно было, не выходя из пещеры, уловить запах извращенца. Но ветер был, кажется, не на стороне дракона. А может, он тоже считал его виноватым?
Знать бы еще - за что?..
Ясно было, что Гресс нарушил какие-то человеческие правила.
Но он ведь не знал!
Странно, что Теронсс смог понять что-то в этой ситуации. Его брат никогда не интересовался людьми и имел о них гораздо меньшее представление, чем Гресс. Особенно, если учесть последний месяц, проведенный в обществе Алана.
Тогда почему Теронсс понял?
Гресс тоскливо зевнул. Ему очень хотелось спать, но стоило закрыть глаза, как в голову начинали лезть странные мысли, а сон как рукой снимало.
Грессу казалось, что он чувствует по всему телу странный зуд, мышцы не желали расслабляться, а потребность что-нибудь сделать только росла.
Может, полетать?
Идея показалась заманчивой, и дракон поднялся. Задрав голову вверх, он посмотрел на небо и даже развернул крылья, но так и не взлетел. Минут пять Гресс гипнотизировал взглядом какую-то птичку, которая, не выдержав столь пристального внимания, наградила дракона от души по-своему, по-птичьи.
Белые потеки на носу не улучшили настроения дракона.
Тихо выругавшись, он попытался стереть продукты птичьей жизнедеятельности о траву, а когда у него ничего не получилось, постарался убрать их лапой. Когти больно царапнули чувствительную кожицу около ноздрей.
Рукой было бы удобнее... А еще лучше, если бы рядом был извращенец, уж он-то точно не оставил бы своего "дракона сердца" в беде.
С горем пополам избавившись от птичьего подарка, а может, просто размазав его по носу, Гресс понял, что желание полетать у него пропало. Да и не было его, по большому счету.
Интересно, чем там извращенец занимается?
Обычно он появлялся у драконьей пещеры еще утром и потом целый день мелькал перед глазами, безумно раздражая Гресса. Но сейчас день уже клонился к закату, а рыцаря все не было...
Неужели, действительно уехал?
Эта мысль дракону не понравилась, но все попытки избавиться от нее потерпели неудачу.
И даже наоборот, вдруг очень четко представился конь, который обычно пасся на краю поляны рыцаря и которого Гресс за последние три дня успел неплохо изучить.
Алан и тут оказался оригинален: наплевав на рыцарские заветы о том, что конь должен быть "благородной масти", извращенец выбрал себе животное совершенно дикой расцветки - ярко рыжее с огромным черным пятном на правом глазу.
Гресс весь предыдущий месяц вообще не замечал коня, запретив себе считать его добычей. Но оказавшись в человеческом теле, дракон вдруг понял, что животное не такое уж маленькое и безобидное. Теперь Гресс обходил коня стороной уже по другой причине.
Коню новый знакомый явно не понравился. Может, он почувствовал, что это не человек?
Гресс тоже не горел желанием поближе пообщаться с тем, кого в драконьей форме вполне мог бы употребить на обед.
И вот сейчас Гресс вдруг представил, как Алан садится на эту рыжую тварь и уезжает... искать себе нового дракона.
Картинка появившаяся перед глазами была такой яркой и реалистичной, что Гресс, не задумываясь, выдохнул струю пламени. Краем сознания в очередной раз порадовавшись вновь обретенному огню, дракон понял, что видение и не подумало исчезнуть. Наоборот - появился страх. Страх, что он сейчас придет на знакомую поляну, а там уже никого нет.
Теронсс редко ошибался и, если он сказал, что рыцарь уедет, значит, так и будет.
Гресс знал за собой пагубную привычку до последнего прятаться за успокаивающими доводами и мыслями, оттягивая принятие решения. Но сейчас могло быть уже слишком поздно!..
Больше не раздумывая, дракон устремился по знакомому маршруту, даже не подозревая, как выглядит сейчас. А ведь его полубезумный взгляд, вздыбленный гребень и распахнутая пасть, через которую вырывалось тяжелое дыхание, наводили на мысли отнюдь не о мирных переговорах.

Гресс вылетел на поляну и увидел Алана стоящим рядом со своим рыжим недоразумением. Человек и конь совершенно синхронно повернули головы на шум. Рыцарь уставился на дракона в немом удивлении, конь же презрительно фыркнул и снова отвернулся. Кажется, его совсем не впечатлили оскаленные клыки и яростный взгляд гостя.
Гресс пообещал себе, что обязательно съест эту скотину, как только она окажется в одиночестве. Ну, или хотя бы покусает... или поджарит.
Конь покосился на него и, еще раз фыркнув, повернулся к дракону задом. Его рывок чуть не сбил с ног рыцаря, который не успел вовремя выпустить из рук повод. Это заставило Алана прийти в себя и перейти от молчаливого созерцания к другим действиям. Правда, выразились они в том, что рыцарь отвел глаза и уставился на заросли кустов. Что интересного он там нашел, так и осталось загадкой.
Гресс, уже успевший чуть-чуть успокоиться, сделал глубокий вдох и поинтересовался тихим, ласковым голосом:
- И куда это ты собрался?
Рыцарь вздрогнул и как-то виновато повел плечами, так что дракон окончательно уверился, что дело здесь нечисто, а также понял, что ему нужно чаще слушать брата - Теронсс действительно редко ошибался.
- Я... Господин Гресс... я никуда...
- Никуда? А это свое... животное ты зачем тискаешь?
Конь пару раз хлестнул себя по бокам хвостом, чуть было не попав им по носу хозяину, и переступил с ноги на ногу. Обернуться он и не подумал, видимо, выразив этим всю степень своего презрения к красной ящерице, которой вдруг вздумалось предъявлять странные претензии благородному рыцарю.
- Я его не тискаю!
- Ну, наглаживаешь. Это еще хуже!

URL
2011-10-30 в 22:14 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Я просто чищу Неустрашимого!
Гресс, до этого не слышавший кличку коня, поперхнулся собственным дымом. Кажется, он зря так мало времени уделял этому животному. Нужно было давно его съесть. Без него рыцарь... выбрался бы из леса намного быстрее. Дракон понял это, вспомнив, что Алан не взял коня с собой, когда отводил в деревню девчонку. Приличных дорог к драконьей пещере, слава всем богам и Первородному Огню, не было, а с еле заметной тропинки можно было легко сбиться. И конь переломал бы себе ноги. Так что в тот раз рыцарь просто не стал рисковать.
Получается, сейчас извращенец точно задумал сбежать из леса, а не просто собрался на прогулку!
- Значит, просто чистишь? – подозрительно спросил дракон.
Рыцарь несколько раз быстро кивнул и посмотрел на него преданным взглядом.
- Я каждый день этим занимаюсь. Разве вы не замечали?
Грессу было стыдно признаться, но - не замечал. Он ничего не понимал в лошадях и сейчас терялся в сомнениях: верить извращенцу или нет.
Вроде бы, для того, чтобы ехать на лошади, на нее сначала укрепляют какую-то штуку для всадника. На рыжей сволочи такой не было.
С другой стороны, Алан мог просто еще не успеть навесить ее. Веревка-то опутывала морду лошади, а Гресс помнил, что рыцари именно с ее помощью управляли своими «средствами передвижения».
- А это тогда зачем? – дракон ткнул огромным когтем в заинтересовавший его предмет.
- Повод? Я за него привязываю Страшика.
- Страшика?
Конь вдруг решил, что ему не нравится, когда в него тыкают пальцами, и его зубы щелкнули в миллиметре от когтя дракона. Хотя, может, это была обычная реакция на такое варварское обхождение с его кличкой.
Гресс не стал утруждать себя разбором причин и в ответ пыхнул дымом, который плотным облаком окутал морду животного. Конь яростно замотал головой.
Алан с осуждением посмотрел на дракона.
- Господин Гресс.
- А что сразу я? Он первый попытался меня укусить!
Осуждения во взгляде рыцаря только прибавилось. Гресс отвел глаза и пробормотал что-то о смене диеты и жареной конине.
Алан, поняв, что он здесь единственное здравомыслящее существо, вздохнул и привязал своего Неустрашимого к толстой ветке, которая располагалась достаточно низко, чтобы конь мог свободно наклониться к земле.
И только тут рыцарь вспомнил, с кем разговаривает и чем кончился их последний разговор.
Щеки извращенца залило густым румянцем, а взгляд накрепко прикипел к траве под ногами.
- Господин Гресс, а как вы?..
- В каком смысле?
- Как вы себя чувствуете?
- Нормально,- осторожно ответил дракон. - А что?
Рыцарь переступил с ноги на ногу и зачем-то покосился на коня. Заговор у них, что ли?
Если бы Гресс не был совершенно уверен, что эти животные не разговаривают, то точно бы заподозрил, что извращенец периодически советуется со своим «Страшиком» и сейчас посмотрел на него в поисках поддержки.
- Ну, вы же превратились обратно. Господин Гресс... вы не жалеете?
Такой глупый вопрос мог задать только человек. Дракон сделал вид, что задумался.
- Жалею? – он оскалился и медленно провел кончиком хвоста по зубам, а потом весело гаркнул:
- Конечно, нет! О чем жалеть? Мой огонь вернулся!
- Поздравляю,- буркнул рыцарь. - Значит, вы никогда больше?..
Поняв, о чем хотел спросить извращенец, Гресс возмущенно хлопнул крыльями и отрезал:
- Ни-ког-да! - это было похоже на клятву. – Слышишь? Никогда!!!
- А-а-а... Ну ладно... - пробормотал рыцарь и едва заметно улыбнулся.

URL
2011-10-30 в 22:15 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Раньше Гресс даже не заметил бы, что уголки губ Алана пару раз чуть дрогнули, но несколько дней в человеческой шкуре научили его внимательнее относиться к эмоциям на лице собеседника. Дракону почему-то не понравилась эта улыбка.
Гресс хвостом почувствовал приближение неприятностей.
- Так ты не собираешься уезжать?
- Нет. А вы хотите, чтобы я уехал?
- Идиот!
Гресс на мгновение пожалел, что не может сейчас просто протянуть руку и, схватив Алана за подбородок, заставить его не отворачиваться и не отводить глаза. Сделать что-то подобное лапой дракон даже пробовать не стал.
Оставалась только возможность привлечь внимание рыцаря словами…
- Прости меня.
Алан резко вскинул голову и удивленно посмотрел на Гресса.
- Что?!
- Прости меня,- уже более уверенно произнес дракон. Результат ему понравился - все внимание извращенца опять сосредоточилось только на нем.
- За что?
А вот этот вопрос был сложнее. Гресс так и не понял до конца, за что же на него обиделись. В принципе, у него было два варианта: за то, что он трогал рыцаря, или за то, что сказал ему правду. Но мог быть и третий вариант. С людьми никогда не бывает просто. А ошибка сейчас могла породить еще одну обиду, поэтому дракон предпочел сказать правду:
- Я не понял, за что ты на меня обиделся. Но ты обиделся, поэтому я прошу меня простить.
- Вы не поняли?
Извращенец спросил это таким жалким голосом и выглядел в этот момент таким несчастным, что Гресс вздохнул и подтвердил:
- Не понял.
Жаль, что он сейчас не мог пожать плечами – очень хотелось.
- Я... Вы же догадались, что я хочу вас...
Голос рыцаря упал до едва слышного шепота. Если бы не обостренный драконий слух, Гресс вряд ли бы смог что-нибудь разобрать.
- Догадался и даже честно тебе об этом сказал.
- Но вы дразнили меня!
- Я? - удивился Гресс. Такое ему в голову не приходило. - Разве?
- Вы дотрагивались до меня. Вы знали и все равно дотрагивались до меня… Вы не должны были!..

URL
2011-10-30 в 22:15 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Тут Гресс впервые задумался - чем его поведение отличалось от поведения некоторых драконих, которые любили сначала поиграть с партнером, а потом отказать ему. Грессу подобная особа попалась лишь однажды и добрых чувств не вызвала.
Легкий флирт, конечно, способен придать беседе определенную пикантность, но есть черта, за которую лучше не переходить. А он, кажется... Но ведь он же не делал ничего такого! Он же не покусывал извращенцу шею, не лизал у основания крыльев… Гм… У извращенца не было крыльев!
Дракону пришло в голову, что люди могут заигрывать как-нибудь по-другому. Наверное, он каким-то образом умудрился сделать это. Точно, сделал – ведь Алан возбудился!
Гресс тихо выругался. Теперь собственное поведение предстало перед ним совсем в другом свете.
Почему он сразу не воспринял желания Алана всерьез?
Все это казалось ему игрой - легкой и необидной, - где можно пошутить и забыть об этом. Но, видимо, только он так относился к этому. Для извращенца все было намного серьезнее. Тут Гресс обратил внимание, что рыцарь все еще продолжает что-то бубнить себе под нос:
- …не нужно было. Вы же знали. А если бы я на вас набросился?
В ответ на последний вопрос дракон весело хмыкнул, вспомнив силу, которая не оставила его даже в человеческом теле.
- Ты же рыцарь.
Алан, к которому только-только начал возвращаться естественный цвет лица, снова мучительно покраснел.
- Моя выдержка... Просто больше так не делайте. Пообещайте мне!
Дракон удивленно посмотрел на него, не зная, что ответить. Больше всего ему сейчас хотелось как можно быстрее закончить этот крайне смущающий разговор. Но не обсудив все до конца, делать этого не стоило, иначе когда-нибудь снова придется вернуться к нему.
Хотя Гресс подозревал, что избежать этого все равно не удастся.
- Зачем? Я больше не собираюсь превращаться...
- Обещайте!
- Хорошо-хорошо, я обещаю.
Зачем он свернул хвост кольцом - по одному из глупых детских суеверий после этого клятва, которую дающий ее не собирался исполнять, уходила в землю, - Гресс так и не понял.
Дракон отбросил эту мысль и постарался изобразить на морде самое невинное выражение.
- Так, значит, ты остаешься в лесу? – невинно уточнил он.
- Если вы не станете есть моего коня…
- Ладно, - неохотно согласился дракон, бросив на предмет спора быстрый взгляд. Существуют ведь и другие варианты: напугать до смерти, поджарить, наступить… или вот интересный – неудачно сесть. Мало ли какие бывают несчастные случаи.
- …и дадите погладить свой хвост.
Гресс лениво, без прежнего возмущения подумал, что рыцарь наглеет прямо на глазах.
- Гладь, - разрешил он. - Только пойдем к пещере, а то эта рыжая тварь так на меня косится... Ты точно уверен, что твой конь не плотоядный?

URL
2011-10-30 в 22:16 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Что-то ты странно выглядишь...
Гресс подозрительно посмотрел на рыцаря, который под его взглядом сделал пару шагов назад и неловко улыбнулся. У извращенца, казалось, крупными буквами на лбу было написано "я что-то скрываю", а дракон недавно понял, что ему совершенно не нравится, когда его «поклонник» держит в секрете какие-либо сведенья.
Обязательно ведь потом случится какое-нибудь недопонимание, рыцарь соберется и уедет.
Кстати, Теронсс тогда подал неплохую идею... про цепь. Хотя вряд ли Алан обрадуется такому повороту событий.
- Что с тобой?
- Нет-нет, господин Гресс, со мной все хорошо!
В первый раз дракон поверил этому заявлению. В конце концов, разве мог он быть полностью уверен, что лихорадочный румянец, вялые движения и странный блеск глаз - это не признаки какого-нибудь очередного человеческого извращения?
Но к вечеру состояние рыцаря только ухудшилось. Он тихо пожелал Грессу спокойной ночи и медленно поплелся к своей поляне.
Дракон задумчиво посмотрел ему вслед.
Что-то не так... Кроме поведения изменилось что-то еще.
И тут Гресс понял, что его так насторожило - запах. У извращенца изменился запах!
Едва уловимо, но дракон учуял. Именно это изменение заставило его беспокоиться.
Гресс решительно направился следом за рыцарем.
Нужно было срочно узнать, что случилось. И если поганец и в этот раз попробует ему соврать, то цепь станет для него реальностью!
И вообще, почему он должен бродить по лесу в темноте? Извращенец уже давно мог бы переселиться в пещеру. В глубине есть проход в еще одно помещение. Оно небольшое, поэтому Гресс и не вспоминал о нем. Дракон туда не поместится, но человеку там должно быть вполне удобно.
Коню маленькая пещерка вряд ли понравится, но его уже давно пора съесть.
Гресс решил сегодня же загнать рыцаря на новую жилплощадь.
Уже на подходе к поляне дракон услышал то, что моментально расставило все по своим местам - кашель.
Гресс увидел скорчившегося на одеяле рыцаря. Казалось, Алан был готов начать кашлять кровью.
Да, купание в ледяной воде, жизнь на лесной поляне и пробежки нагишом по кустам кому угодно могут подорвать здоровье. Как еще извращенец столько времени продержался? Но болезнь настигла и его.
Гресс выругался. Ему вспомнился собственный печальный опыт подобной болезни. Вряд ли, конечно, рыцарь станет кашлять огнем, рискуя поджечь все вокруг, но все равно ничего приятного в этом нет.
Дракон вышел на поляну и остановился перед человеком.
Алан смог как-то справиться с собой и теперь стоял на коленях, низко опустив голову и уткнувшись лбом в одеяло. Его волосы разметались по ткани, а несколько прядей прилипли к вспотевшей шее.
Извращенец тяжело дышал. Тонкий слух дракона уловил настораживающие хрипы, не предвещавшие ничего хорошего.
- Идиот! Сколько ты еще собирался тянуть?
Рыцарь прошептал что-то охрипшим голосом, но Гресс не смог ничего разобрать.
Вряд ли болезнь смогла так развиться за один день. Значит, этот придурок терпел уже некоторое время и ничего не делал!
- Тебе нужно в деревню.
- Нет!
Дракон смерил Алана гневным взглядом. Бледная немощь в образе извращенца подняла лицо и посмотрела на Гресса в ответ с таким упрямством, что стало понятно – живым не дастся. Но он все-таки решил начать с уговоров:
- Там наверняка есть целитель.
- Я не пойду!
- А кто тебя спросит? – последнее слово Гресс буквально прошипел, низко наклонившись над рыцарем.
- Вы не сможете меня заставить!
- Да?
- Да!
- Ты уверен?
- Уверен!
В общем-то, он был прав. Вряд ли кто-нибудь стал бы лечить человека, которого принес дракон. Но другого выхода Гресс не видел.
- Алан, - рыцарь вздрогнул от этого обращения,- тебе нужны лекарства.
Извращенец почему-то вздохнул с облегчением.
- Так у меня есть в сумке. Я взял на всякий случай. Мало ли, что может случиться в дороге. Травы от лихорадки, для заживления ран – таких, конечно, больше, но там еще есть и от простуды, ну и еще от разных хворей...
- Каких это? - заинтересовался дракон.
Его интерес только возрос, когда рыцарь отвел глаза. Гресс был уверен, что Алан бы еще и покраснел, если бы его щеки уже не покрывал болезненный румянец. Подобное смущение, как правило, сулило получение новых интересных сведений о людях. Да и рыцарь в такие моменты выглядел особенно забавно.
- Когда с животом маются... - ответил Алан, глубоко вздохнув, и снова закашлялся.
Гресс хотел попросить рассказать подробнее, но, взглянув на несчастную физиономию рыцаря, решил его пожалеть. Сейчас были и более насущные вопросы.
- Почему ты раньше их не принял?
- Я думал, оно само пройдет.
Дракон фыркнул. И люди еще удивляются, что так мало живут.
- Само пройдет? Нет, ты точно идиот! Ты способен хоть что-нибудь сделать самостоятельно?
- Но я!.. Мне нужно просто встать и заварить лекарство.
Вот только с выполнением этого плана возникли трудности уже на первом этапе. Встать у Алана не получилось. Все, что он смог, это усесться на одеяле и, покачиваясь, попытаться подняться на ноги, которые в последний момент коварно отказались служить своему хозяину.
Рыцарь плюхнулся обратно на одеяло, но тут же попытался встать еще раз. С тем же результатом.
Гресс, посмотрев на это, только скептически хмыкнул.
- Все ясно. Тебе нужно, чтобы кто-нибудь проследил за тобой.
- Господин Гресс...
Дракон так увлекся, что не заметил, как Алан после очередной попытки завалился на бок.
Гресс прошелся по поляне, уже предвкушая, как будет руководить процессом исцеления, как будет следить за приготовлением лекарства, как...
Слабый стон отвлек его от этих мыслей, дракон обернулся...
- Алан?

URL
2011-10-30 в 22:16 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Гресс проклял тот день и час, когда связался с извращенцем. Таким беспомощным, как сейчас, он не чувствовал себя даже в первые часы после своего пробуждения в день своего совершеннолетия.
Дракон застыл над рыцарем, который то ли спал, то ли был без сознания. Но на сон, как бы этого не хотелось Грессу, это состояние было мало похоже - рыцарь метался и стонал. И вряд ли это была обычная простуда.
Что там извращенец говорил о лекарствах?
Гресс покосился на сумку. Где-то там были нужные травы. Но кто приготовит из них лекарство?
В течение нескольких минут дракон на полном серьезе рассматривал возможность выкрасть из ближайшей деревни какого-нибудь человека. Вряд ли, конечно, ему повезет и попадется целитель, но "заварить травки" даже обычный человек должен суметь!
Но потом Гресс отбросил эту идею - слишком опасно. Чужак может навредить Алану просто потому, что о помощи для него попросил дракон, или вообще отказаться помогать.
Но стоять и смотреть на больного рыцаря Гресс тоже не мог.
Нужно было хотя бы перенести его в пещеру. Там нет ветра. К тому же, на небе начали собираться тучи, а дождь вряд ли пойдет больному на пользу.
После принятия этого решения Грессу стало легче. Возможность сделать хоть что-то успокоила его, не дав с головой окунуться в панику.
Он поспешно отбросил мысли о том, что люди весьма нежные создания и могут умереть из-за такого пустяка, на который дракон даже не обратит внимания. Если он не хочет сойти с ума от беспокойства, то думать сейчас нужно было только о конкретных действиях – например, о том, как он сейчас понесет извращенца.
Гресс задумчиво посмотрел на коня, который ответил ему возмущенным взглядом. Вряд ли это животное сможет самостоятельно взвалить на себя хозяина и отвезти его к пещере. Значит, придется как-то выкручиваться.
Дракон поднял лапу и оценивающе посмотрел на нее. В принципе, взять ею рыцаря, не раздавив и не поранив при этом его бессознательную тушку, он сможет. Но вот как добраться до места назначения, имея в своем распоряжении только оставшиеся свободными задние лапы, хвост и крылья?! Можно, конечно, влететь… Но Гресс сомневался, что у него получится нормально приземлиться на всё те же задние лапы, не пропахав при этом носом землю и не расплющив в тонкий блинчик транспортируемого пациента.
Была еще одна возможность, но о ней Грессу даже думать не хотелось. Он все еще с ужасом вспоминал свои сомнения и страхи, что он не сможет вернуться в драконью форму.
Ведь не зря же его собратья предпочитали не превращаться больше одного раза?
Хотя, говорят, раньше было иначе... Но, может, это только сказки стариков?
Нет, Гресс не мог так рисковать. Нужно было придумать что-нибудь другое.
Он наклонил голову и ткнулся носом в тело рыцаря, жадно вдохнув его аромат.
Запах немного изменился, стал более резким и кисловатым, наверное, от выступившего пота. Еще пару минут назад кожа рыцаря блестела от влаги. А сейчас она стала сухой и горячей.
Тело Алана пылало таким жаром, словно у извращенца, как у дракона, был огонь. Огонь, который сейчас, судя по всему, пытался выжечь изнутри своего хозяина.
Интересно, если кинуть Алана в ручей, вода зашипит и начнет испаряться?
Поймав себя на такой странной мысли, Гресс отшатнулся. Кажется, запах извращенца сводил его с ума.
Идея, в конце концов, пришедшая ему в голову, сначала показалась дракону безумной. Если бы ее предложил кто-нибудь другой, Гресс оторвал бы голову такому советчику, но он придумал это сам, и другого выхода все равно не было.
Дракон открыл пасть пошире и осторожно подцепил безвольное тело. Так драконихи переносили своих детей, пока те еще не умели твердо стоять на ногах.
Но он сам никогда не делал подобного. Он что, похож на многодетную мать, повидавшую с десяток вылуплений?
Грессу не хотелось даже думать о том, что одно неверное движение - и его клыки проткнут мягкое тело, не защищенное ничем, даже тонкой детской чешуей.
Человек занял почти весь рот. Язык моментально пересох, а слюна, непостижимым образом скопившись под ним, тонкой струйкой потекла из уголка рта. Как раз в том месте, откуда свешивалась рука извращенца.
Дракону безумно захотелось сглотнуть, но от одной мысли, что он может случайно проглотить извращенца, чуть было не выронил того изо рта.
Сейчас самое время появиться еще какому-нибудь рыцарю. Даже придумывать ничего не придется. С Гресса сейчас можно рисовать картину «Кровожадный дракон-людоед»!
Дракон постарался отбросить эти мысли и начал действовать. Он был готов бежать к пещере, но заставил себя двигаться медленно. Все-таки Алан не поместился у него в пасти полностью. Малейшее движение - и он мог пораниться об острые клыки.

«Вот будет весело, если извращенец сейчас придет в себя, - подумал дракон, уже подходя к пещере. - Переживет ли его "любовь" такое потрясение? Впрочем, может, этот ненормальный даже обрадуется».
Гресса иногда вводили в ступор реакции Алана на различные события.
Может, поэтому драконы и перестали общаться с людьми? Из-за того, что их невозможно понять?
Гресс осторожно выгрузил свою ношу на пол пещеры и задумался. Насколько он помнил, лежать на холодных камнях было довольно сомнительным удовольствием. Алан, конечно, извращенец, но вряд ли настолько. Хотя кто его знает, купался же он в ледяной воде...
Но для здоровья, тем более уже подорванного, это точно неполезно. Значит, придется идти за вещами.
Гресс мученически вздохнул и возвел глаза к потолку.
Где были его мозги, когда он позволил человеку остаться рядом со своей пещерой?!
Дракон выбрался наружу и пошел обратно. Первым делом он подхватил сумку. Сшитая из какой-то кожи, старая и не очень-то чистая, она оказалась отвратительной на вкус, хотя от нее пахло Аланом. Только это заставило Гресса смириться и не выплюнуть ее. Зато в этот раз дорогу до пещеры он преодолел в рекордный срок.
Бросив сумку на пол, дракон опять пошел на поляну - за одеялом. Оно точно понадобится.
Правда, Гресс слабо представлял, как сможет уложить на него больного. Но об этом он решил подумать потом.
Зажав в зубах один конец одеяла и оставив другой волочиться по земле, Гресс взглянул на коня, который медленно поднял голову и настороженно уставился на него в ответ. Трава выпала у Страшика изо рта, и он тряхнул головой, будто говоря решительное "нет"!
Ну, Гресс в принципе и не настаивал. Доспехи, например, он тоже оставил на поляне.
Наверное, нужно было перегрызть повод, чтобы, если лечение затянется, мерзкое животное, по недоразумению названое лошадью, не умерло от жажды. Это стоило сделать хотя бы в расчете на то, что без привязи конь заблудится в лесу. Можно было еще помечтать, что его съедят хищники. Вот только они не заходили в эту часть леса – их отпугивало присутствие дракона.
Всесторонне обдумав ситуацию, Гресс все-таки не стал трогать повод, главным образом, потому что ему не хотелось получить копытом в нос.
Так что конь остался на своем месте, а дракон поволок одеяло в пещеру, хорошенько рыкнув напоследок. Вслед ему раздалось ехидное - Гресс готов был в этом поклясться! - ржание.

Возвратившись в пещеру, Гресс столкнулся с проблемой: как водрузить Алана на одеяло?
Для начала ткань следовало хотя бы расстелить. Дракон выплюнул ее на пол и критически рассмотрел.
Эх, ему бы руки...
Хотя о чем это он? Какие руки?!
Гресс решил считать это временным помутнением рассудка.
Придавив передней лапой один из углов одеяла, второй лапой он попытался расправить его.
Получилось не очень хорошо.
Тогда Гресс решил помочь себе зубами, потом в ход пошли задние лапы и хвост. Крылья к решению задачи пристроить не удалось, но они помогали держать равновесие до поры до времени. А потом дракон, запутавшись в упрямой ткани и своих конечностях, рухнул вниз.
Слава Саламандре, не на извращенца!
Выпутавшись из одеяла, Гресс раздраженно рыкнул и решил, что так Алану будет даже теплее - чем больше слоев ткани, тем меньше чувствуется холод от каменного пола. Одеяло даже в скомканном виде достаточно большое, чтобы рыцарь поместился на нем. Если, конечно, извращенец не будет вытягиваться: подожмет ноги к животу, обнимет их руками и нагнет голову к груди. Но ведь это вполне удобная поза?
Оставалась одна маленькая проблема - рыцаря нужно было еще загнать на многострадальное одеяло.
Гресс горестно вздохнул, в который раз за вечер помянув несправедливую судьбу, а потом носом попытался осторожно подтолкнуть Алана на одеяло. Рыцарь вяло шевельнулся.
Больше никакой реакции добиться не удалось. Второй раз рисковать и брать его "в зубы" не хотелось, и дракон толкнул чуть сильнее.
Извращенец дернулся и неожиданно заехал дракону в нос. От судьбы не уйдешь! Если не конь, так его хозяин…

URL
2011-10-30 в 22:17 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
В конце концов, ему удалось перекатить бессознательное тело.
Дракон в очередной раз постарался зубами выправить края одеяла, и теперь, когда упрямая тряпка была прижата к полу тушкой рыцаря, у него это почти получилось.
Устроив извращенца со всеми возможными на данный момент удобствами, Гресс решил отдохнуть. Все равно больше сделать он ничего не мог. Особенно, это касалось приготовления отвара.
Рыцарю придется самому сделать это, когда он соизволит прийти в себя.
Дракон постарался выкинуть эти мысли из головы и устроиться поудобнее, но у него это не получилось. Он то и дело поднимал голову, чтобы посмотреть на Алана, которому, кажется, с каждой минутой становилось все хуже и хуже.
На коже рыцаря опять выступил пот, челка прилипла ко лбу. Губы потрескались и побледнели.
Извращенец начал что-то бормотать. В его речи ничего нельзя было разобрать, но потом Алан замотал головой и вдруг вполне отчетливо выкрикнул:
- Нет… Нет! Не уходите!!!
Гресс сначала даже обрадовался такой активности, потому что подумал, что больной приходит в себя, но его постигло разочарование.
- Нет! Господин Гресс! Я... Почему я? - потом Алан затрясся и начал всхлипывать.
В какой-то момент, дракон и сам не мог сказать, в какой, он вдруг обнаружил себя стоящим на коленях и прижимающим к своей груди рыцаря.
Извращенец был безумно горячим, и его слегка трясло.
Гресс дрожащей рукой отвел влажные пряди со лба больного и только тут сообразил, что что-то не так. Он уставился на свою ладонь, как на врага драконьего рода, и мысленно выругался. Только этого не хватало!
Но долго придаваться отчаянью ему просто не дали - Алан опять начал что-то бормотать.
Гресс обеспокоено всмотрелся в его лицо.
Нужно было что-то сделать... И теперь у него была возможность действовать!
Ему пришлось буквально заставить себя разжать руки, чтобы опустить рыцаря обратно на одеяло. Казалось, стоит отвернуться - и Алану станет хуже.
Дракон встал и, поминутно оглядываясь, подошел к брошенной у входа сумке.
Что там извращенец говорил про лекарство?
Непослушными пальцами Гресс развязал мешок. Сверху лежала одежда, которую давал ему рыцарь, и дракон, на миг задумавшись, решил одеться. Но возиться со штанами и рубахой ему не хотелось, и он просто накинул на голое тело найденный там же плащ.
Гресс выкинул из мешка еще пару вещей, предназначение которых так и осталось для него тайной, и на самом дне все-таки наткнулся на несколько туго набитых мешочков разного размера.
Дракон поднес их к лицу. Судя по запаху, внутри действительно были травы.
Он разложил мешочки на полу перед собой, всеми силами стараясь не оглядываться на наконец успокоившегося рыцаря, который перестал бредить и только шумно дышал.
Вот знать бы еще, что из этого нужное лекарство...
Самый большой мешочек Гресс сразу отложил в сторону - рыцарь говорил, что трав для промывания и обеззараживания ран у него больше всего, так что это, наверное, оно.
Осталось еще пять.
Дракон растерянно посмотрел на каждый из них.
Он мог с легкостью по запаху различить содержащиеся там травы, но это ему не прибавляло знаний об их действии на человеческий организм.
Вряд ли, конечно, у рыцаря здесь было что-то опасное, но рисковать все равно не стоило.
На мешочках были какие-то надписи, но Гресс не умел читать на человеческом языке. Ему даже в голову не могло прийти, что когда-нибудь такое умение может понадобиться! И вот теперь оставалось только тихо рычать в досаде.
Дракон раздраженно откинул назад упавшие на лицо пряди волос. Сам заплести косу он не мог, а единственный "заплетальщик" как раз сейчас валялся без сознания.
В конце концов, Гресс решил попробовать все лекарства по очереди. Что-то да поможет.
Приняв такое решение, дракон поднялся и замер в нерешительности.
Рыцарь что-то говорил о "заваривании"…
Люди так любят сложности! Разве нельзя просто съесть нужные травы? Нет же, надо было придумать какое-то «заваривание»!
Слово показалось знакомым, и Гресс вспомнил, что извращенец действительно варил что-то в его присутствии. Порядок действий даже не выглядел слишком сложным.
Кажется, для этого требовались костер и такая странная железная посудина над ним, в которую сначала наливалась вода.
Дракон вышел из пещеры и побрел в лес.
Интересно, где рыцарь искал дерево для костра? Гресс ничего такого поблизости не видел.
Деревьев вокруг было много, но они ведь слишком большие!
Наконец найдя какую-то корягу и набрав немного веток, дракон вернулся к своей пещере. Он надеялся, что за время его отсутствия в состоянии рыцаря произойдут изменения, но тут его постигло разочарование - Алан так и не пришел в себя.
Гресс вздохнул. Кажется, ему не удастся отвертеться от приготовления отвара.
Свалив дрова в дальнем углу, он с сомнением посмотрел на них. Наверное, теперь их нужно сложить в кучу? А еще нужно как-то закрепить над ними посудину…
На сооружение незамысловатой конструкции из камней и нескольких толстых веток ушла масса времени и сил, но, в конце концов, у дракона получилось сделать так, чтобы она не разваливалась от малейшего прикосновения.
Гресс с гордостью посмотрел на результат своей работы.
Занятый этими делами, он старался не обращать внимания на больного, но так и не смог заставить себя не прислушиваться к тяжелому дыханию. У него получилось только уговорить себя не оборачиваться каждую минуту, найдя силы на это в простой мысли: «Дышит - значит, жив».
Но через некоторое время Гресс все-таки подошел к Алану и посмотрел на него.
Нагнувшись, дракон осторожно завернул рыцаря в одеяло, чтобы оно укутывало больного со всех сторон.
За котлом пришлось опять возвращаться на поляну. Путь показался Грессу бесконечным. То расстояние, которое он в драконьей форме проходил за несколько минут, теперь увеличилось в несколько раз.
Дракон даже испугался, не заблудился ли он. Но тут Гресс услышал тихое ржание и пошел на звук.
Нет, он решительно отказывался быть благодарным коню! Но приходилось признать, что тот подал голос как нельзя кстати.
Найдя котел, дракон пошел обратно, но вернулся с половины дороги, чтобы набрать воды из ручья.
Конь сопроводил его перемещения подозрительным взглядом, который Гресс решил проигнорировать.

Гресс вернулся в пещеру и бросил обеспокоенный взгляд на рыцаря. К сожалению, тот так и не пришел в себя, да еще к тому же успел выпутаться из одеяла.
Дракон вздохнул и задавил желание кинуться укутывать извращенца. Вместо этого он нарочито размеренным шагом подошел к своей импровизированной заготовке для костра и с сомнением посмотрел на котел.
Выдержит ли сооруженная им из веток конструкция такой вес?
Пришлось отлить половину воды, но, в конце концов, у дракона получилось закрепить котел над дровами. А вот как зажечь костер?
Гресс невесело хмыкнул. Кто бы мог подумать, что ему – дракону - когда-нибудь придется задумываться над тем, как добыть огонь? Ирония судьбы.
Вот если он был в драконьей форме...
Гресс до этого момента не задумывался, как он превращается. Всякий раз для него это было неожиданностью, настолько естественно и незаметно происходил переход.
Оказалось, нужно просто пожелать, и в следующий момент все произойдет само собой.
Одно тело будто заменяли другим.
Может быть, если бы он сосредоточился на этом ощущении, то смог бы уловить нюансы, отловить тот момент, когда тело человека сменяется огромным телом дракона. В этом была магия - бесспорно. Но все это сейчас Гресса не волновало.
Краем сознания отметив, что ему больше не нужно волноваться о смене ипостаси, он направил свое внимание на добычу огня.
Гресс щедро дыхнул на собранные ветки. Так щедро, что они мгновенно сгорели и рассыпались в золу, а ближайшая стена почернела от копоти.
Осталось только порадоваться, что рыцарь лежал достаточно далеко. Ему огонь вряд ли смог бы причинить вред, но одеяло такой защитой не обладало и просто сгорело бы, так же как и вся одежда на Алане.
Гресс постарался взять себя в руки и снова превратился. Как ни странно, переход от одной формы к другой в этот раз показался ему почти рутиной. Вот только изрядно потоптанный плащ с оторванной застежкой вызвал незваный приступ вины.
Гресс снова закутался в него и завязал концы на шее узлом.
Главное, снова не забыть о плаще, когда он будет превращаться. Задушить не задушит, но порвется - точно.
Дракон обратил все свое внимание на котел. Палки, поддерживавшие его, каким-то чудом уцелели, хотя грозили рассыпаться в любой момент. Сам котел почернел, а вода из него вся выкипела.
Придется идти за новой. И веток снова набрать. И конструкцию под котел новую сделать.
Гресс застонал.
За что?

URL
2011-10-30 в 22:17 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Когда наконец с этим было покончено - костер весело горел, рядом лежали ветки для его поддержания, а в котле начала закипать вода, - Гресс снова вернулся к мешочкам с травами и порадовался, что все его эксперименты с разведением огня никак их не задели.
Взяв в руки один из мешочков, он повертел его перед глазами. Черточки и странные значки никак не желали складываться в слова.
Письменность драконов выглядела по-другому. Начиная с того, что соплеменники Гресса чаще всего выбивали слова на камнях. Как правило, этого удостаивались только, не к ночи будут помянуты, традиции и законы. Все остальные сведенья обычно передавались потомкам в устной форме.
Когда-то давно, когда драконы еще общались с людьми, были написаны и книги. Сейчас они хранились в одной из клановых пещер и тихо разрушались от времени. К ним уже давно не прикасались и даже старались поменьше заходить в это помещение – казалось, любое движение было способно невосполнимо навредить бесценным реликвиям.
Сейчас в первый раз Грессу пришло в голову, что книги могли быть написаны не только людьми, которых по какой-то причине раньше допускали в клан. Они могли быть написаны самими драконами.
Конечно, когда у тебя огромные лапы и острые когти, вряд ли можно рассчитывать написать книгу, но если перекинуться в человека...
Получается, что драконы потеряли что-то важное, перестав пользоваться своей способностью?
От этих размышлений Гресса отвлекло движение, которое он заметил краем глаза в той стороне, где лежал извращенец.
Дракон резко обернулся и наткнулся на мутный взгляд рыцаря.
- Господин Гресс... - прошептал Алан и закашлялся.
- Лежи! - приказал дракон непререкаемым тоном и, подойдя к импровизированной постели, повалил обратно извращенца, который даже и не подумал подчиниться распоряжению.
- Как я здесь оказался?
Этот вопрос Гресс предпочел проигнорировать. Ему совсем не хотелось волновать больного рассказом о том, каким способом он был перенесен сюда.
- Вы опять превратились! - теперь в голосе Алана было слышно только неприкрытое ликование.
Дракон проворчал что-то нецензурное себе под нос и отвел глаза. Самое странное, что он почему-то не почувствовал ни страха, ни гнева, ни даже неудобства.
- Сейчас я буду тебя лечить.
Рыцарь перевел взгляд с лица дракона на мешочек с травами, который Гресс держал в руках, и его глаза расширились. В них мелькнула паника.
- Но…
- Вода уже закипела. Сейчас сделаю отвар...
- Но, господин Гресс!..
- Я так и понял, что тебе не нравится лечиться, но придется. Если будет нужно, я волью отвар силой!
Рыцарь опять попытался подняться, но дракон был начеку. От его резкого движения плащ немного распахнулся, и Алан обмяк самостоятельно.
На лице рыцаря появилась глуповатая улыбка.
Гресс удовлетворенно хмыкнул. Если бы он знал, что это поможет справиться с упрямством извращенца, он бы вообще не одевался.
- Лежи! Я сейчас...
- Господин Гресс, - Алан снова едва не вскочил на ноги. – Это не то лекарство!
- А? - дракон перевел взгляд на свои руки, в которых был зажат злополучный мешочек. - Не то? А что это?
- Это... это сбор от… запора, - последнее слово рыцарь прошептал чуть слышно.
Гресс моргнул и выкинул из головы очередную людскую странность.
Ну, что, спрашивается, постыдного в этой болезни? Хотя, конечно, результат действия лекарства лучше переживать в одиночестве.
- А какой тогда нужен?

В пещере запахло травами сразу, как только Гресс высыпал содержимое мешочка в котел.
Запах дракону понравился. Для слабого человеческого обоняния он не был слишком сильным, а казался каким-то правильным и даже уютным.
За кружкой пришлось опять тащиться на поляну. Уже почти стемнело, но Гресс, вопреки своим опасениям, не заблудился.
Вернувшись и зачерпнув из котла отвара, он присел на одеяло рядом с больным.
Дракон помог Алану сесть, а потом начал поить его из кружки.
Рыцарь сначала попытался воспротивиться, заверяя, что вполне может держать ее сам. Гресс видел, что это действительно так. Но не объяснять же, что ему вдруг просто захотелось сделать это?
Может же у него быть награда за все труды?
А ему почему-то безумно нравилось сидеть, придвинувшись вплотную к извращенцу, и поить его из кружки, поддерживая ее одной рукой, а другой осторожно перебирать волосы на затылке у своего «пациента».
Когда отвар закончился, Гресс уложил рыцаря обратно и уселся рядом, облокотившись о стену.
- Это поможет?
- Должно,- тихо откликнулся Алан. - Они заговоренные. Такие дороже, но и помогают быстрее и лучше.
- Значит, теперь ты выздоровеешь?
- Конечно. Я же вам говорил, что тут не о чем тут волноваться.
Дракон вспомнил, как бредил рыцарь, какой горячей была его кожа и каким беспомощным чувствовал себя сам Гресс. Он покосился на Алана и сжал кулаки. Не хватало еще поколотить больного. Вот выздоровеет, тогда можно будет провести воспитательную работу.
- Наверное, еще пару раз заварить придется... – снова прислушался дракон к рассуждениям рыцаря, который продолжал говорить, не зная, какие планы строит на его счет собеседник. - Но я теперь сам справлюсь, - Алан зевнул и, потянув на себя другой конец одеяла, постарался устроиться поудобнее, сам не заметив, как его голова оказалась на коленях у дракона.
Черный дракон, вошедший в пещеру, стал для обоих сюрпризом.
Теронсс внимательно осмотрел собравшуюся компанию, потом его взгляд прикипел к Грессу.
- Так, на всякий случай, пока я не начал плеваться огнем... - сказал он напряженным голосом. - Гресс?
- Какой ты догадливый, Теронсс, - язвительно отозвался хозяин пещеры и уложил обратно извращенца, который зачем-то опять вознамерился сесть.
Вытянув шею, черный дракон почти ткнулся носом в грудь Гресса и некоторое время просто молча смотрел на него, а потом плюхнулся на пол и облегченно вздохнул.
- Дай мне поудивляться. Не каждый день я застаю младшего брата в таком виде...

URL
2011-10-30 в 22:20 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Ты его неправильно лечишь.
Гресс, который готовился в третий – последний – раз варить лекарство, покосился на брата, осмелившегося сделать столь безапелляционное заявление.
- Отвяжись! – буркнул он и снова перенес свое внимание на котел с водой, которая вот-вот должна была закипеть.
- А я говорю: неправильно!
Гресс встал так, чтобы заслонить собой Алана от любопытной морды черного дракона.
- А я сказал: отвяжись! – рявкнул он и добавил, когда Теронсс попытался обойти его с другой стороны: - И вообще, это моя пещера. Убирайся на улицу!
- Ты выгонишь своего единственного брата в лес, где бродят хищные звери?..
- Да, зверей жалко,- буркнул Гресс и потянулся за мешочком с травами.
- ... туда, где холод...
- Потерпишь.
- ... и дождь...
- Где ты видишь дождь? – Гресс даже оглянулся, чтобы убедиться – на улице по-прежнему светило солнце.
- Начнется! Как только ты меня выгонишь, обязательно начнется. А еще там...
Гресс с интересом посмотрел на брата, гадая, что еще тот сможет придумать.
- …рыцари ходят! – не разочаровал его Теронсс и важно кивнул.
- Если ты боишься рыцарей, то тебе точно нужно уйти отсюда как можно скорее.
Черный дракон обиженно засопел, но стоило Грессу немного отвлечься, снова сунул голову к больному. Его мучили скука и любопытство. И еще неизвестно, что сильнее.
- Нет, ты его точно неправильно лечишь!
- Правильно!
- Тогда почему он снова без сознания? – ехидно поинтересовался Теронсс, лукаво покосившись на хмурого брата, который был вынужден оставаться у котла и не мог сейчас защитить своего подопечного.
- Он просто уснул.
- Да? - Теронсс коварно махнул хвостом. Стоило Грессу отвлечься на это движение, черный дракон вытянул лапу и слегка нажал пальцем на живот Алана.
Бедный рыцарь от такой проверки задергался как перевернутый на спину жук, заскреб ногтями о пол пещеры и "благодарно" захрипел что-то нецензурное.
- Ты смотри, действительно, спал,- удивился Теронсс, забыв убрать лапу.
Гресс от ужаса впал в ступор и мог только смотреть на творящееся безобразие.
Внезапно пришло понимание, почему при первом превращении ему, как и любому другому дракону, нужно было находиться в полном одиночестве. Иначе он просто не пережил бы заботу Теронсса!
Когда лицо рыцаря начало медленно, но верно синеть, Гресс наконец снова обрел дар речи и завопил:
- Отпусти его!
Теронсс присмотрелся к больному и поспешно убрал лапу.
- Неудобно вышло.
Алан, слабо дернувшись, все-таки нашел в себе силы, чтобы перевернуться на живот, и закашлялся. Гресс подбежал к нему и опустился рядом на колени. Дракон потянулся было к рыцарю, чтобы обнять его, но застыл, заметив свои дрожащие руки. Этого только не хватало!
Гресс бросил яростный взгляд на брата, который отвел глаза и сделал вид, что не понимает причины такой реакции.
- Кто же знал, что он такой нежный... - проворчал черный дракон себе под нос.
Алан тем временем закончил кашлять и уткнулся вспотевшим лбом в одеяло. Его волосы прилипли к шее и щекам, а несколько прядей подрагивало от вырывавшихся изо рта шумных вздохов.
Рыцарь повернул голову и посмотрел на Гресса, который все-таки опустил ладонь ему на спину и несколько раз несмело провел по ней вдоль позвоночника.
Алан сначала замер, но потом расслабился. Его дыхание начало приходить в норму.
- Я всегда знал, что меня убьет дракон.
- Естественно, ты же рыцарь! – хмыкнул Гресс
- Но я никогда не думал, что он на меня наступит, - обиженно добавил извращенец.
- Если бы я на тебя действительно наступил, - все-таки решился подать голос Теронсс, - то ты бы сейчас не разговаривал.
Гресс мрачно посмотрел на него. Ему в этот момент было наплевать, что он даже в драконьей форме уступал Теронссу в размерах и массе тела, а уж в человеческой и подавно. Он совершенно забыл об этом, охваченный праведным гневом.
Судя по тому, как попятился Теронсс, когда Гресс встал на ноги и молча упер руки в бока, тот тоже запамятовал о такой мелочи.
- Ну, хорошо, хорошо. Я пойду спать на улицу! - черный дракон гордо вышел из пещеры и стал демонстративно устраиваться под ближайшим деревом. - Но если я простужусь, лечить меня будешь ты!
- Тоже мне, знахаря нашли,- проворчал Гресс и пошел обратно к котлу.

Рано утром черный дракон засунул голову в пещеру и сказал:
- Привет.
Гресс, подпрыгнув на добрые полметра над полом и неудачно приземлившись, потер нижнюю часть спины.
- Ты еще не улетел? - с тоской спросил он.
- Куда же я улечу - я твой Старший.
Грессу очень захотелось побиться лбом об стену, но воплотить это желание в жизнь не удалось – при первом же ударе его голова стукнулась об ладонь рыцаря.
- Господин Гресс, вы поранитесь!
Какой заботливый нашелся! Лучше бы что-нибудь придумал!
Теронсс, проигнорировав столь бурную реакцию на свое появление, вошел в пещеру и уселся у входа.
- Нет, пусть делает, что хочет,- он отстранил рыцаря кончиком хвоста. – Но лечить его потом буду я!
- Чем я тебе так помешал, что ты жаждешь моей смерти?
- Ничем, конечно, - ухмыльнулся черный дракон, не сводя глаз со своего хмурого брата.
Алан посмотрел сначала на одного, потом на другого и, покачав головой, не придумал ничего лучшего, чем встать между ними:
- Господин Теронсс, вы что-то хотели?
- А? Я? Да, хотел. Я вспомнил об одном способе лечения...
Но Гресс только недоверчиво прищурился и молча указал на выход, проигнорировав укоризненный взгляд рыцаря.
О каких способах лечения может идти речь, если Теронсс ничего не знает о людях?
Или ему, как главе клана, может быть известен какой-нибудь секрет?
Гресс все-таки решил окликнуть брата, но тот уже скрылся в лесу.

URL
2011-10-30 в 22:22 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Эй, Огонек!
Гресс лениво открыл глаза. Он, кажется, только-только прилег, и вот его уже снова будят. Правда, положение солнца ясно говорило о том, что уже перевалило за полдень.
Дракон перевел взгляд с брата на Алана, который сидел у стены, поджав под себя ногу, и не отрываясь, смотрел на него. Под этим взглядом Гресс почувствовал себя неудобно. Ему одновременно захотелось и погромче гаркнуть на извращенца, чтобы тот прекратил пялиться, и так же внимательно посмотреть в ответ.
Кажется, выбор произошел сам собой. Потому что, заглянув в глаза рыцаря, Гресс очнулся только, когда Теронсс деликатно кашлянул, видимо, поняв, что ему не суждено дождаться реакции на свое приветствие.
Гресса вдруг охватило смущение, хотя в его поведении не было ничего предосудительного.
- Тебе нельзя сидеть у холодной стены! - засуетился он вокруг извращенца, решив скрыть за активностью свою реакцию. - Так... Теронсс, иди сюда.
Черный дракон, с каждой минутой понимавший все меньше и меньше, неохотно подчинился и вошел в пещеру. Особенно его озадачило то, что младший брат никак не отреагировал на нелюбимое детское прозвище. Это было подозрительно…
- Сядь!
Гресс указал пальцем, где он должен разместиться.
Алан и Теронсс с одинаковым удивлением посмотрели на этот палец, потом переглянулись. Черный дракон слегка куснул кончик своего хвоста, но все-таки выполнил требование.
- Теперь ты,- Гресс обернулся к Алану. - Встань.
Рыцарь даже не подумал возразить. С тихим вздохом он поднялся со своего места, слегка покачнувшись от слабости.
Грессу стало почти стыдно за такое обращение с больным. Утешив себя тем, что делает все это на благо Алана, он наклонился и поднял с пола одеяло.
Все-таки ему в голову приходят только гениальные идеи!
Гресс старательно проигнорировал взгляды брата и своего временного пациента. Расстелив одеяло рядом с Теронссом, который вытянул шею и удивленно моргнул, он разгладил ткань, чтобы на ней не осталось ни одной складочки.
Удовлетворенно кивнув, Гресс обернулся к извращенцу и неожиданно рявкнул:
- Ты долго еще собираешься стоять? Ложись!
Алан вздрогнул и попытался немедленно выполнить указание, чуть было не расположившись там же, где стоял.
- Что ты делаешь?
- Ложусь,- растерянно ответил рыцарь.
- Куда? – чересчур ласково спросил дракон и, глубоко вдохнув, возвел глаза к потолку пещеры, выразив свое мнение об уровне интеллекта извращенца. Но потом Гресс решил не ограничиваться мимикой и гаркнул:
- Идиот! На одеяло ложись!
- Весело вы тут живете, - прокомментировал Теронсс напряженным голосом, у него начали появляться смутные подозрения о своей дальнейшей судьбе, которые, к сожалению, не замедлили подтвердиться. Стоило рыцарю сесть на одеяло, как Гресс толкнул его под бок к брату, чуть ли не насильно притиснув к черной чешуе.
Теронсс вытянул шею еще больше и, выгнувшись, едва не уткнулся носом в лицо рыцаря. Они ошарашено посмотрели друг на друга, не в силах что-либо сказать.
- Теперь ты не замерзнешь,- удовлетворенно заключил Гресс.
- Ты это сейчас о ком говорил? - подозрительно уточнил Теронсс, отвлекшись от созерцания прижатого к нему человека.
- Ну, не о тебе же, - огрызнулся Гресс и наклонился, чтобы укрыть Алана свободным концом одеяла.
- Да-а-а... Грелкой для рыцарей мне бывать еще не доводилось.
- Все когда-нибудь случается в первый раз. Так что ты там говорил о лечении?

- И вот это твой гениальный рецепт?!
- А что? – оскорблено хмыкнул Теронсс. - Общеизвестно, что драконья слюна может залечить рану у человека.
- Он не ранен.
Теронсс важно кивнул, и Гресс насторожился. Он очень не любил, когда в голову брата приходили такие «прекрасные» идеи. Почему-то подопытным для их исполнения всегда оказывался именно он.
Сейчас ситуация немного изменилась, и опасность грозила Алану. Но Гресс поймал себя на том, что всполошился так, будто Теронсс планировал лечить его.
С каких пор он настолько сильно начал переживать за извращенца?
- Поэтому лекарство надо принимать внутрь,- пояснил Теронсс, прикусил кончик собственного хвоста и как-то странно булькнул.
Этот звук Грессу очень не понравился, уж больно он был похож на старательно придушенный смешок.
- Мне от одной мысли плохо,- простонал забытый в пылу спора рыцарь и прижался побледневшей щекой к теплому драконьему боку.
Гресс, который сам же не так давно уложил его туда, нахмурился.
Что извращенец себе позволяет?
- Тебя не спрашивают,- уведомил он наглеца.
- Я не хочу! - рыцарь наконец немного отлепился от Теронсса и яростно замотал головой.
Такой протест почему-то заставил Гресса взглянуть на идею более благосклонно.
- Слюны дашь? – спросил он у брата.
Алан застыл и, кажется, даже позабыл, как дышать.
Побледнев чуть ли не до синевы, рыцарь через пару секунд все-таки отмер и тут же вознамерился сбежать от ненормальных драконов. Вернее, уползти. Но его попытка была тут же пресечена.
Грессу начала нравиться его роль знахаря. Прижав трепыхающуюся тушку «пациента» покрепче к одеялу, он снова вопросительно посмотрел на брата, но тот помотал головой.
- Сам нацедишь. Вон посудина, - он махнул хвостом в сторону котла.
- Он столько не выпьет,- с сомнением протянул Гресс.
- Вольем, - утешил его Теронсс, с интересом посмотрев на Алана, который, кажется, решил потерять сознание от избытка благодарности.
Гресс тоже окинул взглядом извращенца и решил, что тот притворяется. Откуда у такого наглого типа могла взяться благодарность?
- Тогда тебе придется выйти, - сообщил он брату, после секундного раздумья. - Если я сейчас превращусь в дракона, мы просто раздавим друг друга в этой пещере.
- Может, лучше я выйду? - с надеждой спросил рыцарь, но под строгими взглядами своих мучителей быстро умолк.
- Зачем тебе превращаться? У тебя разве сейчас слюны нет? Драконом ты быть не перестал, просто выглядишь, как человек…
В словах Теронсса был резон. А если не подействует, тогда можно будет превратиться.
- Может, не надо? - снова подал голос Алан. - Может, поцелуй подойдет?
Драконы переглянулись. Слово было странное и немного знакомое, словно слышанное где-то раньше. Ходили о людях какие-то слухи или, скорее, анекдоты...

URL
2011-10-30 в 22:23 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Поцелуй? - непонимающе переспросил Гресс.
Теперь уже пришла пора рыцарю удивляться. Он посмотрел сначала на одного дракона, потом на второго, и почему-то покраснел.
Если бы Гресса спросили, он бы сказал, что это очень подозрительно. По опыту общения с данным представителем людского племени, дракон твердо знал одно - подобная смена окраса - признак того, что в дело опять вступили какие-то неизвестные человеческие правила поведения.
Насколько Гресс помнил (а в отношении людей с такими сведениями нужно было быть очень осторожным), поцелуй - это когда один человек прижимался губами к другому.
- И как это может помочь? - озвучил он вопрос.
- Ну... я лучше покажу.
Гресс не стал возражать.
Ему уже приходилось видеть поцелуй. Чего только не насмотришься, если лежать неподвижно в кустах и дышать как можно тише. Люди иногда бывали поразительно рассеянны. Но то, что сделал рыцарь, было не слишком-то похоже на то зрелище, которое запомнил Гресс, а потом все вообще пошло не так. Дракон не понял, из-за чего: то ли из-за необходимости сбора «лекарства», то ли из-за того, что это был другой вид поцелуя.
Грессу даже пришла в голову мысль, что, заявляя когда-то давно о поцелуях, с помощью которых у них могут появиться маленькие дракончики, Алан знал, о чем говорил.
Может, существует какой-то особенный вид поцелуя прямо для таких случаев? Вдруг только у драконов для этого в первую очередь нужна самка?
Гресс похолодел от ужаса. Оставалось надеяться, что сейчас его целуют по-другому, иначе он собственноручно отвертит голову извращенцу!
Понадеявшись на лучшее, дракон не стал отстраняться и попытался проанализировать свои ощущения.
Конкретно этот поцелуй оказался набором странных действий. Скорее приятных, чем наоборот. Сначала извращенец просто прижался своими губами к губам Гресса. Это было именно тем, что дракон помнил, и, к тому же, это было логично - откуда же брать слюну, если не изо рта? Да и прямая передача была, наверное, наиболее эффективной.
Но потом губы Алана дрогнули, и все пошло не так.
Рыцарь несмело обхватил нижнюю губу Гресса своими губами и, чуть сжав, потянул за нее. Снова отпустил. Потом в ход пошел язык. Его влажное, настойчивое прикосновение дракон счел сначала немного щекотным, но тут Алан зачем-то запустил руку в волосы Гресса.
Дракон шумно вдохнул через нос, оказавшись вдруг в плену знакомого и даже какого-то родного запаха извращенца. Этот запах ударил ему в голову и опьянил не хуже, чем ощущение от первого в жизни полета: когда земля ушла вниз, а под ним остался только воздух, захотелось завопить что-то радостное и сделать какую-нибудь глупость.
Тем временем движения языка Алана стали настойчивее. Гресс понял, что извращенец не просто так тычется им между его губами, а пытается раздвинуть их.
Попросить что ли не может?
Дракон широко открыл рот и высунул наружу язык, чтобы было удобнее собирать «лекарство».
Но рыцарь почему-то не обрадовался упрощению своей задачи. Вместо этого он застыл на пару мгновений. Еще раз растерянно лизнул уголок рта Гресса и отстранился.
- Господин Гресс, - позвал он жалобно. - Не надо так...
Дракон убрал язык, напоследок рассеяно облизав губы, и захлопнул рот. Он растерянно посмотрел на извращенца.
- Неправильно? Но так же лучше!
- Нет, - Алан выглядел очень несчастным. - Не нужно так широко открывать рот.
- Не нужно?
- Чуть-чуть приоткройте и все.
Гресс пожал плечами. Пора бы ему усвоить, что люди не ищут легких путей.
Но если уж он взял на себя роль лекаря, то нужно идти до конца. А вдруг именно этого извращенцу не хватает для того, чтобы окончательно выздороветь?
Дракон настороженно уставился на приближающееся к нему лицо рыцаря. Алан, заметив это, снова остановился и смущенно попросил:
- Господин Гресс, вы не могли бы закрыть глаза?
Дракон неохотно повиновался, но с закрытыми глазами ему вдруг стало страшно.
Во всяком случае, именно страхом он решил считать то странное тянущее чувство, которое холодным комком поселилось где-то в районе его желудка. Ну, или, может быть, это было беспокойством. Недоверием? Боязнью темноты? Возможность того, что это могло быть просто волнение, смешанное с предвкушением, он отбросил сразу же.
Гресс попытался взять себя в руки и сосредоточиться на звуках, но все, что ему удалось услышать - это шумное дыхание извращенца. И это совсем не успокаивало.
По спине поползли мурашки, как при ознобе.
Гресс послушно приоткрыл рот и замер. Он ощутил, как губы извращенца зачем-то неуверенно коснулись его щеки, обдав горячим дыханием чересчур чувствительную человеческую кожу.
Рыцарь в очередной раз отшатнулся и шумно выдохнул. Дракон остался сидеть без движения и через некоторое время снова ощутил прикосновение к своим губам.
Гресс почувствовал настойчивое желание податься вперед.
Он чуть не вздрогнул, когда ладонь Алана легла на его плечо и осторожно погладила его. Ткань плаща вдруг показалась дракону такой тонкой, словно пальцы рыцаря прошлись прямо по обнаженной коже.
По спине прокатилась очередная волна дрожи.
Алан начал действовать смелее. Его язык снова скользнул между губ Гресса и дотронулся до языка дракона, словно приглашая продолжить знакомство.
Гресс не знал, что ему делать. В прошлый раз его инициативу не оценили, но тело требовало действий.
В ушах стоял неимоверный грохот, но, кажется, это был просто стук его собственного сердца, вдруг почему-то решившего начать работать усерднее.
Запахом извращенца пропиталось все вокруг, но Гресс не возражал.
Правда, через некоторое время он почувствовал, что с ним происходит что-то странное. Член, до этого не доставлявший своему хозяину никаких проблем, решил вдруг проявить подозрительную активность.
Может быть, это стало следствием напряжения, сковавшего все тело?
Гресс, почувствовав, что ему стало неудобно сидеть, немного поерзал. Ситуация только ухудшилась.
Если раньше Гресс считал человеческое тело чувствительным, то теперь, после того, как в результате его действий по наполовину вставшему члену прошлась ткань плаща, дракон понял, что сильно приуменьшал действительность.

URL
   

Хороший слеш

главная