11:50 

Близкие люди - ориджинал.

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Очень теплый ориджинал. Классный серьезный Саша. Вроде ничего такого уж оригинального, но я с удовольствием прочитала.

Автор: Rogue (Рыжая шельма)
Бета: нет
Персонажи (пейринг): Олег, Саша
Рейтинг: R
Категория: ориджинал, слеш, повседневность
Размер: миди
Статус: закончен




Часть №1

Удивительно, но пробок на дороге не оказалось. Олег долетел до серого здания всего за полчаса, , и в этот момент мобильник взорвался резкой трелью.

читать дальше

@темы: ориджинал

URL
Комментарии
2009-08-28 в 11:51 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Часть № 2

До бара Олега довезло такси, пойманное прямо там, на той улице, на которую он так поспешно выскочил от Саши, благо адрес заведения он примерно помнил. Не очень хотелось в таком состоянии садиться за руль, но выбора не было. Осторожно доехав до дома, припарковавшись и выйдя из машины, Олег замер перед дверью в подъезд, не зная, что делать дальше. То, что произошло вчера, странным образом открыло ему глаза на происходящее в семье. Он не осуждал Марину, нет, хотя обман был неприятен. Гораздо больше его удивила собственная реакция. Как кусочки мозаики, все события последнего времени вставали на свои места, и это почему-то создавало иллюзию отстраненности, наблюдения со стороны. Теперь, незамутненным взглядом, Олег видел, что их уже давно не связывало ничего, кроме общего быта. Не было ни прежнего притяжения, ни былой теплоты, только удобное и комфортное сосуществование под одной крышей. Вздохнув, он решительно вошел внутрь.

Марина сидела на кухне, даже не повернувшись в его сторону, когда он вошел в комнату. Олег почувствовал укол совести, ведь вчера он так и не взял трубку, заставив жену поволноваться, хотя и не желал этого.

- Прости, мне следовало позвонить тебе, – он примирительно попытался положить руку ей на плечо, но женщина резко поднялась и отошла к окну. – Повторяю, я прошу прощения. Был неправ. Давай поговорим, наконец.

- Если ты думаешь, что после того, что ты устроил, я буду с тобой разговаривать, то заблуждаешься. Ворвался в кабинет посреди совещания, что-то там себе на воображал, а теперь еще и ночевать не пришел, – Марина говорила спокойно и тихо, без эмоций в голосе. Она вообще очень редко повышала тон. Но сейчас этого и не требовалось, Олег буквально потерял дар речи.

-Ты хочешь сказать, что мне все показалось? – он, наконец, справился со столбняком и, подойдя ближе, развернул жену лицом к себе. Серые глаза смотрели укоризненно, с обидой, давая понять, что да, показалось. Олегу стало смешно. Он отпустил плечи Марины, достал с полки нераспечатанную пачку сигарет и закурил, пододвинув к себе пепельницу. Женщина поморщилась и распахнула окно. Она всегда терпеть не могла табачный дым, но отучить Олега курить у нее так и не вышло.

-Я не знаю, что тебе там…

-Марин, давай не будем, – Олег скривился как от кислятины. Абсурд подобного отрицания действовал на нервы и несказанно удивлял. Он же не дурак, неужели она думает, что подобным поведением сможет убедить его, что ничего не было? Это даже было обидно. – Я видел то, что видел. Да и без этого, неужели ты не понимаешь, что наш брак стал лишь формальностью? Стоит ли притворяться?

- Притворяться? Вот значит как, – Марина сухо цедила слова, присев на край подоконника и обхватив себя руками. Удивительно, но привычное спокойствие стало отказывать ей, всегда такой выдержанной, уравновешенной. Видимо, произошедшее выбило ее из колеи сильнее, чем она хотела показать. Олег снова попытался подойти и хотя бы обнять ее в утешение, но понял, что не может себя заставить. Что-то сломалось в нем вчера, заставив принять еще не озвученное решение.

- Марин, я не понимаю, почему ты злишься. Это ведь у тебя появился любовник, так давай просто разойдемся, хотя бы на время, и подумаем, как нам поступить, – Олег затушил сигарету и зажег новую. Дурацкий разговор получался, ни о чем.

Марина смотрела в окно, не оборачиваясь на мужа, механически потирая большой палец правой руки указательным – безотчетный жест, от которого она так и не смогла отучиться. Олег усмехнулся, вспомнив, как из-за этого всегда выигрывал в покер, точно зная, когда она блефует. Серьезный недостаток для адвоката, к счастью, известный только самым близким людям, к которым он все еще причислял и себя. Еще бы, они вместе почти четырнадцать лет, с самых студенческих времен.

- Прекрати курить! – Марина выхватила у него из рук сигарету и с остервенением затушила ее в пепельнице. – Ты невыносим, устроил черти что из-за ерунды. Зачем ты вообще вчера приехал в офис?

Тонкие пальцы теребили спадающую на щеку прядь волос, зло, с раздражением терзая ни в чем не повинный локон. Олег убрал пачку, чувствуя как накаляется атмосфера и не желая провоцировать еще сильнее.

- Просто хотел пообедать вместе.

- Ты сам виноват. Сам! Все твои глупости и дурацкие правила. Ты никогда не слушаешь меня, никогда не учитываешь, что хочу я. Не даешь развиваться, привязывая к себе и дому! Не разрешил поехать на стажировку, а это такие были перспективы!

-Но речь шла о двух годах! Я же не мог тогда поехать с тобой, сама знаешь. И я не запрещал, просто…

- Просто не поддержал и ясно показал, что ты против, – серые глаза сузились, полыхая от негодования. – Ты эгоист, всегда думаешь только о себе. Расстаться сейчас? Ты просто давно искал повод, а теперь придрался к ерунде!

Выдержка Олега начала сдавать, первоначальная жалость и чувство вины за доставленное волнение испарялись прямо на глазах. Это было противно и мерзко - то, как она пыталась выгородить себя. Не то, чтобы он ожидал покаяния или извинений, но, хотя бы, не лжи. Олег встал и направился в спальню. Не вполне оформившееся до этого решение теперь выглядело единственно правильным и возможным. Марина так и осталась на кухне, не последовав за ним. На сборы потребовалось минут пятнадцать: он всегда был минималистом, легким на подъем человеком, да основное можно было забрать и позже. В коридоре он замешкался, не зная, что сказать, и нужно ли это делать. А потом сгреб ключи от машины в ладонь и начал обуваться.

- Ты пожалеешь, – голос жены был сух и холоден, от его звучания неприятно пробрало морозом по коже.

- Может быть, - бросил Олег, не оборачиваясь. – Но я знаю точно, что не могу поступить иначе.

URL
2009-08-28 в 11:52 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
На улице начал накрапывать мелкий дождь, и Олег запрокинул голову, подставляя лицо под прохладные капли. На душе было пусто, равно как и в голове, которую покинули какие-либо мысли, оставив лишь неприятный тошнотворный привкус. Он поежился, открыл машину и бросил сумку на заднее сиденье, прикурив очередную сигарету. Надо было решить, куда теперь ехать. Раньше, он бы поехал к Стасу или Марку, они бы писали пулю до шести утра, пили пиво или вино, а потом весело подсчитывали кто кому сколько должен виртуальных денег, которые никогда не отдавали. У Стаса два месяца назад родился второй ребенок, и им точно было не до гостей, а Марка… Надо было ехать в гостиницу.

Олег выбросил окурок и, сев в машину, завел мотор. Взгляд упал на пассажирское сиденье, напомнив о вчерашнем настойчивом собутыльнике. Нехорошо получилось, парень действительно помог ему, а он сбежал, не поблагодарив, да еще и наверняка сильно обидев. Хотя, надо признать, что откровения последних дней выбивали из колеи. Подумать только, все это время он ревновал Марину к Саше, который в действительности интересовался им самим. Это не укладывалось в голове. Олег спокойно относился к сексуальным меньшинствам, не испытывая никакого отторжения или неприятия к этим людям, но о себе в подобной роли не задумывался никогда. «И впредь не собирается задумываться», – одернул он себя мысленно. Поэтому молчаливое признание Саши так и подействовало на него, хотя это все равно не оправдывало побег. Стоило извиниться перед парнем.

Нужный дом он нашел легко, а вот с квартирой было сложнее. Олег совершенно не запомнил, откуда он так спешно ретировался сегодня утром и в задумчивости стоял на лестничном пролете, вспоминая хоть какие-то ориентиры. Мысль вернуться сюда уже не казалась такой правильной, как час назад, и он серьезно подумывал, чтобы бросить эту затею. На лестнице послышались шаги и, обернувшись, Олег увидел поднимающуюся по ней старушку, настороженно оглядывающую незнакомца. Такие точно знают все про всех, решил Олег и доброжелательно улыбнулся традиционному блюстителю порядка в подъезде.

- Добрый день, я ищу своего друга, но позабыл номер квартиры. Может, вы знаете его? Юноша, двадцать четыре года, живет один, зовут Александр, – Олег молился, чтобы у него не спросили фамилию Саши, которою он, естественно и не знал. Бабуля придирчиво оглядела его с ног до головы, видимо оценивая благонадежность, покачала головой и задумалась.

- Александр… может, Вам нужен Саша Кривцов, из семнадцатой? Бедный мальчик, такой молодой и так ему трудно пришлось. Если он Ваш друг, уж скажите ему, что нельзя же так… на износ. А то только работа да работа у него на уме. И питаться бы ему надо лучше, совсем худой стал, как тень…

- Спасибо! – Олег почти не слушал, что ему говорят, уловив главное – семнадцатая. Старушка лишь покачала головой, глядя ему вслед, когда он рванулся на этаж ниже. Молодые, вечно они торопятся.

Перед дверью он замер в нерешительности, обуреваемый сомнениями и чувствуя себя полным идиотом. Ну что он ему скажет, как будет извиняться? Это же глупо. «Не попробуешь – не узнаешь», - мелькнула в голове мысль, и Олег решительно надавил на кнопку звонка.

Выражение лица Саши было достойно кисти художника. Очевидно, меньше всего на свете он ожидал увидеть перед собой давешнего беглеца, поэтому просто молча стоял, не веря своим глазам. У Олега тоже все заготовленные слова вылетели из головы, поэтому он брякнул первое, что пришло в голову.

- Кофе еще есть?

Саша только кивнул и посторонился, пропуская мужчину внутрь. Олег зашел, чувствуя себя дураком, не зная, что следует говорить дальше и что делать. Юноша запер дверь и, все так же, не произнеся ни слова, направился на кухню. Зашумела вода, загремела посуда.

- Тебе покрепче? – в коридор высунулась взъерошенная голова. По тону и взгляду Олег понял, что говорить-то ничего не нужно, его возвращение принято в качестве извинений, и у него отлегло от сердца. Разувшись, он прошел на кухню, где на плите уже варился ароматный напиток.

- Прости, к кофе мне предложить тебе нечего, не обессудь, – Саша поставил перед присевшим за стол Олегом чашку и пододвинул сахарницу. Мужчина внезапно вспомнил слова бабульки и внимательно, как в первый раз, оглядел кухню. Аккуратная, очень чистая и практически пустая. Ни привычной техники, которой была забита его собственная; ни вазочек с вкусностями: фруктами, орешками, выпечкой; ни каких-либо пакетиков, баночек, цветных бутылочек. Отставив кофе, он поднялся и, подойдя к холодильнику, распахнул дверцу. Да, вот так выглядит состояние «мышь повесилась».

- Кому-то некогда сходить в магазин? – он обернулся на напрягшегося Сашу. Тот недовольно поблескивал глазами, не собираясь отвечать. Олег вздохнул, вспоминая приготовленный для него завтрак и вчерашнюю фразу про отсутствие денег. Похоже, хозяин дома действительно имел финансовые затруднения, при этом не жалея ничего для дорогого гостя. Интересно, сколько ему платят в марининой конторе? Вряд ли много, не та должность, да и опыта у него почти нет. – Собирайся.

- Куда? – Саша взглянул из-под челки, скрестив руки на груди, стараясь придать своей позе максимум независимости и пренебрежения. Получалось плохо, по мнению Олега.

- В магазин, куда же еще. Есть хочется, не кофе единым жив человек.

- Мне не хочется.

- А тебя никто не спрашивает. Одевайся, – Олег захлопнул дверцу пустого холодильника и, схватив парня за плечо, подтолкнул к комнате. – У тебя две минуты на сборы, после этого тащу вниз как есть.

Можно было бы съездить и одному, но Олег справедливо опасался, что в следующий раз ему могут запросто не открыть дверь. Характер у юноши был упрямый, своевольный, поэтому Фролов решил взять его с собой, так сказать, в заложники. Жертва олеговой щедрости тем временем неразборчиво ругалась в комнате, натягивая на себя футболку и джинсы. Когда он вышел в коридор, Олег удивленно открыл рот, привыкнув видеть юношу в строгом деловом костюме и при галстуке, обязательных на их работе. Сменив стиль на спортивный, Саша разом растерял взрослость и серьезность, холод исчез из карих глаз, оставив немного растерянное и неуверенное выражение. Которое, однако, достаточно быстро исчезло, вытесненное уже хорошо знакомым вызывающим и насмешливым блеском. Кивнув, Олег вышел наружу и пошел вниз к машине, дождавшись, пока Саша запрет дверь на ключ.

URL
2009-08-28 в 11:52 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
В магазине Олег замешкался, не зная с чего начать. Потом решил начать со всего, по порядку, и решительно направился к отделу овощей. Саша молчаливой тенью следовал за ним, мрачнея с каждой минутой.

- Зачем все это? – не выдержал он наконец, когда тележка угрожала переполниться. – Нет, если ты это себе домой берешь, то пожалуйста, но тогда за каким бесом надо было меня сюда тащить?

- Из дома я ушел, - зачем-то сказал Олег, рассеянно разглядывая срок годности на пакете с молоком. – А из этого мы сейчас будем ужин готовить.

-Из этого всего? – Саша ткнул пальцем в разношерстный набор, в который входили йогурты, разные фрукты, овощи и пару кусков мяса. – Ирландское рагу? Тогда нам не хватает банки консервированных ананасов и дохлой крысы.

- Точно, - рассмеялся Олег, - как же я забыл про крысу. Молодец, Монморанси!

Саша оторопел, обиженно втянув в себя воздух, а потом расхохотался вслед за Олегом. «Похоже», - подумал Олег, - «несмотря на разницу в возрасте, книги мы читали одни и те же». Вскоре, расплатившись и с трудом рассовав все покупки по пакетам, они грузили их в багажник машины.

- Это все твои вещи? – спросил Саша, показав на небольшую олегову сумку. Тот кивнул и, захлопнув багажник, направился к водительскому сидению. – Не густо.

- На первое время хватит, – Олег завел машину и, дождавшись, когда юноша пристегнется, начал аккуратно выруливать с парковки. – В гостинице много не нужно, а потом заберу остальное.

У подъезда они выгрузили пакеты из багажника, и Фролов уже хотел закрыть машину, как Саша нырнул на заднее сиденье, вытаскивая оттуда его сумку и закидывая ее себе на плечо.

- Эй! Положи на место.

- Брось, ну куда ты поедешь? – Саша нагнулся, беря несколько пакетов. - Давай так: я разрешаю тебе накормить меня ужином, а ты остаешься ночевать и уже завтра с утра спокойно разбираешься насчет гостиницы. По рукам? Ну, вот и отлично.

Не дожидаясь ответа, юный диктатор двинулся к двери подъезда. Олег проводил его ошарашенным взглядом, затем нагнулся, поднял оставшиеся мешки, запер машину и последовал за парнем.

Готовить Олег умел и любил. Особенно для других, на праздники или романтические ужины, которые он когда-то устраивал для своей тогда еще только будущей жены. Процесс созидания и творчества всегда увлекал его целиком, заставляя импровизировать, доставляя массу удовольствия, а приготовление пищи, без сомнения, было делом творческим. Саша заворожено наблюдал за происходящим священнодействием. Олег, справедливо рассудив, что в квартире юноши точно не найдется требуемых специй, скупил полприлавка и сосредоточенно расставлял их по полкам. Треть названий парню была знакома, еще о трети он слышал краем уха, а остальные вообще не представлял, для чего могут понадобиться.

Олег открыл бутылку белого вина и огляделся в поисках бокалов. Саша, правильно поняв его взгляд, распахнул дверцу одной из полок, и перед мужчиной оказались ровные ряды очень красивой стеклянной посуды. Тут были и пузатые коньячные бокалы, и вытянутые для шампанского, и шарообразные - под красное вино. Разглядев в глубине нужные, Олег извлек две штуки и разлил в них напиток.

- Перед приготовлением праздничного блюда надо обязательно чуть-чуть выпить, меня этому друг научил, мол, примета наудачу, – нравоучительно произнес он, передавая бокал Саше. – А готовил он так, что я склонен ему верить.

Саша фыркнул, но пригубил вино, пробуя его самым кончиком языка. Терпкое, ароматное, оно было не слишком сухим и не слишком сладким, обманчиво легким и разжигающим аппетит.

- А теперь – чисти овощи, у нас по плану лазанья, – Олег выудил из шкафа кастрюлю и сковороду. Юноша послушно принялся за издевательство над морковкой, краем глаза косясь в сторону Фролова. Тот колдовал над остальными ингредиентами, что-то напевая себе под нос, периодически откидывая назад волосы со лба, уже запачканного мукой, которую он обжаривал на сковороде для соуса, ожидая пока закипит вода в большой кастрюле. Повинуясь внезапному порыву, Саша шагнул к мужчине, ладонью стирая грязь с его лица. Оба замерли от неожиданности, глядя друг на друга. Испуганные карие глаза встретились с удивленными серыми на одно растянутое до бесконечности мгновение, а затем Олег моргнул, разрывая взгляд и возвращая их к действительности. Саша быстро отпрыгнул обратно к раковине, сунув под струю холодной воды пылающую руку, еще хранившую ощущение от прикосновения, пытаясь скрыть неловкость. Олег усмехнулся. Жить становилось все интереснее и интереснее.
Бутылку вина они прикончили еще в процессе, не забыв добавить его и в соус, для которого оно собственно и предназначалось. Предусмотрительный Олег выудил из холодильника вторую, разложил по тарелкам приготовленную лазанью, и они уселись прямо в комнате за низким журнальным столиком, стоящим рядом с собранным уже диваном, который он с утра принял за кровать. Обстановку дополняла тумба с телевизором, стоящая в углу, которую он тоже сразу не приметил.

- Не могу сказать, что у Марины платят большие деньги помощникам, но чтобы не хватало на минимум…, - Олег вернулся к мучавшему его вопросу. Саша раздраженно поморщился, но напоролся на выжидательный взгляд и вдохнул, понимая, что от разговора уйти не удастся.

- Платят-то средне, но я продолжаю учиться, хожу на курсы, семинары, стараюсь стать профессионалом. Это моя мечта, моя цель. И это стоит денег. Кроме того, мне часто приходится сопровождать Марию Юрьевну на встречи, переговоры, общаться с людьми – небедными людьми. Когда я только начинал работать, она мне сделала строгий выговор, сказав, что уволит, если я не приведу свой внешний вид в порядок. Одежда, обувь, часы, парфюм – все должно соответствовать занимаемой должности и не позорить имидж нашей фирмы. Ну и разъезды, конечно, не всегда можно успеть добраться общественным транспортом, поэтому…

- Поэтому ты ночами подрабатываешь официантом, а если и этого не хватает – питаешься воздухом, - перебил его Олег. Марина удивляла его все больше и больше. Зная, сколько получает парень, предъявлять подобные требования? Это казалось немыслимым. Но, поразмыслив, Олег пришел к выводу, что последнее время жил с женщиной, которую почти не знал. Когда все это началось? Почему он не заметил? Приходилось признать, что в случившемся была и его вина, наверное, ничуть не меньшая, чем маринина. Когда-то близкие, родные люди – кем они стали теперь, спустя столько времени?
- Прости, не стоило напоминать тебе о ней, – голос Саши вывел его из задумчивости. Юноша крутил в руках бокал, наблюдая, как вино стекает по стенкам, сидя с ногами на диване и уперевшись подбородком в согнутые колени. Закрытая поза, защитная, мельком отметил про себя Олег, разглядывая его исподтишка. И сам он весь – слишком нахальный, слишком напористый, слишком язвительный, чтобы это можно было принять за чистую монету. Движимый непонятным порывом, он протянул руку и потрепал взъерошенные темно-русые волосы.

- Все в порядке. Я же первый начал этот разговор. К тому же, все равно придется что-то решать, нельзя же просто закрыть глаза на произошедшее.

- Ну почему же. Многие так живут, просто не замечая очевидного. И вполне себе счастливы, не желая менять уже привычный и знакомый мир на что-то новое, – карие глаза подернулись поволокой, придававшей им мягкости. Он задумчиво смотрел куда-то вглубь бокала, очевидно пытаясь отыскать там истину, голос звучал чуть приглушенно и хрипловато. Олегу нестерпимо захотелось курить, он встал и отошел к окну, открыв его настежь. Присев на подоконник, щелкнул зажигалкой, втянув в себя горьковатый дым. Серые клубы закружились в воздухе, вытягиваясь на улицу, немного успокаивая напряженные нервы. Зажигалку осторожно забрали из его рук, всунув вместо нее пепельницу. Было очень хорошо и спокойно. Сквозь дым, Олег наблюдал за Сашей, убиравшим посуду со столика на кухню, и раздумывал над тем, что произошло утром. Наверное, он пошутил, когда сказал, что гей. Наверное, Олегу самому все показалось, и на самом деле не было у парня к нему никакого интереса. Чего только не привидится с похмелья, да еще и после стресса.

Субботний день подходил к концу, как и сигарета. От выпитого вина и сытного ужина хотелось спать, и Олег рассеянно зевал, глядя, как Саша расстилает постель. Внезапно действия юноши насторожили его: тот выуживал из шкафа спальник.

- Это зачем? – поинтересовался он, указывая на походный агрегат.

- Для меня, - покосился на него Саша. – Ты ложись на диване, я на полу. Не беспокойся, все в порядке, я привык.

- Не сомневаюсь, – Олег отлепился от подоконника, подошел к парню и отобрал у него спальник. Заглянул в шкаф, достал оттуда еще одно одеяло и бросил на постель. – Вот так будет лучше. Нечего маяться дурью, по полу сквозит, еще заболеешь.

- Но… разве ты не против…ну, то, что я…, - Саша запнулся, махнул рукой и начал раздеваться, готовясь ко сну. Бабуля была неправа, тощим парень не выглядел. Лишнего в нем тоже не было ни грамма.

-Ты что, еще и в спортзал ходишь?

- Нет, – Саша оглянулся через плечо, сверкнув лукавой улыбкой. – Я занимаюсь дома, но зато каждый день, часа по полтора.

- Ну и сила воли, - с чувством позавидовал Олег, для которого утренняя гимнастика так и осталась главным кошмаром детства, и, подхватив выданное ему полотенце, отправился в ванную. Когда он вернулся, Саша уже спал, вытянувшись наискосок на диване. Олег аккуратно, чтобы не разбудить, лег рядом, укрываясь вторым пледом и закрывая глаза. Странно, присутствие рядом, так близко, в сущности постороннего человека, нисколько не напрягало, наоборот, успокаивало и расслабляло. Продолжая лениво размышлять над этим странным фактом, Олег не заметил, как заснул, даже сквозь одеяло, продолжая ощущать тепло чужого тела.

URL
2009-08-28 в 11:53 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Часть № 3

Утро встретило Олега ароматом яичницы и свеже сваренного кофе. Запах уютный, домашний, но в тоже время будоражащий, заставляющий сонное сознание выныривать из объятий Морфея навстречу новому дню. Олег потянулся, скосил глаза на настенные часы, показывающие десять утра. И чего ему не спится в такую рань? Выходной же, воскресенье. Сев на постели, он увидел брошенное на пол полотенце и две гантели. Парень поистине стал казаться двужильным. Самому Олегу выбираться из-под одеяла категорически не хотелось, несмотря на вкусные запахи, так и манящие на кухню. «Вот бы сейчас добрая душа принесла все прямо сюда в комнату», - размечтался он. Словно в ответ на его мысли в дверной проем просунулась ухмыляющаяся физиономия и ехидно поинтересовалась:

- Тебе кофе прямо в постель?

- Лучше в чашку, - автоматически отозвался Олег. Физиономия хмыкнула и исчезла, а мужчина, вздохнув, понял, что поваляться не удастся.

Завтракали они, почти не заговаривая, медленно потягивая кофе. Потом Олег курил у открытого окна, размышляя о том, что сигареты хватит лишь на две минуты отсрочки, и можно, конечно, прикурить следующую, но от табака уже начинало подташнивать не на шутку, да и это ничего не изменило бы. Сунув пачку в карман, он достал мобильник, набрал нужный телефон и забронировал себе номер в гостинице, которую они использовали, когда надо было поселить кого-нибудь из иногородних клиентов, прибывших на переговоры. Больше причин здесь задерживаться не было. Саша наблюдал за всеми этими манипуляциями молча и безучастно, присев на край стола и занавесив глаза челкой, так что Олегу никак не удавалось поймать его взгляд. Через час Фролов уже сидел в машине, покусывая губы от еле уловимой нервозности, а затем, добив-таки до конца пачку, завел мотор и двинулся в сторону гостиницы.

Ближе к вечеру позвонил пятничный клиент, так не вовремя отменивший встречу, и Олег, едва успев переодеться и принять душ, полетел в ресторан на деловой ужин. Рабочие моменты, привычный сумасшедший ритм и напряжение, привели его в чувство, заставив отвлечься и сосредоточиться на любимом деле. И только когда он по привычке, вместо гостиницы, припарковался около собственного дома, Олег вернулся к реальности. Пару минут он просидел в заглушенной машине, задумчиво барабаня пальцами по оплетке руля, а потом вышел на улицу и направился к подъезду, решив еще раз поговорить с женой.

Он открыл дверь своим ключом и замер, услышав мелодичный голос Марины, которая, смеясь, что-то увлеченно рассказывала. Ей отвечал басовитый мужской, до боли знакомый по частым телефонным звонкам. Надо же, Борис здесь? В выходной день? Он же женат. Хотя, кто сейчас не работает сверхурочно? Деловые встречи, совещания, срочные проекты – столько возможностей для обмана. Шум в прихожей был услышан, и потревоженная пара выглянула из гостиной, кутаясь в халаты, в одном из которых, он узнал собственный.

- О, надеюсь это ничего, что я заглянул в гости? – Борис самодовольно ухмыльнулся, прислоняясь к высокой подставке под цветы, украшающей арочный вход в комнату.

- Пока не крадете столовое серебро, мне как-то все равно, - пожал плечами Олег и, не глядя на вспыхнувшую от обиды Марину, прошел в спальню, рассудив, что неплохо бы прихватить еще что-нибудь из своих вещей, раз уж оказался здесь.

- Ублюдок! – донеслось ему вслед, но он пропустил оскорбление мимо ушей. Даже удивляться уже не было ни сил, ни желания. Бездумно прихватив первое, что попалось под руку, Олег молча покинул квартиру. На часах начинался понедельник.

***
- И ты представляешь, она улыбнулась! Первый раз! И мне, не Наташке! – дважды отец семьи Говоровых, сидя на краешке олегова стола, размахивал руками, словно ветряная мельница, увлеченно рассказывая про младшую дочь. Если учесть, что ростом их генеральный директор всего каких-то пару сантиметров не дотянул до двух метров – выглядело это впечатляюще. Последнее время так начиналось каждое утро: Стас варил кофе на две чашки, приносил их в кабинет к своему техническому директору, усаживался на его стол и в течение получаса распинался о достижениях своего чада, прогрессирующих со страшной силой. По прогнозам Олега, такими темпами Лариса Станиславовна, или, как ее звали родители, Лара, годам к десяти должна была стать доктором наук. Затем, с чувством выполненного долга, Стас покидал улыбающегося и подтрунивающего над ним Фролова, чтобы спокойно окунуться в рабочие дела.

- Что случилось, Олег? – Стас прервал свой рассказ и внимательно посмотрел на друга, непривычно молчаливого и уставшего. Они были знакомы больше половины жизни, еще со школы. Первая их встреча закончилась сломанной рукой у Стаса и разбитым носом у Олега. Сидя в медицинском кабинете на перевязке, отчитываемые директором, а затем еще и родителями, мальчишки прониклись друг к другу взаимным уважением и симпатией, став лучшими друзьями. После школы их пути разошлись, Стас поступил на экономический факультет, Олег – на радиотехнический, где и познакомился с Марком. Долговязый с длинными волосами и в очках, тот выглядел как настоящий «ботаник». Он увлекался компьютерами, самозабвенно собирая их из добытых правдами и неправдами деталей, и казался Олегу настоящим профессионалом в этом нелегком деле. Через год он познакомил их со Стасом, и, с тех самых пор, троица стала неразлучна. Поэтому не было ничего удивительного в том, что после окончания института, на каком-то очередном выезде с шашлыками на природу, Говоров изложил им свой бизнес-проект. Технари спорили до хрипоты, тыкали жирными пальцами в столбики цифр, доказывая невозможность этого предприятия, рискованность и отсутствие перспектив, но под конец заворожено слушали своего будущего генерального.

URL
2009-08-28 в 11:53 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Они были идеальным союзом. Марка и Олега не волновало, как Стас добывал инвестиции, разрешения, выбивал помещения и закрывал все остальные организационные дела. В свою очередь, Говоров никак не касался всей технической стороны вопроса, отдав это полностью на откуп друзьям. Они не спали ночами, стараясь выложиться по полной программе, выжимали максимум из старых технологий, отыскивали новые решения и идей. В годы становления новых русских и всеобщей паранойи их продукция оказалась как нельзя кстати. Были сложности, несколько раз приходилось начинать практически с нуля, но они были не из тех людей, которые, упав, остаются лежать. Трудности только раззадоривали, подстегивали, и они двигались дальше, к своей цели. Самым сложным и болезненным событием стала для них смерть Марка четыре года назад. Случайная, нелепая и поэтому еще более тяжело пережитая. Он был убит, возвращаясь домой от стоянки, где обычно ставил машину. Убийцу нашли, им оказался пятнадцатилетний парень, наркоман, которому просто не хватало на дозу. Суд Олег помнил, как в тумане. Даже разозлиться или ненавидеть этого подростка с потерянными и бездумными глазами у него не хватало сил, равно как и его мать, хватавшую за руки вдову и просившую у нее прощения. Светлана продала им долю Марка в их общей фирме и, вместе с дочерью, уехала в Краснодар к родителям. Стас открыл для них счет, на который каждый месяц переводил крупную сумму, чтобы поддержать осиротевшую семью.

- Да что с тобой? Ты, вообще, слышишь меня? – Стас потряс задумавшегося и невнимательного с утра Олега.

- Слышу. Лара тебе улыбнулась. Молодец девчонка! – Олег откинулся на спинку кресла и потер виски. Говоров неодобрительно покосился на друга.

- Ты что, опять пил? Может завязывать пора? Как дите малое, ей-богу. Вы с Мариной два сапога пара: она вся в своей работе, ты - витаешь в облаках. Взрослые уже, не молодые люди, хватит маяться дурью. Заведите ребенка, наконец, давно пора думать о серьезных вещах.

Олег криво усмехнулся. Действительно не молодые, тридцать шесть лет. У всех друзей уже семьи, дети, а он вот…. разводится.

-А я вот… развожусь, – Олег виновато развел руками, как бы подтверждая жестом сказанное. Стас чуть не расплескал кофе и во все глаза воззрился на своего технического директора, выискивая на его лице признаки помешательства и бредового состояния. Таковых не оказалось. Покачав головой, Говоров сполз со стола и уселся в кресло напротив, скрестив руки и давая понять, что настроен на серьезный разговор. Олег кратко изложил ему события последних дней, опустив все связанное с Сашей, соврав, что сразу же уехал в гостиницу. Не то что он опасался реакции друга, каких либо вопросов, но… просто не хотелось об этом говорить. Стас слушал, не перебивая.

- Не ожидал, – произнес он, когда Олег закончил. – От кого-кого, а от вас точно не ожидал. Вы же не ссорились даже никогда.

-Вот потому и не ссорились, – Олегом овладело непонятное раздражение. – Потому что ничего не надо было друг от друга. Копошимся рядышком – и ладно. Нет, самодостаточность это хорошо, никто не спорит, и кислород нельзя перекрывать родным людям. Но люди должны оставаться близкими. А мы не остались.

- Может коньяку? – деловито поинтересовался Стас.

- Сам сказал, чтобы я пить завязывал. И, кстати, вчера я не пил вообще. И контракт Андрей Васильцев подпишет, я с ним как раз встречался, так что свои инсинуации…

- Да понял я, понял. Ухожу. Фрол… тебе если помощь нужна, или просто в гости… ты приезжай, в любое время. Наташка по тебе соскучилась, да и на Лару посмотришь. И Мишка тебе рад будет, я ему как раз новые модели купил, так он не собирает – тебя ждет. И за что тебя так дети любят, медведь ты бесчувственный?

- За то, что плюшевый, наверное, – Олег улыбнулся впервые за утро. – Спасибо, Стас, я заеду.

***
Круговерть привычных дел захватила его целиком, не оставляя места и времени для неприятных размышлений. Да, проблему придется решать, но потом, потом, а сейчас только начало недели, как обычно тяжелое и сумбурное. Все как обычно, по сложившейся привычной схеме. Только вот возвращаться вечером приходилось не домой, а в гостиничный номер. С Мариной он больше не виделся и не разговаривал, особенно не желая этого, после того, как таки воспользовался приглашением Стаса и провел вечер у него в гостях, наслаждаясь теплой суетой семейного ужина. Младший Говоров притащил ему свои модели самолетов, которые они с увлечением собирали уже не в первый раз. Лару он так и не увидел: малышка спала, чему уставшая Наташа была крайне рада и категорически запретила паломничество в детскую. В этой семье, частенько собиравшей у себя веселые компании, действовало одно железное правило: кто ребенка разбудил – тот его и укладывает обратно. Поэтому, практически все друзья успели потренироваться работать нянькой маленького Миши, родившегося, когда они заканчивали последний курс. Про случившееся Наташа, судя по всему, уже знала, но никак не затронула эту тему, за что Фролов ей был очень благодарен.

Мир рухнул в четверг. Услышав в трубке спокойный и совершенно отстраненный голос, Олег сначала его не узнал, а потом очень обрадовался, только сейчас осознав, что все это время подспудно вспоминал о Саше.

-Олег Дмитриевич, добрый день. Вас беспокоит Александр Кривцов, помощник адвоката Фроловой Марины Юрьевны. Я уполномочен передать Вам документы по бракоразводному делу. Куда бы я мог подвести Вам их?

- Бракоразводному? Хммм… Во сколько т… Простите, во сколько Вы освобождаетесь сегодня, Александр, и где будете находиться? Я подъеду.

На том конце провода замялись, послышалось какое-то шуршание и приглушенный женский голос. Как и предполагал Олег, громкая связь была включена, Марина желала слушать разговор. Подставлять Сашу не хотелось совершенно, вряд ли бы жене понравилось их знакомство, но и заставлять парня мотаться по городу, тоже было бы не правильным.

- Алло, простите за задержку, - послышался в трубке голос помощника, - я буду в девять вечера у бизнес центра…

Олег записал адрес и попрощался. Вот значит как. Что ж, так даже лучше, не придется заниматься этим самому. Странно, что потребовались какие-то документы, насколько знал Олег, при обоюдном согласии и без претензий, развестись можно было легко и просто в обычном ЗАГСе, придя вдвоем и подав заявление. «Марина – юрист, ей виднее», - подумал он рассеянно, пытаясь вновь сосредоточиться на схеме здания. В конце концов, детей у них нет, долгов тоже, а из-за чего еще можно судиться?

Вечером пошел дождь и Олег порадовался, что не стал гонять Сашу на другой конец города по такой погоде. Тот ждал его под козырьком у входа в бизнес центр и, завидев машину, направился к ней. Карие глаза блеснули из-под мокрой челки, но в них не было ни малейшего веселья или радости, лишь одна только мрачная сосредоточенность. Олег нахмурился и взял протянутую ему папку. Саша так же молча взялся за ручку двери, порываясь выйти.

- Стой. Я отвезу тебя, – Олег откинул документы назад, заводя машину.

- Не стоит. Метро здесь близко.

- Мне не трудно, – пожал плечами Олег, начиная злиться на странно себя ведущего парня. Того явно что-то беспокоило, только вот что?

- Ты посмотрел бы сначала документы, мать Тереза, - сказал тот устало и откинулся на спинку сидения, не пытаясь больше выйти из машины. Олег бросил на него взгляд, выключил зажигание и снова взял в руки папку. Там была копия искового заявления с требованием развода и раздела имущества. Перечень имущества прилагался. Квартира, машина, сбережения – это все мало интересовало Олега, но то, что значилось в одном из пунктов, привело его в полнейшее замешательство. Доля, его доля в «Римлянине». Фирма образовалась уже во время брака с Мариной, как законная супруга она имела право на половину этой собственности. Но зачем? Он готов был отдать весьма недешевую квартиру, да и остальное имущество, но «Римлянин», их детище было самым дорогим для него. И Марина это прекрасно знала.

- Ты это видел? – Олег стиснул край папки так, что побелели костяшки пальцев. Саша кивнул.

- Я их и готовил, – отвернувшись к окну, произнес он.

- Вот значит как…, - протянул Олег, еще раз проглядел бумаги и убрал их назад. Саша опять взялся за дверь. – Да что с тобой? Сказал же, отвезу.

- Я … не знал про фирму. Ну, иск на раздел имущества сразу увидел, но это нормально. А потом она про долю эту сказала, чтобы я в список внес и все подготовил. И добавила, что это самое больное твое место. И улыбалась при этом так, что…

Олег с интересом посмотрел на юношу. Тот продолжал вглядываться в дождь за окном, так и не повернувшись, выговаривая слова в пустоту, медленно и отчетливо.

- Ты ни в чем не виноват. Это… это наше дело, которое никак тебя не касается. Делай свою работу – ты же хотел стать профессионалом. В таком деле нет места сантиментам, - тут Олег ехидно усмехнулся, - или привязанностям.

Юноша чуть не взвился над сиденьем от возмущения.

- Привязанностям? Да кому ты нужен?!

- Вот, так-то лучше, – Олег завел машину и тронул ее с места. – А то рядом с тобой молоко было страшно ставить. Кстати, почему ты решил, что я говорил о себе?

Всю дорогу Саша дулся и смотрел в окно. Олег изредка скашивал на него глаза, стараясь не отвлекаться от дороги, и улыбался, снова приходя в хорошее настроение. Выглядел парень очень забавно. Еще более интересным было то, что он действительно переживал за Олега, чувствовал себя виноватым за участие во всем этом фарсе. Плохое качество для будущего адвоката. Хорошее качество для друга. Юноша интересовал его все больше и больше. Было в нем что-то особенное, какой-то несгибаемый внутренний стержень, ощущаемый, несмотря на его молодость и неопытность.

URL
2009-08-28 в 11:53 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Со своего места Олегу был виден только его профиль, четко очерченный, изящный. Карие глаза чуть прищурясь следили за мелькавшими за окном домами и деревьями, длинные пальцы нервно теребили край сумки, ремень которой был перекинут через плечо. Впереди замаячил уже знакомый дом, и Олег почувствовал легкое сожаление. Подъехав вплотную к подъезду, он остановился и выжидательно посмотрел на парня. Тот решительно вздернул подбородок.

-Чего встал на проходе? Паркуйся по-человечески и пошли ужинать.

- Что будешь делать? – спросил Саша, ставя перед Олегом чашку с кофе и тарелку с бутербродами. Только сейчас Фролов почувствовал, насколько он проголодался, и с удовольствием начал поглощать еду.

- Найду юриста, - промямлил он с набитым ртом, - что-нибудь он мне, надеюсь, посоветует. Но фирму я не отдам.

- Я могу помочь. У меня не слишком много опыта, но зато есть доступ…

- Нет! – Олег с силой стукнул по столу, заставив юношу вздрогнуть. – Если тебя поймают на таком, ты вылетишь с работы в два счета, с волчьим билетом. И тогда можешь забыть о своей мечте, тебя не возьмут даже бесплатным защитником.

- Это не твое дело. И меня не поймают, – Саша запальчиво вскочил на ноги, чуть не расплескав свой кофе.

- Так кажется всем преступникам, - отрезал Олег. – Пойми же, идиот, ты можешь загубить свою карьеру, раз и навсегда из-за ерунды!

- Это не ерунда, – юноша успокоился и взял себя в руки. – Это неправильно – так поступать с близкими людьми. Я бы так никогда не сделал.

- Иногда мы поступаем очень неправильно, даже с родными некогда людьми, - невесело усмехнулся Олег. К кофе просилась сигарета, и он, взяв чашку, подошел к подоконнику, легонько подвинув так и не севшего на место Сашу. На улице все еще шел дождь, обдавая их сыростью из распахнутого окна, было немного зябко и свежо. Оба молчали, разглядывая клубящийся сизый дым, лениво поднимающийся с кончика тлеющей сигареты. А потом Олег начал рассказывать. О студенчестве в трудное кризисное время, о Стасе, Марке, их проекте. О том, как познакомился с сероглазой белокурой девчонкой на институтской дискотеке, строгой и внимательной, показавшейся ему совершенством. О том, как работали вначале чуть ли не на коленях, не имея ни нормального оборудования, ни помещения. О том, как однажды их бухгалтер проворонила уплату налогов, и пришлось платить сумасшедшие штрафы, едва не погубившие фирму. О том, как переезжали в новый офис, чуть не переругавшись и не растеряв половину вещей; как хоронили Марка, и первый раз в жизни плакал Стас, а он, Олег, не знал, как его успокоить. Дождь кончился, сигареты и кофе тоже, а они так и стояли у открытого окна, глядя на спящий город.

Часть № 4

Утром, уже из офиса, Олег пытался дозвониться на мобильник жены, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Телефон не отвечал, а по рабочему номеру, Саша, утром накормивший его завтраком и отправивший восвояси, деревянным голосом отвечал, что Марины Юрьевны нет на месте. К обеду Олег потерял всякое терпение, но отлучиться не было никакой возможности. Дел внезапно навалилось столько, что он провозился, не разгибаясь, до самого вечера. Взглянув на часы и чертыхнувшись, мужчина быстро собрался и выскочил из офиса, рассчитывая еще застать Марину на работе. Прежде чем обращаться к адвокату, он хотел попытаться уладить дело миром, не доводя до суда.

Приемная была пуста. На секунду задавшись вопросом, где могло носить неугомонного секретаря, Олег постучал в дверь кабинета и, услышав разрешение войти, нажал на ручку. Марина правила какой-то документ, едва удостоив мужа взглядом, на мгновение оторвавшись от экрана монитора. Олег закрыл дверь и, подойдя к столу, опустился в кресло.

- Марина, зачем все это? Если ты хочешь квартиру – я уступлю ее тебе. Денег? Мы не чужие люди – разобрались бы миром, сами. И зачем тебе моя фирма? Ты же ничего не понимаешь в этом, я мог бы выплатить тебе стоимость половины моей доли.

- Ты унизил меня. Мы были вместе столько лет, а ты легко и просто отказался от меня. Не попытался понять, не попытался спросить, почему так вышло. Просто сразу заговорил о разводе, – Марина с силой нажала на клавишу ввода и чертыхнулась, отменяя последнюю неудачную правку. Тонкие пальцы с безупречным маникюром в тон макияжа нервно подрагивали от напряжения, комкая уголок распечатанных листов, лежащих перед клавиатурой.

- Ты опять переворачиваешь все с ног на голову, - устало покачал головой Олег. Ему уже начинало надоедать выслушивать одно и то же, но мысль о суде заставляла сдерживаться. – Это у тебя появился другой мужчина, не надо перекладывать всю вину на меня. Я был неправ, не заметив, что между нами все изменилось, но я хотя бы пытался быть ближе к тебе.

- Пытался?! – Марина отшвырнула от себя бумаги, так что они ворохом рассыпались по столу. – Ты ничего не знаешь обо мне. Тебя волновала твоя работа, твои друзья – они всегда были важнее. Один звонок, и ты несешься к Стасу, чтобы отвести его и Мишку к врачу, потому что его машина, видите ли, не заводится! И плевать, что у нас были планы, что я так давно хотела пойти на тот спектакль. Ни мои интересы, ни моя работа не волновали тебя никогда. Ты даже не знаешь, на что приходится идти, чтобы продвигаться в этой грязи! Что ты! Тебя бы перекорежило от всего этого, любитель чистенького. А сколько раз ты ездил к этой вашей Белке, в любое время суток, как скорая помощь! У тебя для всех них было время, только не для меня! Ненавижу! И вы до сих пор содержите ее вместе с бесполезной дочерью, которая даже…

Раздавшийся звук пощечины шокировал обоих, так же как и внезапная маринина истерика. Женщина замерла, схватившись за пылающую щеку, а Олег, приподнявшись, потрясенно переводил взгляд то на свою руку, то на жену, не в силах поверить в то, что произошло. Глаза женщины засверкали от ярости.

- Как… да как ты…

- Не смей так говорить, – Олег выпрямился и опустил руки. На душе вдруг стало очень спокойно, звенящая тишина внутри была непривычной, но какой-то очень правильной. – Миша упал с горки, потерял сознание, надо было вести в больницу. Наташа была в отъезде, если ты помнишь, Стас перепугался. А у Белки тогда еще не прошло и месяца со смерти Марка. Света в себя прийти не могла от горя, хотя и очень старалась. Эти люди важны для меня, самые близкие, родные. И ты была среди них. Может быть, я плохо показывал это. Прости.

- Иди к черту со своими извинениями!

Олег покачал головой и, развернувшись, направился к выходу. На пороге он оглянулся, окинул взглядом жену и тихо произнес:

- Прости. Где-то по пути я потерял ту умную и гордую девушку, которой не приходилось раздвигать ноги, чтобы подняться по служебной лестнице.

Дверь за ним закрылась за секунду до того, как в нее врезался степлер.

***
Приемная была все так же пуста, и это неприятно кольнуло Олега. Подивившись смутному чувству беспокойства, охватившему его, Фролов мельком глянул на компьютер Саши и похолодел. Выключен. Значит, он не вышел на время, а вообще покинул рабочее место. Неужели, он что-то попытался сделать для него, и Марина его уволила?! Возвращаться в кабинет жены и спрашивать ее об этом, не показалось хорошей идеей. В два счета сбежав с лестницы и плюхнувшись на сидение машины, Олег начал набирать номер телефона, с которого Саша звонил ему накануне. В трубке механический женский голос отвечал, что абонент вне зоны действия сети. Мужчина подождал минут пять и позвонил еще раз. Телефон был по-прежнему выключен. Беспокойство стало уже практически невыносимым, в голову лезли всякие глупости про больницы, морги и милицию. В ворохе мельтешаших мыслей внезапно промелькнула одна здравая, о том, что это вообще не его дело, где шляется нахальный мальчишка, но она тут же геройски погибла, задавленная не такими разумными товарками. Следующая мысль была о том, чтобы проверить, не дома ли он, что Олег и поспешил сделать.

Семнадцатая квартира встретила его запертой дверью и полным отсутствием реакции на звонок. Времени было уже девять вечера. Олег в задумчивости потоптался на лестничной площадке, вызвав подозрительный и внимательный взгляд все той же бабульки, зачем-то спускающейся вниз, и решил еще раз позвонить Саше на телефон. Так и есть, выключен. Олег терял терпение, испытывая совершенно иррациональную тревогу. Ну что он так разволновался? Саша молодой красивый парень, вполне возможно, что он у подружки, или в баре, или в кино. Или в кино с подружкой. Нет, он ведь гей, по крайней мере, так утверждает. И ему нравится он, Олег. Вроде бы. Хотя вообще, это полный бред, ведь они уже несколько раз ночевали вместе, в одной кровати, и Саша ни разу даже не пододвинулся к нему, забиваясь в самый угол дивана, подальше от спящего Олега. Разве так ведут себя с человеком, который нравится? Господи, а почему его вообще это волнует?! Это прекрасно, что Саша не пододвигался к нему, он-то не гей и парни его не привлекают, так что… Додумывать эту мысль совершенно не хотелось. Олег еще раз позвонил на телефон Саши и, убедившись, что тот по-прежнему не отвечает, уселся на подоконник, твердо намереваясь дождаться юношу и хорошенько надрать ему уши, если выяснится, что с ним все в порядке.

- ЭЙ! Спящая красавица! – от неожиданности, задремавший Олег чуть не упал с подоконника. Пытаясь унять звон в ушах и бешеное сердцебиение, он судорожно схватился за рубашку покатывающегося от смеха Саши и поднял на него затуманенные сном глаза. Потом его накрыла ярость.

- Ты! Почему телефон выключен?! Где ты, мать твою, шляешься?! – так и не отпустив парня, Олег методично встряхивал его, давая выход раздражению и тревоге. Карие глаза распахнулись от изумления, приобретя разом совершенно детское и беззащитное выражение.

URL
2009-08-28 в 11:54 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Я был на курсах, - полузадушено выдохнул юноша, роняя сумку и вцепляясь в запястья Олега. Пару секунд до того доходил смысл сказанного, а затем он еще раз тряхнул парня для профилактики и отпустил его.

- А мобильник? Почему он выключен?

- Так нельзя же на занятиях. А потом, по-видимому, включить забыл. Ну точно, забыл, - произнес Саша, доставая из кармана трубку, а потом покосился на Олега, машинально приглаживающего ладонью волосы. – А зачем ты меня искал? Что-то случилось?

Олег растерялся. Объяснять Саше, что он беспокоился непонятно из-за чего, казалось совершенно глупым, особенно теперь, когда нашлось такое простое и естественное объяснение всему происходящему. И почему он сам не вспомнил про курсы, ведь парень говорил ему о них?

- Я, понимаешь ли, собрался снова прыгать с моста, а потом решил лучше напоить тебя вискарем. А ты на звонки не отвечаешь.

- Ясно. Виски, извини, нет, но есть кофе, если не боишься пить его на ночь, – Саша подошел к своей квартире и, отперев замок, распахнул дверь настежь, приглашая Олега.

Сидя на кухне с чашкой кофе и сигаретой, Олег рассеянно наблюдал за суетящимся у плиты Сашей, лениво думая о том, что надо завтра скататься в магазин, чтобы снова закупить продукты для этого наказания, и хорошо бы хоть микроволновку сюда приобрести, чтобы не нужно было все время морочиться с разогревом ужина. Все время? Интересно, и часто он собрался ужинать здесь? Хотя, если и дальше так пойдет, то придется покупать еще и нормальную плиту, на этой он, Олег, категорически отказывается готовить. И посудомойку, да. Только куда же ее тут ставить? Мысли бродили в голове, одна бредовее другой, поражая своей несуразностью и абсурдностью. Но это хоть отвлекало от воспоминаний о разговоре с Мариной, больно ударившему по Фролову. Куда девалось их спокойствие, которым они так гордились?

- Ты сейчас опять уснешь, и кофе тебе не поможет. – Саша поставил на стол две тарелки с жареной картошкой с грибами для себя и Олега и уселся верхом на стул, повернув его спинкой к столу.

- Только не буди меня больше так, - рассмеялся Олег, принимаясь за еду.

- А как тебя будить? Поцелуем? – поинтересовался Саша, похлопывая по спине подавившегося Фролова. – Жадность, дядя, до добра не доводит, ешь медленнее, этого добра еще пол сковороды.

- Кстати, завтра едем в магазин, - вспомнил Олег, откашлявшись и вытерев выступившие слезы. Саша ощутимо напрягся.

- Не нужно, у меня все есть.

Олег хмыкнул и покосился на холодильник, заставляя парня покраснеть.

- Брось, я тут ужинаю и завтракаю уже почти регулярно. Что мне, объедать тебя что ли?

- Мне это приятно, - отвел глаза в сторону юноша, - у меня не так часто бывают гости: некогда, да и друзей особо нет.

- А как же это: «мне всегда есть с кем выпить»? – лукаво усмехнулся Олег, рассматривая нахохлившегося парня. Тот пожал плечами.

- Небольшое преувеличение.

- И насколько небольшое? - продолжал допытываться Олег с непонятным упрямством.

- Намного! – Саша яростно сверкнул глазами, раздражаясь уже всерьез. – Тебе-то что? Вот привязался. И, в любом случае, завтра я занят!

- Работа? Курсы? Можно после них.

- Нет! Личное… - Саша внезапно смутился, чем очень удивил и насторожил Олега.

- Понятно…- протянул тот задумчиво. Настроение стремительно портилось.

- И что тебе понятно? – продолжал злиться парень. Атмосфера накалялась, угрожая взрывом.

- Ну… девушка, наверное. Извини, что спросил, – Олег, отбросив вилку в приступе нахлынувшего раздражения, поднялся и двинулся к выходу, так и недоев. Саша, открыв от удивления рот, проводил его взглядом, а затем, опомнившись, ринулся следом.

- Ты идиот? Какая девушка? Я, по-моему, уже тебе сказал, что девушки меня не интересуют!

- Ну, значит парень, - помолвил Олег устало и наклонился, чтобы завязать шнурок на ботинке.

- Угу. Парень, конечно, - раздался сверху злой голос, срывающийся на шипение. Подняв голову, Олег встретился взглядом с потемневшими глазами Саши. Тот собирался сказать еще что-то, но только махнул рукой и двинулся обратно на кухню, бросив не оборачиваясь:

- Вообще-то, мне нужно на кладбище.

Олег замер с ботинком в руке, а затем, отложив его в сторону, пошел вслед за парнем. Саша сидел за столом и вяло ковырялся вилкой в тарелке, не глядя на стоящего в дверях мужчину. Его губы были сердито поджаты, а между бровей залегла складка, вызвавшая у Олега острый приступ вины.

- Можно… можно я отвезу тебя завтра туда?

Саша кивнул, не отрываясь от тарелки. Олег мялся в дверях, не зная, что говорить и делать дальше. Этот парень умудрялся все время вышибать его из колеи, удивлять и заставлять совершать какие-то нелепости. И ставить в дурацкое положение. Карие глаза наконец-то воззрились на него.

- Ну, и что встал? Остывает же.

Лежа в постели, Олег думал о том, что жизнь становилась совершенно ненормальной. Хотелось курить, но он боялся потревожить спящего рядом Сашу, поэтому просто, приподнявшись на локте, рассматривал силуэт юноши, скрытый одеялом, борясь с бессонницей. В сумерках, все казалось зыбким и нереальным: эта комната; тени на стене; звуки, доносящиеся с улицы через открытое окно; легкие, едва заметные завитки волос на виске юноши. Во сне он чуть приоткрыл рот, сразу став намного моложе, чем выглядел днем, серьезный и сосредоточенный. Согнутая рука скрывалась под подушкой, а вторая лежала на подлокотнике дивана, как будто обнимая или держась за него. Даже сейчас, когда он почти весь скрыт одеялом, в полутьме, его нельзя было принять за девушку. Тогда почему так приятно смотреть на него, лежа рядом, поглаживая взглядом обнаженное плечо, изгиб шеи, аккуратную ушную раковину и заострившуюся скулу?

- Ты протрешь на мне дырку. Я тебе не барышня, чтобы на меня пялиться.

- Точно. Не барышня, - рассмеялся Олег, ложась вплотную и устраивая руку на плече юноши, напрягшегося под этим прикосновением. Бессонница моментально испарилась, и через пару минут он уже крепко спал.

URL
2009-08-28 в 11:55 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
***
Утро было теплым и солнечным, и не только потому, что комнату заливали веселые желтые лучи. Приятной тяжестью плечо грела голова Саши, которому Олег так и не дал забиться в свой угол этой ночью. Парень не сопротивлялся, лишь растерялся поначалу, а потом перевернулся лицом к Олегу, утыкаясь носом в его руку. Вставать не хотелось, не смотря на то, что организм настойчиво требовал кофе и никотина, слишком уютно было просто валяться вот так в постели неторопливым субботним утром. Поэтому Олег, лежа на спине, внимательно разглядывал комнату, скользя взглядом по стенам и обстановке, машинально поглаживая прядь сашиных волос. В комнате, как и на кухне, все было чисто и очень аккуратно, можно было бы подумать, что за домом следит умелая женская рука. Однако мебель была далеко не новой, так же как и обои, давно требующие замены. Под рукой заворочался Саша, сонно что-то бормоча и отвлекая от размышлений.

- Доброе утро.

- Утро добрым не бывает, - авторитетно заявил парень, зевая и потягиваясь. Олег улыбнулся, вспомнив, как сам накануне так ответил ему, отчаянно не желая просыпаться ни свет, ни заря, когда Саша пытался стащить с него одеяло. Юноша был ранней пташкой, в отличие от Фролова, удивительно, что в этот раз они поменялись ролями.

- Иногда оно бывает очень даже добрым, - доверительно сообщил Олег прямо в самое ухо Саше, мстя за вчерашнюю побудку на подоконнике. Тот дернулся, потряс головой, возмущенно фыркнул, вылез из-под одеяла и зашлепал босыми ногами в ванную. Сразу стало холодно, и Олег, вздохнув от сожаления, начал одеваться. Позавтракав, они собрались и спустились вниз к машине. Саша был несколько скован и задумчив, заставив Олега пожалеть о своей несдержанности. Видимо, он смутил или напугал парня своими необдуманными действиями, но что же делать, если так отчаянно вдруг захотелось тепла и понимания, да не абы какого и от кого. Парень нравился Олегу. Сочетание мальчишеского и мужского в его характере, сила воли, целеустремленность, отзывчивость и острый на слово язык - все это делало Сашу совершенно неподражаемым. Он не переставлял удивлять, цеплять воображение и ум Олега, а это было не так просто сделать. «Как бы ни хотелось», - подумал Олег, садясь за руль, - «но выкинуть из головы этого кареглазого чертенка уже не получится. Да и не хочется, если быть совсем честным»

Припарковав машину, они купили цветы в небольшом ларьке рядом с кладбищем и пошли по песчаным дорожкам вглубь. Саша шел впереди, так же молча, чуть склонив голову. Олег плелся за ним, гадая, что за человек похоронен здесь и что он значит для юноши. Тот свернул налево, прошел пару метров и, толкнув калитку ограды, зашел на маленький участок, где стояла небольшая скамеечка и высился простой широкий каменный крест с фотографией и надписями. «Кривцова Алла Андреевна» - значилось на памятнике. И годы жизни, из которых следовало, что женщина умерла одиннадцать лет назад в возрасте тридцати семи лет.

- Это моя мама, – произнес первые с момента выхода из дома слова Саша, опускаясь на корточки перед могилой и раскладывая на ней купленные цветы. Олег вздрогнул, снова производя подсчеты.

- Получается…

- Она умерла, когда я был подростком. Несчастный случай. Сегодня ровно одиннадцать лет, поэтому я и хотел приехать сюда.

- Кто тебя воспитывал? Отец?

- Сначала да, - не поднимаясь и не оборачиваясь, кивнул головой Саша, вертя в руках одну из белых роз, которые чуть ранее так тщательно выбирал. – А потом он женился. Я был рад за него, правда. Мама умерла, было бы нечестно… Он же должен был продолжать жить. А потом был скандал, Лида – новая папина жена – обвинила меня в том, что я пристаю к ней. Она моложе его была, красивая очень. А может это мне тогда, в пятнадцать лет так казалось. Отец любил ее или один остаться боялся, после мамы-то, я не знаю. Только принял он не мою сторону, а ее, велев жить отдельно. Эта вот квартира - она мамина, мне по завещанию досталась. Я туда и переехал. Отец какие-то деньги сначала давал, пока я школу не закончил, а потом сказал, что теперь можно и самому работать. Я и работал, а потом в армию забрали.

- А дальше? – Олег, не веря своим ушам, подошел ближе, коленями касаясь спины Саши. Тот дергано выдохнул, откинулся назад, выравнивая дыхание, а затем встал, поворачиваясь к Фролову.

- А дальше ничего, жив, как видишь. Пришел из армии, понял, что прозябать не хочу. Там со мной парень был, старше, так он как раз с юридического вылетел, его и загребли. Он меня многому научил, много рассказывал, так что когда я вернулся, то сразу понял, куда хочу поступать. И поступил ведь, что самое удивительное. На вечернее, правда – работать надо было. А потом, когда устроился к твоей жене – перевелся на заочное, потому что ничего не успевал иначе. Ну, вот курсы тоже время отнимают. Учу английский. Так что все хорошо, не делай такое лицо.

- Сам-то свое лицо видел? – попытался отшутиться Олег, пораженный этим рассказом. Саша усмехнулся, отворачиваясь и снова глядя на портрет матери. – Ты знаешь, ведь только она меня и любила. Отцу вообще на всех наплевать, а друзья исчезли быстро, как и не было. Так что я остался один.

- Не один, - твердо произнес Олег, кладя руки ему на плечи и привлекая к себе. Саша сжался, замер, а затем развернулся и внимательно вгляделся в глаза мужчины. Тот ответил спокойным уверенным взглядом, не дрогнув и не отвернувшись, все так же прижимая юношу к себе. Парень на секунду зажмурился, как будто перед прыжком в бездну, а затем жадно приник к губам опешившего Олега. Тот остолбенел от неожиданности и от нахлынувшего непонятного ощущения, странного, смешанного, но, безусловно, приятного. Почувствовав, что он не отвечает, Саша отпрянул, распахнув глаза, в которых плескалась паника. Юноша попытался сделать шаг назад, но Олег, наконец-то осознавший произошедшее и свою реакцию, сильно стиснул его плечи, вжимая в себя и отыскивая приоткрытые губы.

Они целовались долго, очень осторожно, целомудренно прикрыв глаза и отрешась от остального мира, внезапно напомнившего о себе неприятным женским голосом.
- Совсем стыд потеряли! Никакого спасения от вас нет, даже здесь, в таком месте…, - проходящая по дорожке женщина оттерла платочком слезу и, кинув в их сторону испепеляющий взгляд, прошествовала мимо. Мужчины переглянулись, а затем Саша осторожно высвободился из рук Олега, шагнув назад, и закусил губу. В карих глазах цветным калейдоскопом сменялась целая мешанина чувств: паника, стыд, возбуждение, недоверие, радость и снова паника. Фролов машинально коснулся кончиками пальцев своих губ, проводил взглядом сделавшую им замечание женщину, а потом снова посмотрел на залившегося краской Сашу. В голове бешено бухали тамтамы, отдаваясь пульсирующей волной по всему телу, что-то ломая внутри, освобождая и круша барьеры. Олег решительно схватил юношу за руку и потащил за собой к машине.

Как только захлопнулись обе дверцы, Фролов снова притянул к себе Сашу, целуя вдумчиво, как будто пробуя на вкус свои ощущения, очень непривычные, но не пугающие. Тот, обладая поистине феноменальной восприимчивостью, почувствовал это, отстранился, испытующе заглядывая Олегу в глаза, и зло усмехнулся.

- Прости. Тебе, наверное, противно. Я… это больше не повторится.

Минута протекла в молчании, а затем Олег сжал его руку, переплетая пальцы.

- А если нет? Что тогда?

- Что нет? Я обещаю, это не повторится. Думаешь, я не в состоянии держать себя под контролем? - Саша, досадуя, попытался выдернуть свои пальцы из олеговой ладони, но тот не позволил. Парень вспыхнул, дернулся сильнее, едва не прослушав ответ Фролова, произнесенный тихим, но отчетливым шепотом.

- Что делать, если не противно? А если даже наоборот, хочется повторить? – Олег, повернувшись, спокойно и уверенно смотрел на замершего Сашу, уже не вырывающегося, но и не до конца осознавшего услышанное. Затем юноша вздохнул, отвернулся к окну и так же тихо произнес:

- Так не бывает. Ты натурал, у тебя есть жена, вряд ли ты так внезапно стал интересоваться мужчинами.

- Не мужчинами. Меня интересуешь ты.

Саша бросил на него возмущенный взгляд.

- А я кто, по-твоему? – а затем покачал головой и горько усмехнулся. - Это всего лишь временное помрачение, вызванное жалостью.

- Может быть и так, – кивнул головой Олег, - а может, и нет. Только, если отступить в самом начале, то никогда не узнаешь, что это на самом деле могло быть. Давай не будем спешить и развешивать ярлыки, а просто посмотрим, что будет дальше. Не надо меня бояться.

- Да кто тебя боится-то?! – с привычным уже возмущением в голосе вскинулся Саша. Олег широко улыбнулся, заводя мотор. Вот так-то лучше.

Про магазин они практически забыли, спохватившись у самого дома. Саша начал протестовать, но Олег шикнул на него и, развернувшись, поехал к супермаркету. В этот раз процесс занял меньше времени, о вкусах юноши он уже имел представление, поэтому просто закидывал нужные продукты в тележку, на ходу придумывая блюдо на ужин. Мельком глянул в отдел бытовой техники, но, здраво рассудив, решил, что пока не время для подобных покупок. Через час они уже были дома, распихивая приобретения по полкам и шкафам.

URL
2009-08-28 в 11:57 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Сегодня я буду готовить, - провозгласил Саша, вооружаясь внушительного вида ножом. Олег сделал широкий жест рукой, приглашая парня к плите, чем вызвал у него заливистый смех. – Ты не понял. Готовить-то буду я, а ты – на подхвате. Вот, чисти морковку и лук.

- И что это такое будет? – Олег оглядел выложенные продукты. Саша посмотрел на него с превосходством и, жестом заправдавского фокусника, извлек откуда-то настоящий чугунный казан.

- Это будет узбекский плов, – юноша водрузил тяжеленного монстра на плиту и, высыпав в большую миску рис, принялся промывать его холодной водой плавными круговыми движениями. Олег с нескрываемым интересом следил за его действиями, а затем, не выдержав, подошел сзади и обвил руками за талию, прижимая к себе и зарываясь носом в волосы. Саша едва слышно выдохнул и откинул голову назад, прижимаясь щекой к щеке. От юноши пахло каким-то абрикосовым шампунем и едва уловимым запахом мужской туалетной воды, а еще чем-то очень теплым и необычайно вкусным. Олег скользнул губами по щеке и шее, собирая этот аромат, а затем шутливо толкнул Сашу в бок, освобождая себе доступ к мойке, и принялся чистить овощи.

- И где ты этому научился? – жутко голодный Фролов с жадностью посматривал на кипящее варево в казане, куда Саша осторожно загружал рис. Тот усмехнулся.

- А у нас в армии повар был – узбек, из нашей роты. Так, когда демобилизовались, он еще год у меня тут жил, пока на ноги не встал и квартиру не снял. Вот у него и научился кое-чему.

- Какая полезная штука армия. А чему ты еще там научился?

- Ну, например…

Вечер прошел за рассказами, поеданием плова, который Олег без сомнений оценил на самый высший бал, шутливыми подколками и ленивым ничего неделанием. Неторопливо, привычно, наполненный спокойствием и миром, не имевшими ничего общего с той отстраненностью и пустотой, которой были пропитаны их вечера с Мариной. Естественно, как будто именно так и должны проходить вечера. Олег включил телевизор, впервые за все это время, и устроился на разобранном для сна диване, увлекая Сашу за собой. Как по заказу зомбоящик показывал совершенно бессмысленную комедию, что удивительно – отечественную, а не американскую, но это было как раз то, что нужно в данный момент. Едкие комментарии Саши разносили в пух и прах сюжет, игру актеров и юмор незадачливого фильма, а Олег молчал и улыбался, осторожно поглаживая юношу по плечу, просто наслаждаясь уютом. Он и не заметил, как уснул, так и не досмотрев кино до конца. Саша, скосив глаза на него, вздохнул и выключил телевизор, укладываясь на плечо раскинувшемуся на спине Фролову. Затем, поддавшись внезапному импульсу, приподнялся и осторожно, чтобы не разбудить, поцеловал Олега.

URL
2009-08-28 в 11:58 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Часть № 5

Еще толком не проснувшись, Фролов начал глупо улыбаться, не открывая глаз, всей кожей ощущая устроившегося рядом Сашу, закинувшего на него ногу и обнявшего поперек груди. И хотя тело уже затекло от неподвижности, мысль о том, чтобы потревожить спящего парня казалась настоящим кощунством. Не успел Олег подумать об этом, как на него уставились два карих глаза, еще немного сонных и блестящих.

- Прости, я разбудил тебя, да? – виновато произнес мужчина, осторожно сдвигая Сашу с затекшей руки к себе на грудь. Тот покачал головой, перевернулся на живот и уперся подбородком в тыльную сторону кисти, не спуская с Олега глаз.

- Я давно не сплю, только вставать было лень. Второй день не тренируюсь, а все из-за тебя. Так и форму потеряю.

Олег окинул взглядом хорошо раскачанные плечи юноши и рассмеялся. А потом обхватил руками его голову, зарываясь пальцами в волосы и притянул к себе, целуя осторожно и очень медленно, миллиметр за миллиметром осваивая новую территорию. Совершенно невинный, почти невесомый в начале, поцелуй постепенно становился глубже, откровеннее. Глаза у обоих были, как и в первый раз, закрыты, чтобы полностью отдаться испытываемым ощущениям. Руки Олега легли на спину юноши, поглаживая по лопаткам и пояснице, скользнули по бокам, к груди, и отдернулись из-за непривычного ощущения. Саша попытался было отстраниться, как всегда мгновенно улавливая все, что происходило в сознании Фролова, но тот вцепился в него, как в спасательный круг, не давая отодвинуться. Горячий язык скользнул по губам, раздвигая их и проникая внутрь, не позволяя разорвать установившуюся связь.

В какой-то момент, он перекатил парня на спину, нависая сверху, зацеловывая шею, плечи, ключицы и снова возвращаясь к губам. Голову совершенно сносило от отзывчивости чужого тела под ним, его податливости и одновременно силы. Чуткие пальцы зарывались в его волосы, то притягивая ближе, то отталкивая, то скользя по щекам, шее, спине, безошибочно угадывая самые чувствительные места, целомудренно не спускаясь ниже.

Поцелуи были уже знакомым, пройденным, а потому не страшным этапом. Олег с упоением отдался во власть теплой, пьянящей волне, слишком поздно осознав, чем это все чревато. Низ живота налился тяжестью, а в бедро отчетливо упиралось что-то твердое, чего по идее, как следовало из всего жизненного и интимного олегового опыта, не должно было здесь быть. Теоретически, Олег предполагал, что глобальных различий в процессе не существовало, но вот практически… Он открыл глаза и посмотрел на Сашу, занервничавшего под его взглядом.

- Что-то не так? – в голосе юноши сквозило беспокойство. Олег провел ладонью по темно-русым волосам, успокаивая его, а потом честно признался:

- Не поверишь, я не знаю, что делать дальше.

Саша недоверчиво вгляделся в серые глаза, а потом расхохотался.

- Ну, пока ты все делал правильно.

- Это пока, - Олег рассеянно погладил пальцами щеку юноши. – Я действительно не знаю, что дальше, боюсь поранить тебя или…

Не давая ему договорить, Саша потянулся за поцелуем, а когда они смогли оторваться друг от друга, чтобы перевести дыхание, Олег внезапно обнаружил, что лежит на спине.

- Эй!

- Ну, ты же не знаешь, что делать, а я знаю, – карие глаза искрились весельем и нежностью, совершенно разбившими прежний лед. И почему они раньше казались Олегу таким холодными? – Позволишь показать тебе?

Олег замер, осознав, что это означает. Нет, ханжой он не был, достаточно спокойно приняв свои чувства к мужчине, но… Это ломало все сложившиеся стереотипы и привычное ощущение себя, как более сильного, верховодящего. Это пугало. «Дурак», - зло прошипел внутренний голос, - «закомплексованный надутый индюк, раньше надо было думать об этом! А сейчас что, на полпути дашь задний ход? Сила, между прочим, как раз и заключается в преодолении собственных страхов»

- Валяй, - преувеличенно бодро махнул рукой Олег, - показывай.

Саша еще раз испытующе вгляделся в его глаза, а затем усмехнулся как-то очень плотоядно, вызвав у Фролова новый приступ паники, быстро погашенный поцелуем. Руки скользили по телу уже смелее, Олег расслабился, сосредоточившись на собственных ощущениях, которые никак нельзя было назвать неприятными. Наоборот, тело, казалось, обрело потрясающую чувствительность, живо реагируя на каждое прикосновение рук и губ, исследующих его медленно, продлевая удовольствие. Оба как будто договорились не спешить, боясь напугать друг друга напором и резкостью, растягивая каждое мгновение.

Горячее дыхание обожгло напряженную плоть, и Олег откинулся на подушку, едва сдерживаясь, чтобы не стонать слишком громко. Смешно, но именно собственные стоны, почему-то казались особенно непристойными. Пальцы смяли простыню, еле удержавшись, чтобы не вцепиться Саше в волосы, стараясь притянуть ближе, бедра инстинктивно приподнялись и тут же резко сжались, когда между ног скользнула влажная рука, нащупывая вход.

- Тише, тише. Расслабься, пожалуйста. Я осторожно, верь мне, - скороговоркой зашептал юноша, поднимая голову и поглаживая Олега по ноге, успокаивая. Тот честно попытался, закрыв глаза и отпустив несчастную скомканную тряпку. Теплые влажные губы вернулись на свое место, а по внутренней стороне бедер заскользили ладони, разливая сладкое и тянущее ощущение в паху. Собственные раздвинутые ноги вызывали смешанные чувства: от стыда и неловкости, до извращенного эксгибиционистского удовольствия от своей открытости. Особенно, когда внутрь скользнул один палец, действительно почти не причинив боли. Очень медленно, очень аккуратно, ни на секунду не прекращая других ласк, его принялись растягивать и подготавливать. Стало очень горячо, по телу волнами гуляло возбуждение, то усиливаясь, то спадая, умело контролируемое чуткими губами и руками.

Почувствовав, что ласки прекратились, Олег недоуменно распахнул глаза и встретился взглядом с совершенно шалыми глазами Саши. «Ну вот», - подумалось как-то отстранено, - «обратно дороги-то и нет». В следующий миг под него подсунули подушку, а затем, помогая себе рукой, юноша осторожно, но решительно толкнулся внутрь. Вот теперь было больно, Олег изо всех сил старался не зажиматься, но получалось плохо. Дыхание со свистом и хрипом рвалось сквозь стиснутые зубы. Саша просунул руку между их сомкнутых тел, поглаживая, лаская и отвлекая от не слишком приятных ощущений. Это помогло, и вскоре Олег почувствовал, что боли практически нет, осталось только непривычное ощущение заполненности, быстро отошедшее на второй план, когда юноша, приподнявшись на руках, начал размеренно и неторопливо двигаться в нем, внимательно ловя реакцию на свои действия. Вот чуть дрогнули и скривились губы, вот вырвался судорожный вздох, а вот тело Олега внезапно выгнуло дугой, когда он наконец-то нашел правильный угол.

- Вот так, да? Хорошо? Тебе ведь хорошо, правда? – разгоряченный и сбивчивый шепот пьянил ничуть не меньше, чем убыстряющиеся и уже почти не контролируемые движения, разливающие экстаз по всему телу. О чем он там думал, в начале? Стыдно? Неправильно? Все перестало иметь значение, растворяясь в каком-то золотом мареве, то ли от солнечных лучей, заливающих комнату, то ли от ярких вспышек перед глазами, загорающихся при каждом толчке. Все насыщеннее, ярче, глубже, полнее, заставляя полностью потеряться. Кажется, он стискивал Сашины плечи, до крови прикусывая губы и бормоча что-то невразумительное. Кажется, тот отвечал ему что-то такое же невнятное, но удивительно понятное. Накрыло обоих почти одновременно, сначала Олега, а затем и Сашу, рухнувшего на него практически без сил.

Отдышавшись, юноша сполз в сторону, ложась на бок и пытливо вглядываясь в лицо своего уже любовника, отыскивая на нем реакцию на случившееся.

- Ну, вот тебе и тренировка, - только и смог произнести Олег, выравнивая дыхание, - не полтора часа, конечно, но все же…

- Что?! Нет, если тебе мало, я могу и повторить, - сделав угрожающую физиономию, Саша снова приподнялся, но тут же был опрокинут обратно на кровать. Его сгребли в охапку, пристраивая на плече и мягко поглаживая кончиками пальцев по руке от кисти до локтя.

- Пока, я думаю, хватит, но и не надейся, что я не воспользуюсь твоим любезным предложением повторить, - совершенно серьезно произнес Олег. Саша захихикал, щекоча дыханием кожу, а потом доверчиво уткнулся носом в бок, вызвав у Фролова прилив нежности. Парня хотелось опекать, баловать и всячески радовать, как будто компенсируя прошлые предательства. Каким же дураком был его отец, по собственной воле лишившийся такого сына!

- О чем ты думаешь? – тихо поинтересовался Саша откуда-то из подмышки.

- О том, что хочется завтракать, но сначала курить. А еще о том, что сегодня выходной и самое время для пикника. Как ты насчет того, чтобы искупаться?

URL
2009-08-28 в 11:58 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Класс! – юноша поднял голову и с восторгом взглянул на Олега. – А где?

- Я покажу тебе. Они заехали в уже хорошо знакомый супермаркет, где разжились мангалом, углем и уже готовым шашлыком, плюнув на условности и традицию собственноручно готовить это самое мужское на свете блюдо. В машину были брошены спешно найденные полотенца и покрывало, вытащенное из поистине бездонного сашиного шкафа, в котором, казалось, можно было отыскать все что угодно. Через полчаса они уже мчались по кольцевой, наслаждаясь солнцем и ветром, бьющим в приоткрытое окно. Олег рассказывал Саше о пионерском лагере, где он отдыхал в детстве, отправляемый туда дедом – астрофизиком, профессором Физтеха, имевшим право на льготные путевки. Это был спортивный лагерь, со строгим распорядком и тренировками, навсегда отвратившими Фролова от профессионального спорта, но сейчас вызывающими самые приятные воспоминания. Там было весело, особенно после отбоя, когда они втихоря собирались в комнате вожатых, слушая песни под гитару и проникаясь премудростями преферанса, которому их научили молодые студенты педагогического института, проходившие летнюю практику.

Там же, на одной из дискотек, он первый раз целовался с девочкой, что было замечено заведующей, немедленно устроившей скандал и доложившей его родителям. Мама строгим тоном провела с ним воспитательную беседу о недопустимости подобного поведения, а потом, заговорчески улыбаясь, стала допытываться, чем ему так приглянулась эта девчонка. Он, забыв обо всем, взахлеб рассказывал ей, как они с Аней играли в волейбол в одной команде, и та учила его правильно подавать мяч, а потом, после тренировки, угостила персиками, привезенными родителями. Мать качала головой, уточняя подробности и тихо посмеиваясь про себя. Девочке не повезло гораздо больше, после учиненного скандала, приехавшая бабушка забрала ее обратно в город. Так и окончилась ничем первая детская любовь. Аню Олег встретил уже через много лет, заехав на кафедру к деду и увидев ее среди аспирантов. Высокая, красивая девушка с короткой взъерошенной стрижкой не узнала его. На ее безымянном пальце поблескивало обручальное кольцо, и она выглядела абсолютно счастливой и довольной жизнью.

Спортивный лагерь стоял на берегу большого и очень красивого озера, которое Олег любил за чистую воду, песчаное дно и очень уютные, закрытые от дороги маленькие стоянки. Если знать подъезды – можно было найти совершенно уединенные места с удобными пляжами и местами под палатки, чем они с друзьями частенько и пользовались, выбираясь на выходные загород. Эти вылазки были вечным камнем преткновения с женой, не любившей подобный отдых. Сначала ему удавалось уговорить Марину поехать с ними, а затем он стал просто выбираться один, без нее, не в силах отказаться от этой традиции. Может быть, мелькнула покаянная мысль, прояви он тогда больше чуткости и понимания, прислушайся к интересам жены – и не зашло бы все так далеко. Но теперь уже поздно, после драки кулаками не машут. «Кроме того, - подумал Олег, скашивая взгляд на Сашу, высунувшегося в окно неспешно движущейся по разбитой лесной дороге машины, - все что ни делается – к лучшему. Правда ведь?»

Дорога превратилась в направление, совершенно погребенная под разросшимися зарослями черники и высокой травой. Осторожно, медленно Олег провел машину по ухабам, и через минуту перед ними открылся потрясающий вид на озеро, сияющее и искрящееся в солнечных лучах. Фролов заглушил двигатель и вышел наружу, потягиваясь и вдыхая полной грудью свежий воздух.

Они расстелили покрывало, покидав туда свои вещи, раздевшись до плавок, тоже купленных в супермаркете, когда Олег сообразил, что эта деталь пляжного костюма была ими благополучно позабыта. А затем, решив, что шашлык подождет, с гиканьем бросились в прохладную воду. Плавали оба очень неплохо, что было выяснено в пробном заплыве до небольшого островка, находившегося совсем недалеко от берега. Олег пришел первым, с незначительным отрывом, и выполз на выступающие над водой корни деревьев, покрытые землей и мхом, позволяя себе передышку. Саша последовал его примеру, переводя дыхание и укладываясь на спину, головой на колени Олегу. Тот запустил пальцы в мокрые русые волосы, разбирая их на пряди, заставляя юношу жмуриться под этой лаской. А потом наклонился, запечатлевая на его губах собственнический поцелуй. Саша обхватил его руками за шею, не отпуская и отвечая порывисто, жадно. Увлекшись, они опять пропустили тот момент, когда еще можно было остановиться, оторваться друг от друга, скользя руками по мокрым телам, собирая губами озерную воду с кожи и волос, забыв про то, что островок виден с других стоянок, что машина и вещи остались на том берегу, полностью растворившись друг в друге.

URL
2009-08-28 в 11:59 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Не выдержав этой неторопливой пытки первым, Олег затащил Сашу чуть выше, на более твердую почву, уложив спиной на мох. Тот мимоходом поморщился, напоровшись на какую-то шишку, а затем уже стало не до мелких неудобств. Твердо решив реабилитироваться за утреннюю растерянность, Олег буквально накинулся на него, заставляя прикусывать губы и тихо постанывать от нетерпения. А дальше все было просто.

- Ну и как тебе больше нравится: сверху или снизу? – ехидно поинтересовался Саша, когда Олег наконец отпустил его, обессилено укладываясь рядом на траву. Фролов уже хотел сострить по этому поводу, но, напоровшись на внезапно посерьезневший взгляд юноши, ответил совершенно искренне:

- Не знаю. Похоже, мне просто нравится быть с тобой.

По тому, как расслабились его плечи и разом стал мягче взгляд карих глаз, Олег понял, что это был правильный ответ. Сложно с ним, ох как сложно, словно идешь по минному полю. Настороженный, колючий, привыкший защищаться и выживать один, без помощи других – как найти подход к такому человеку, жаждущему заботы, но с таким трудом принимающему ее? «Он привыкнет к тому, что не один, - подумал Олег, - что есть люди рядом, готовые прийти на помощь, повеселиться или погрустить вместе. Близкие люди»

- У меня есть еще один вопрос, о великий мыслитель! – Саша запустил шишкой в задумавшегося Олега, привлекая его внимание. – Мы жрать вообще сегодня будем или как? Мясо-то на берегу осталось!

Солнце золотило верхушки деревьев, постепенно скатываясь все ниже и ниже, скрываясь за лесом. Воздух остывал, заставив накинуть на себя одежду, когда они лениво валялись на покрывале у самой воды, наблюдая за утками и плещущейся рыбой.

- Удочку бы сюда, - мечтательно протянул Саша, глядя на разбегающиеся по воде круги.

- Здесь бесполезно, - авторитетным тоном отозвался Олег, - вот Стас знает озеро, где такие щуки ловятся – закачаешься. Но это подальше, километров двести за Петрозаводск. Кстати, мы в августе туда собираемся, хочешь с нами?

Саша снова замер в неподвижности, как и всегда, когда происходило что-то, вызывающее в нем негативные эмоции. Ругнувшись про себя, Олег понял, что опять сказал что-то не то, и, приподнявшись на локте, посмотрел на напрягшегося парня.

- Не знаю, Олег, - протянул тот, отворачиваясь, - я не уверен, что это получится. Давай не будем заглядывать так далеко.

- Хорошо, - сквозь зубы процедил Олег, раздражаясь, - не будем. Как я понимаю, твой интерес ко мне удовлетворен полностью, так что дальнейшие планы становятся неактуальными.

- Ты дурак? Я похож на человека, который трахается из интереса? – теперь уже разозлился и Саша, сверкая глазами из-под упавшей на лицо челки. «Подстричься бы тебе, совсем зрение испортишь», - мелькнула дурацкая мысль, моментально вспугнутая тычком в грудь.

- Ты вот о чем думаешь, а? У тебя суд на носу, а ты про рыбалку талдычишь, – юноша дергал Олега за ворот рубашки, с каждым словом повышая голос. – Да и в качестве кого я с тобой поеду? Любовника? Друга? И будем держать пионерскую дистанцию? Ты в своем уме?!

Надо же, а ведь он совершенно забыл и про Марину, и про предстоящий визит к адвокату, и про суд. Все дела и проблемы вылетели из головы напрочь, вытесненные кареглазым чудом, гневно что-то втолковывающим ему возмущенным голосом. Олег счастливо улыбнулся, вызвав у Саши оторопь, и, воспользовавшись наступившей паузой, крепко поцеловал его.

- Я понял, ты действительно прав – сейчас надо думать о другом. Давай возвращаться домой, уже стало прохладно.

Саша ошеломленно покосился на него, а потом махнул рукой, сдаваясь. Они быстро покидали вещи в машину и двинулись обратно в город. Дорога в этот раз заняла гораздо больше времени, люди возвращались с дач, готовясь приступить к трудовой неделе. На въездах собирались пробки, машины вхолостую коптили воздух, двигаясь по пол оборота колеса, но все же двигаясь. Домой они попали уже совсем поздно, усталые, но очень довольные. Наскоро приняв душ и выставив будильник – вскоре оба уже крепко спали.

***
Утро понедельника Олег давно уже не встречал в таком приподнятом настроении. Даже предстоящая встреча с адвокатом его не портила, представляясь мелким досадным недоразумением. Стас, привычно развалившись на его столе, делал ежедневный утренний доклад о новых достижениях Лары, окатившей отца водой во время купания и прибавившей в весе целых двести грамм за прошедшую неделю. Олег восхищенно цокал языком, вставлял в нужные места соответствующие междометия, от души веселясь, наблюдая за совершенно счастливым отцом семейства.

- А ты прямо светишься после выходных, – ехидно заметил Стас, которому было не отказать в наблюдательности. – Хорошо провел?

- Неплохо, - в тон ему ответил Олег, улыбаясь при воспоминаниях о пикнике. - Купаться ездил.

- О! Один? Или как?

- Или как, - лаконично отозвался Фролов и, поймав взгляд генерального, искрящийся не особо скрываемой издевкой, запустил в него карандашом. - Иди ты… к заказчикам! Не мешай работать.

- Никакой трудовой дисциплины, - сокрушенно пожаловался Стас окружающему пространству. – И так он разговаривает со своим начальником!

И, пока онемевший от подобной наглости Олег подыскивал слова, отражающие его авторитетное мнение по данному вопросу, ухмыляющийся и крайне довольный собой генеральный директор выскользнул из его кабинета.

Ближе к вечеру Олег подумал, что неплохо бы заскочить в гостиницу и взять с собой хоть какие-то вещи, дабы не сталкиваться каждое утро с проблемой, что бы такое одеть. Он уже успел переговорить с адвокатом, уверившим его, что проблема не так сложна и неразрешима, скорее муторна и неприятна. Дело грозило растянуться, но работе фирмы это помешать не могло, разве что Олегу будет запрещено продавать или дарить свою долю, что он, собственно и не собирался делать. В хорошем расположении духа, он зашел в кабинет к Стасу, чтобы попрощаться перед уходом, как из кармана раздалась трель телефонного звонка.

Взглянув на высветившийся номер, Олег улыбнулся. Саша.

- Привет.

- Олег, ты на работе? – голос юноши заставил поблекнуть улыбку, а сердце сжаться от внезапной тревоги. Случилось явно что-то нехорошее.

-Да, я еще тут. В чем дело?

URL
2009-08-28 в 11:59 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Олег, предупреди вашу бухгалтерию и отдел кадров – вам назначена проверка. У твоей жены оказалась знакомая в комиссии по труду, а ты знаешь, как там любят потрясти фирмы на предмет соблюдения трудового кодекса. Пусть приведут в порядок все документы, проведут разговоры с людьми. И, насколько я понял, будет проверка по уплате НДС за последние три года. Олег, ты тут?

Фролов растерянно молчал, не в силах осмыслить и уложить в голове услышанное. Все это казалось каким-то кошмарным сном, а не реальностью. Да что она творит, в самом деле?

- Олег! – раздалось из трубки.

- Олег? – потряс его за плечо Стас, встревожено вглядывающийся в побелевшее лицо друга.

- Я… я понял, спасибо тебе, – язык и губы не слушались, слова приходилось выговаривать через силу, прилагая сознательное усилие. – Ты вечером во сколько освобождаешься?

- Олег, ты слышал, о чем я тебе только что сказал? Твоя жена устроила вам внеочередной апокалипсис, а все что тебя волнует, это до скольки я занят?

- Я понял… Так во сколько?

- Ты невозможен, – в трубке тяжело вздохнули. Олег прямо видел, как Саша раздраженно покусывает губы, щуря карие глаза. – В девять заканчиваются курсы, там, где ты меня подбирал с документами. Черт! Все, пока!

Олег убрал телефон в карман и посмотрел на хмурящегося Стаса, почувствовавшего неприятности. Случилось то, чего он больше всего опасался: его проблемы с Мариной отразились на их совместном детище, подставив под удар ни в чем неповинных людей. Совершенно безжизненным голосом он рассказал новости Стасу, сосредоточенно потирающему нижнюю губу и мрачнеющему с каждым словом. Было ужасно стыдно перед другом, оказавшимся втянутым во всю эту мерзость, и еще и как втянутым.

- Прости меня, Стас. Я постараюсь все уладить как можно быстрее. Попробую еще раз с ней поговорить, может откупиться… Ты только не переживай, я сам все…

- Я и не переживаю, – Говоров поднял на Олега совершенно ясный взгляд, холодный и сосредоточенный. Тот замер, хорошо знакомый с таким выражением на лице друга, не предвещавшем обычно ничего хорошего для того, кем оно было вызвано. – Проверка, говоришь? Это мы еще посмотрим, состоится ли она.

Добродушный отец семейства испарился, оставив на своем месте того, с кем Олег когда-то начинал крайне рискованное дело. Драться Стас умел всегда, не признавая поражения, всегда находя силы, чтобы подняться. И не важно, шла ли речь о разговоре с инвесторами, или «стрелке» с братками, решившими подоить только вставшую на ноги фирму, или конкурентами, с помощью взятки выигравшими так нужный им тендер – Стас всегда находил выход из ситуации, обыгрывая зазевавшегося противника. В такие минуты его пульс не превышал девяти десятков ударов в минуту, исправно питая мозг, занятый решением возникшей проблемы. Нервозность, паника были ему не знакомы в критических ситуациях, что всегда поражало друзей, неоднократно становившихся свидетелями подобной метаморфозы. Душа любой компании, балагур и весельчак исчезал на глазах, а вместо него появлялся холодный и расчетливый аналитик, капитан, уверенной рукой ведущий их общий корабль. Олегу зачастую не хватало подобного хладнокровия, но и он не привык отступать и сдаваться.

- Мне жаль, что так получилось, Стас. Ты знаешь, я бы меньше всего хотел, чтобы пострадала фирма и ты.

- Кто тебе сказал, что мы пострадаем? Побольше оптимизма, рано ты лапки-то поднял, – Стас бросил на него насмешливый взгляд. – У нас тоже усы, т.е. связи имеются. Вот и посмотрим, у кого… длиннее.

- Спасибо…

- Проваливай, Фрол. А мне надо сделать пару звонков.

Часть № 6

К бизнес центру Олег подъехал без пятнадцати минут девять, вышел из машины и закурил, присев на капот. Сашу хотелось видеть почти нестерпимо, как будто его присутствие позволило бы убедиться, что мир не рушится под ногами, а небо не падает на голову. Все происходящее казалось омерзительным, вызывая тошноту и желание закрыть глаза, чтобы не видеть этого. Не то, чтобы он сильно боялся устроенных им проверок: дела они вели достаточно аккуратно (хотя прикопаться, при желании, можно было и к Христу, что он не правильно висел на кресте) да и связи у Стаса имелись весьма неплохие. Просто все это выбивало из колеи: в кошмарном сне ему не могло привидеться, что они с Мариной будут делать друг другу гадости и судиться из-за денег. Прожить вместе столько лет и разойтись вот так – это казалось абсурдом и нелепицей.

URL
2009-08-28 в 12:00 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Оплот стабильности олегового мира, тем временем, бесшумной походкой подошел к вставшей на охрану машине, на капоте которой восседал Фролов, задумчиво куривший уже третью сигарету подряд. Юноша оглядел эту картину, покачал головой, а затем с силой врезал по колесу. Заорала сигнализация, а Олег отпрыгнул от машины не меньше чем на метр, ошалело тряся головой и оглядываясь по сторонам. Его взгляд остановился на ухохатывающемся хулигане в строгом деловом костюме с искрящимися весельем мальчишескими глазами. На душе разом потеплело, и, запихнув возмутителя спокойствия в салон, он двинулся по знакомому маршруту к дому.

Когда они припарковали машину и вышли на улицу, Саша бросил взгляд на сумку в руках Олега и, ничего не сказав, направился к подъезду. Фролова внезапно охватили сомнения. Он практически оккупировал все свободное время парня, проводя у него вечер за вечером, в сущности, уже перебравшись к нему, не спросив мнения хозяина дома на этот счет. Саша не высказывал неудовольствия, но было ли ему это действительно нужно и приятно – терпеть на своей территории другого человека? Он решил за них обоих, как привык делать обычно, по умолчанию считая, что знает и понимает желания партнера. Было ли это действительно так?

- Ты чего? – Саша обернулся на пороге к замершему у машины Олегу, механически вертевшему в руках сумку. Тот поднял на него глаза и, решившись, произнес:

- Я, наверное, в гостиницу поеду. Тебе отдохнуть надо… да и мне тоже.

Карие глаза вспыхнули от обиды.

- Хорошо, – Саша положил ручку двери, не спеша ее открывать, а затем обернулся к Олегу.

- И меня ты, конечно, не хочешь спросить, нужен ли мне отдых?

- Да я, вообще-то, и спрашиваю как раз!

- Когда задают вопрос, необходимо голосом выделить конец предложения, в начале использовать специальное вопросительное слово, например: «когда», «где», «почему» и так далее. И, если он не риторический, предполагается, что от собеседника ожидается какой-либо ответ. А ты уже все решил. Тебе не кажется, что у кого-то проблемы с грамматикой за второй класс? – неожиданно резюмировал свою отповедь юноша.

Пока Олег придумывал, что сказать в ответ, у него отобрали сумку, и ничего больше не оставалось, как проследовать внутрь дома. Саша продолжал злиться, но уже как-то слишком нарочито, неправдоподобно. Фролов наблюдал за взъерошенным парнем, ожесточенно кромсающим что-то в салат, с затаенной улыбкой на губах и хорошим светлым чувством в душе. Казалось невероятным, как быстро и надежно он занял все мысли Олега, а главное, что тот был совсем не против подобной оккупации. За последние пару недель мир встал с ног на голову, перевернув все привычные устои и взбаламутив тихую, так хорошо знакомую, гавань. Разрыв с Мариной, предательство, новая связь, причем с двадцатичетырехлетним парнем! Это все казалось каким-то сном, настолько было нереально.

- Перестань так делать. Или лучше действительно уходи, – Саша, не оборачиваясь, отбросил нож в раковину, сгребая нарезанные овощи в салатник. Олег, очнувшись от раздумий, недоуменно посмотрел на него.

- Что перестать?

- Ты думаешь, я не понимаю, что творится в твоей голове? Сейчас ты пытаешься понять, как дошел до жизни такой, связался с парнем, чуть больше чем через неделю, как ушел из дома, нормально ли это и что скажут твои друзья, если, не дай Бог, узнают об этом.

- Да ты, оказывается, телепат! – рассмеялся Олег, вставая и подходя вплотную.

- Знаешь, - доверительно сообщил он на ухо юноше, - у кого-то проблемы с комплексами. Я думал о том, как нам пережить весь этот бардак с наименьшими потерями.

- Врешь, – Саша мельком скользнул глазами по его лицу и снова отвернулся.

- Вру, – легко согласился Олег, разворачивая рассерженного парня к себе лицом, обнимая за пояс и притягивая ближе. – Но тебе тоже стоит проявить чуть больше понимания и терпения.

Саша вспыхнул, хотел что-то сказать, а потом растерянно улыбнулся.

- Похоже, мы стоим друг друга, да? Извини, у тебя действительно куча проблем, а я тут с ерундой. Послушай, может мне действительно стоит попытаться…

-Нет! – отрезал Олег, прекрасно понимая, что тот хочет сказать. – Даже не вздумай, слышишь? Ты заработаешь себе такую репутацию, если все откроется, что можешь смело распрощаться с мыслью работать в этой области. Все решится, даю слово. Веришь?

- Верю, - усмехнулся юноша, кивком головы отбрасывая челку и чуть откидываясь назад всем корпусом. Его вид при этом показался Олегу настолько вкусным, что ужин пришлось отложить по техническим причинам. Проверку трудовой комиссии они пережили без потерь, проверяющая оказалась женщиной адекватной и, не обнаружив особых нарушений, выписала им какие-то минимальные штрафы. Затем главному бухгалтеру позвонили из налоговой, затребовав копии контрагентских договоров за последний год. Ирина, предупрежденная заранее, была во всеоружии, но все равно вернулась от инспектора почти в истерике. Стас и Олег, чувствующий себя последней сволочью, отпаивали женщину коньяком в кабинете генерального, который стал штабом их маленькой армии. Через пару дней явились пожарники, за ним санэпиднадзор, обследовавший их небольшую столовую, потом снова налоговая. Большинство инспекций удавалось спустить на тормозах, делая их формальностями, благодаря оперативным действиям Стаса. Все это казалось совершенно бесконечным, изматывающим процессом, не смертельным, но дорогостоящим и мешающим нормально работать

Саше удавалось более-менее предупреждать их о действиях противника, но Олег, искренне боявшийся за парня, запретил ему звонить им с работы. Стас тактично помалкивал, считая, что у друга связь с девушкой из марининой конторы, не видя в этом ничего предрассудительного, да и времени лезть в чужую личную жизнь у него не оставалось. Даже утренние посиделки за кофе пришлось отменить, о чем Олег сокрушался чуть ли не больше всего – так привык он к рассказам про Лару и остальное семейство, всегда приводящих его в хорошее настроение. Жизнь вставала на дыбы, заставляя крепко вцепиться в удила, чтобы удержаться в седле. А падать очень не хотелось.

URL
2009-08-28 в 12:00 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Неумолимо приближались выходные. С момента их с Сашей первой близости прошло уже две недели, точнее пролетели как одно мгновение. Олег практически полностью перебрался в маленькую квартирку, захламляя ее своими вещами: ноутбуком, чертежами, распечатками ТЗ. Он все-таки купил микроволновку, в зародыше подавив бунт, устроенный Сашей, отчаянно сопротивлявшимся благоустройству его квартиры. Причины его упрямства были понятны Фролову, но надо же было приучать мальчишку к благам цивилизации, да и самому уже надоело обходиться без привычных вещей. Следующей планировалась замена телевизора и покупка Саше ноута, о чем Олег благоразумно предпочитал помалкивать, справедливо опасаясь нового скандала.

Он устало потер глаза, вглядываясь в законченный проект, отданный ему на проверку. Ошибок практически не было, так, мелкие недочеты, достаточно легко устранимые. День подходил к концу, разговор с проектировщиками можно было отложить на завтра, прямо на утро, когда они все будут в сборе. «Если, конечно, не нагрянет очередная проверка», - подумал он, глядя на входящего в кабинет Стаса.

- Олег, надо поговорить, - сказал Стас, усаживаясь на край стола.

Тот облегченно выдохнул. Значит, ничего особенного не произошло, иначе бы Говоров уселся в кресло напротив. Эта странная привычка: о неприятностях и рабочих моментах говорить там, а на личные темы – сидя на столе, была поистине непостижима, но сопровождала Стаса многие годы их знакомства. Зато всегда можно было понять, ждет ли тебя дружеский треп или разнос от начальства.

- Ты еще не забыл, что у меня в воскресенье день рождения? Вижу, забыл. Неудивительно конечно, но, Фрол, война – войной, а обед, т.е. день рождения, по расписанию! Нельзя неприятностям позволить испортить нам праздники, как считаешь?

Олег кивнул, судорожно соображая, что бы такое подарить именильнику, про которого он действительно напрочь забыл и не подготовил подарок. Даже ни одной идеи в голове! И еще…

- Стас, а можно я буду не один?
- Я все ждал, когда ты спросишь. Если боишься выволочки от Наташки за новую пассию, то зря, она полностью на твоей стороне и очень рада, что ты не один. Да и я бы посмотрел на ту особу, которая смогла привлечь твое внимание. Это должна быть незаурядная девушка.

Олег растерялся. Нет, он предполагал, что когда-нибудь придется объяснять другу сложившуюся ситуацию, но теперь, когда это стало очень недалеким будущим, его охватила настоящая паника.

- Да нет, - сказал он, чувствуя отвращение к самому себе, - это просто друг, которого я бы хотел с вами познакомить. Он хороший парень, и, честно говоря, мы с ним договорились уже на эти выходные, поэтому было бы не хорошо бросать его вот так. Примите еще одного гостя?

- Просто друг? – поднял бровь Стас. – Которого ты хочешь с нами познакомить на моем дне рожденья, где отродясь собирались только мы? Мне кажется, ты лукавишь.

Олег уперся взглядом в монитор, избегая смотреть на Говорова, который, в свою очередь очень внимательно изучал его лицо. Потом Стас вздохнул и хлопнул его по плечу.

- Я понял, это кто-то важный для тебя. Конечно, приводи, не вопрос. Любопытно, что же это за сокровище такое, – и, прежде чем Олег успел что-то ответить, вышел из кабинета. Фролов покачал головой, уже жалея о своей идее. А ведь придется еще разговаривать с Сашей.

***
- Я не пойду.

- А если я попрошу?

Они спорили уже полчаса, периодически срываясь на крик, одергивая друг друга, а потом снова повышая голос. Саша, как и ожидалось, воспринял идею в штыки, моментально найдя тысячу причин, чтобы не идти. А реальной была всего одна, так и не озвученная никем из них – страх. Олег понимал его, сам испытывая настоящую панику, но проснувшееся совершенно иррациональное упрямство заставляло настаивать на своем.

- Там будет только семья Стаса, даже Белка с дочкой не приедет. Стас всегда празднует день рождения в узком кругу, раньше мы собирались тремя семьями. Теперь вот, без Марка.

- Олег, я-то там зачем? – Саша устало посмотрел на Фролова. – Вы там все свои, я – чужой. Да и еще и не понятно кто. Как ты им объяснишь, кем я тебе прихожусь?

- Важным для меня человеком, – юноша вздрогнул, а Олег продолжал, - у меня почти никого нет. Родители далеко, в другой стране. Марк умер. С Мариной вот как вышло все. Остались только Стас с семьей, самые родные и любимые люди. И ты. Вы – это все, что у меня есть, самое ценное. И я бы хотел познакомить вас.

Саша недоверчиво покосился на него, разом теряя весь воинственный запал, а потом усмехнулся.

- Черт с тобой, пойду я на эти смотрины.

Всю субботу они мотались по магазинам, пытаясь поймать вдохновение для подарка. Дело шло со скрипом, за все это время почти все, что можно, было дарено-передарено не один раз. Безделушки, сувениры, полезности – у обоих разбегались глаза, но вычленить Идеальный подарок не получалось. У них не было принято дарить что-то дорогое и ценное, скорее смешное и памятное, как, например галстук, с карикатурным изображением физиономии Олега, который он получил два года назад. Теперь он исправно одевал его на все совещания, вызывая тихую истерику у Стаса.

Обойдя два этажа Гостиного двора, галерею бутиков и Пассаж, Олег, вымотанный донельзя, потащил Сашу пить кофе в ресторан «Седьмое небо», расположенный под самой крышей. Из окон открывался красивый вид на Невский проспект, кофе был крепкий и горячий, а голова наконец перестала кружиться от бесконечных цветных витрин.

- Ну, и что делать? – с отчаянием в голосе провозгласил Фролов, немного придя в себя.

- Спокойно, без паники. Надо рассуждать логично. Чего у него точно нет?

- У него есть все, – патетично махнул рукой Олег, вызвав у Саши хихиканье. А затем глаза юноши внезапно загорелись.

-Все есть, говоришь? Тогда я знаю, какой ему нужен подарок! Допивай кофе, это тут недалеко, сейчас пешком добежим.

Через двадцать минут Олег покатывался со смеху, держа в руках абсолютно простую большую белую кружку, с лаконичной надписью на боку: тому, у кого ВСЕ ЕСТЬ. Расплатившись за покупку в маленьком сувенирном магазинчике, и упаковав ее в пять коробок – одну в другую - они совершенно счастливые отправились домой, предвкушая, как Стас завтра будет разворачивать всю эту конструкцию.

Нажимая кнопку звонка стасовой квартиры на Васильевском острове, Олег ощутил, как подгибаются, становясь ватными, колени. Такого ужаса он не испытывал с тех пор, как директор школы застукала его курящим в туалете и пригрозила все рассказать отцу. Старший Фролов характер имел суровый, а руку тяжелую и скорую на расправу. И хоть сейчас бить его никто не собирался, паника была ничуть не меньшая. В правую руку осторожно вкрались тонкие пальцы, еле уловимо пожав, и тут же исчезнув, как и не было. Входная дверь распахнулась, являя их взору радостного Мишку, бросившегося Олегу на шею, и они решительно шагнули навстречу неизвестности.

- Стас, это Саша, мой друг. А это мой, так называемый, начальник и компаньон, Стас Говоров, это чудовище зовут Мишей, а красавицу хозяйку дома – Натальей. Будьте знакомы, – Олег подтолкнул растерявшегося Сашу, которому Стас, прищурив глаза и внимательно оглядев парня, протянул руку. Пожатие получилось несколько настороженным и скованным, мужчины явно приглядывались друг к другу, пытаясь понять, кто находится перед ним. Наташе же юноша понравился сразу, разбудив в ней материнский инстинкт, требовавший накормить и обогреть дите, чем она с удовольствием и занялась, пригласив всех в гостиную.

Подарок Стас, будучи человеком с чувством юмора, оценил по достоинству, заявив, что ему льстит подобное мнение. Саше показали дом, Лару, на удивление спокойно и мирно принявшую незнакомца, и пару альбомов юношеских фотографий, вызвав протесты Олега, на которые никто не обратил внимания. Младший Говоров, в свою очередь, проникся к юноше нескрываемым восхищением, сразу же оккупировав гостя. Он без умолку рассказывал ему про школу, свои модели и футбольную секцию, в которую записался не так давно, но уже успел сбить все колени и локти. Стас же внимательно изучал визитера, гадая, что могло связывать их с Олегом.

- Значит, Вы и есть тот самый Саша, который так помог нашей фирме в последнее время? – спросил Говоров, когда они сели за стол, испытующе вглядываясь в лицо юноши. Тот вздрогнул, посмотрел на Олега, который в свою очередь бросил недоуменный взгляд на генерального директора. – Прости, Олег, я просто слышал это имя, когда ты говорил по телефону. Признаться, я думал, что ты влюбил в себя одну из сотрудниц марининой конторы, которая от большого и чистого чувства и помогает тебе. Но, зачем это нужно Вам, Александр? Ведь, судя по всему, Вы достаточно тесно работаете с Мариной Юрьевной.

URL
2009-08-28 в 12:01 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
- Я ее личный помощник, - кивнул головой Саша.

- Даже так? При этом сливаете на сторону достаточно ценную информацию, подставляя своего патрона. Не слишком достойное поведение, как Вам кажется?

- Стас, ты…, - побелевший Олег попытался было вмешаться в творившийся кошмар, но его прервал спокойный и уверенный голос.

- Согласен, именно так и есть – не слишком достойное поведение. Предполагаю, Вы думаете, что Олег платит мне за это, но Вы ошибаетесь. Просто, он мой друг, а то, что происходит – неправильно. Я могу оставить свои руки чистыми и позволить твориться этому беспределу, а могу пойти на сделку с совестью, поступив недостойно, но так, как считаю верным. Я выбрал второе, а Вы?

Саша отложил вилку в сторону и поднялся.

- Простите, если это все, то я пойду.

- Сядь, – Стас оперся подбородком о переплетенные пальцы, заинтересованно разглядывая юношу, а потом перевел взгляд на Олега. – А он молодец, теперь я понимаю, почему ты сказал, это особенный человек.

- Не обижайся, - он снова посмотрел на замершего Сашу. - Я должен был понять, что происходит, и что за человек возник рядом с Фролом. Он же очень умный, когда дело касается работы, но такой дурак, стоит речи зайти о людях. Правда, тут он, похоже, не ошибся.

Поднявшись, Стас снова протянул ему руку, на этот раз от всей души, которую Саша, поколебавшись секунду, крепко пожал.

Спустя пару часов, когда юноша помогал Наталье сменить посуду под сладкое, Олег затащил ухмыляющегося Стаса в кабинет, где в весьма экспрессивных и доходчивых выражениях объяснил ему, что думает по поводу этой выходки. Его, меньше всего на свете ожидавшего подобного, буквально трясло от ярости и возмущения. Говоров подождал, пока Олег выдохнется, и подтолкнул к нему пепельницу, закуривая сам.

- Я удивлен, - произнес Стас после второй затяжки. – Я так и не понял, что у вас за отношения, и даже не хочу об этом думать, но одно могу сказать точно: ты выглядишь гораздо живее и счастливее. Наташке он нравится, а она очень редко ошибается в людях. Ты действительно нашел… незаурядную «девушку».

Олег удивленно покосился на друга, который ответил ему ехидной усмешкой. На душе полегчало, все оказалось гораздо проще, чем он думал, без лишних слов и ненужных объяснений. Друзья все поняли… и приняли.

- Как ты догадался? Неужели так видно?

- Фрол, я знаю тебя столько, сколько не живут. Ты на него смотришь, как на самую большую в мире ценность, которую у тебя пытаются отнять. А тогда, за столом, ты ведь чуть не врезал мне, так перепугался за своего бесценного Сашу, – Стас сочувственно посмотрел на откашливающего сигаретный дым Олега, а потом добавил, - не дрейфь. Уже поздно.

- Умеешь же ты подбодрить.

Звонкий голос Наташи позвал их пить чай с традиционным клубничным тортом, и мужчины, переглянувшись, поспешили на зов. Оба, как дети, обожали сладкое.

Потом они медленно шли по Большому проспекту, не спеша ловить машину. Молча, думая о чем-то о своем, наслаждаясь сумерками все еще белых ночей, придающих городу на Неве мягкость, сглаживая прямые линии улиц и шпилей. Сырость, которой тянуло от реки, заставляла жаться друг к другу, в неосознанном порыве поймать чужое тепло. Хотя, почему чужое? Все отходило на второй план, кроме звука шагов, вторящих собственным. Завтрашний день, точнее уже сегодняшний, вполне мог принести новые проблемы, но пока, идя по опустевшему городу, им казалось, что все всегда будет так же хорошо, как сейчас.

Часть № 7

Олег предпринял еще одну, полностью провалившуюся, попытку договориться. Марина отказывалась разговаривать с ним, полностью оборвав любые контакты, отвечая лишь на звонки адвоката и только в рамках подготовки к предстоящему суду. Разбирательство было назначено уже через две недели, при этом адвокат уверял, что в данных обстоятельствах оно будет первым, но не последним в череде заседаний. Это раздражало, выматывало, равно как и остальные досадные мелочи.

Саша заметно помрачнел, стал более раздражительным и замкнутым, особенно с того момента, как побывал на работе у Олега, заехав за какими-то бумагами для Марины. Фролов, не разгибаясь, корпел над схемой электросетей, ломая голову как сделать так, чтобы не пришлось сверлить трехметровые капитальные стены здания. Рядом возмущенно бухтел что-то невразумительное главный куратор проекта; девочка из отдела сметы категорически отказывалась пересчитывать готовый объект. Нормальный рабочий бардак в кабинете технического директора, который кивком головы поприветствовал юношу и, успев только спросить, будет ли он кофе, тут же был подхвачен под руку кем-то из подчиненных, настойчиво сующим ему в руки огромные распечатанные листы. Олег, позабыв обо всем, погрузился в изучения чертежей и не заметил, как Саша, понаблюдав за происходящим пару минут, развернулся и вышел из кабинета.

Мнительность парня периодически очень раздражала Олега, не замечающего порой, что сам ведет себя точно так же. Оба слишком привыкли к своим образам жизни, которые были очень разными, принадлежа весьма несхожим мирам. Глядя на Сашу, Фролов впервые понимал, как ему повезло в жизни, всегда окруженному поддержкой и пониманием. Сначала родители, потом друзья – все время кто-то был рядом, готовый подставить плечо и подать руку. Сам Олег всегда поступал аналогично, это было так же естественно для него, как дышать. Его мир строился на партнерстве, взаимовыручке, доверии и состоял из узкого круга очень близких людей. Попасть в него было сложно, но ради них он бы пошел на все.

Саша привык справляться сам, выучив на горьком опыте, что доверять нельзя никому. Как это умудрялось сочетаться с потрясающей отзывчивостью и желанием помогать другим, оставалось только догадываться и удивляться противоречивости человеческой натуры. Но сам он любую помощь, особенно материальную, воспринимал в штыки, категорически не позволив Олегу ни заплатить за его обучение, ни сменить что-либо из обстановки в квартире, ограничивая поле деятельности любовника лишь тратами на продукты. Фролов злился, пытался доказать нецелесообразность подобного подхода, покупал что-то втихоря и нарывался на скандал.

Обнаружив, что у парня, кроме костюмов для работы и пары джинс, фактически и нет иной одежды, Олегу даже удалось затащить его в магазин. По его меркам, цены там были вполне средние, но Саша, мельком оглядевшись вокруг, наотрез отказался что-либо мерить.

- Ты можешь хоть раз сделать так, как я хочу, не возражая?! – Олег разозлился не на шутку. Он оставил кучу работы невыполненной, лишь бы выбраться сюда, а маленький придурок строит из себя невесть что. Карие глаза опасно полыхнули, предвещая бурю, которая не замедлила грянуть.

- Я и так все время делают так, как ты хочешь. Ты вообще не слушаешь, что я тебе говорю, всегда настаиваешь на своем, нравится это мне или нет!

- Да когда я так делал?!

- Постоянно, Олег, постоянно… - голос Саши вдруг упал до шепота. Олегу стало жутко. Хотелось подойти, обнять, но они были в общественном месте, уже и так привлекая кучу никому не нужного внимания. Фролов ухватил парня за руку, намереваясь идти к машине и там хорошенько во всем разобраться, но тот, неправильно истолковав его действия, вырвался и кинулся прочь из бутика. Олег растерянно посмотрел ему вслед, а потом поспешил на выход, но беглеца простыл и след. Поблуждав еще полчаса по разным отделам, кафе и ресторанчикам в поисках пропажи, он поехал домой, рассчитывая дождаться Сашу там.

URL
2009-08-28 в 12:01 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
На душе было тяжело и муторно. Обычно во время размолвок они мирились сразу же, не выдерживая возникающего напряжения. Теперь все изменилось. В груди клокотало раздражение на слишком гордого и замкнутого парня, очень много надумывающего лишнего в его, Олега, действиях и мотивах. «А что он должен думать? – вкрадчиво поинтересовался настырный внутренний голос, как всегда решивший высказаться не вовремя. – Ты везде суешься к нему со своей благотворительностью, такой взрослый, успешный, с деньгами. Кем, по-твоему, он себя чувствует? Не содержанкой ли? Ты душишь его». Внутренний голос был послан к лешему.

Олег от души материл пробку на дороге, в которой торчал уже почти час. Саша не снимал трубку, на сообщения тоже не отвечал, что одновременно злило и пугало Фролова. Так сильно они еще ни разу не ругались, и становилось ужасно страшно. Сердце сжимала ледяная рука нехорошего предчувствия, все больше овладевавшего мыслями Олега. Наконец кое-как припарковав машину, он со всей возможной скоростью поспешил наверх.

Отперев дверь своим ключом, Олег с облегчением обнаружил, что Саша уже дома. Он почти вбежал в комнату, где парень сосредоточенно возился с чем-то. Этим самым чем-то оказалась сумка Фролова, в которую юноша аккуратно упаковывал вещи. Олег замер на пороге, не веря своим глазам. Как же так? Саша, услышав, как он вошел, не поворачиваясь, произнес куда-то в пространство:

- Прости. Так будет лучше. Все это зашло слишком далеко.

- Вот как? – Олег, зло прищурясь, прислонился к косяку, наблюдая за манипуляциями юноши, почти закончившего свою работу. – Вот так разом решил?

- Не разом, - Саша поморщился, как от оскомины, - я не первый день об этом думал, просто только сейчас понял, как устал от тебя. Я очень прошу тебя уйти. Или ты и тут будешь поступать по-своему?

- Нет, спасибо, я тебя понял, – Олег подхватил свою сумку, заметно увеличившуюся в объеме с того дня, когда он первый раз привез сюда часть своих вещей, и, не проронив больше ни слова, вышел за дверь, оставив ключи в коридоре. Он не мог видеть, как в комнате Саша медленно опустился на диван, пряча лицо в ладонях.

***
Гостиничный номер был точно таким же, как и тот, который он снимал ранее, когда ушел от Марины. В этот раз «ушли» его самого, однозначно высказав свое решение. Злиться на Сашу не получалось, на себя – не хотелось. Хотелось напиться, но Стас бы не одобрил такую идею, а больше кандидатов в собутыльники и не было. Теперь не было.

Круг замкнулся странным образом, вернув его туда, откуда он начал было новый виток. Значит, что-то опять было сделано неправильно, именно с его стороны, раз ему так настойчиво подсовывали один и тот же невыученный урок. Об этом стоило подумать и очень тщательно, разобраться со своими проблемами, а потом… может быть…

- Что ты ему сделал? – Стас изучающе разглядывал хмурое олегово лицо, опираясь боком на стол и помешивая остывший кофе. Тот бросил на него раздраженный взгляд покрасневших от бессонной ночи глаз.

- И тебе даже в голову не закрадывается, что, может, это он мне что-то сделал? Вообще-то ты мой друг, мог бы и поддержать.

- Я твой друг, именно поэтому скажу тебе, что ты идиот. Ладно, с Мариной я понимаю все, она стерва. Но ты тоже хорош, ты же сразу ушел, моментально все отрезав. Да, правильно, не спорю, но тут другой разговор. Он – не Марина. Ты так все и оставишь?

- Он ясно выразился, что хочет, чтобы я проваливал. Что, мне теперь бегать за ним и упрашивать? – подспудно Олег был полностью согласен со Стасом, смотревшим на него осуждающе и укоризненно, но чертово упрямство вкупе с гордыней и обидой не позволяли признаться в этом даже себе. Говоров покачал головой.

- А хоть бы и так. Он того стоит. Но решать тебе, конечно.

- Я уже все решил, - сквозь зубы процедил Олег, - и не собираюсь менять решение. У меня и так проблем хватает. Суд через неделю, не забыл?

- Я-то нет. – Стас слез со стола и, помедлив, произнес, - Фрол, ты хороший человек, мы очень давно дружим, и я всегда был и буду на твоей стороне. Но сейчас ты неправ.

Олег проводил его взглядом, а когда дверь за другом закрылась, отшвырнул ручку и, схватив мобильник, набрал Сашин номер. В динамике потянулись длинные гудки, казалось отсчитывающие удары его сердца, почти замершего в ожидании. Секунды бежали одна за другой, а трубку никто не снимал. Со злостью нажав отбой, Олег едва не кинул телефон об стену, но вовремя опомнился и аккуратно положил его на стол. Ну, вот теперь точно все. Адвокат объяснил, что первое судебное разбирательство будет коротким. Истица выскажет свои претензии, ответчик – протест, будут представленны необходимые документы, а дальше взят перерыв на оценку требований сторон, спорного имущества и т.п. Потом будет объявлено новое заседание, где тоже могут возникнуть сложности, если стороны не придут к соглашению и так далее. Следовало готовиться к долгому процессу. Все можно было упростить до предела, подписав мировое соглашение, но Марина упорно отвергала подобный вариант, поэтому Олег был несказанно удивлен тому, что за день до заседания в его кабинет постучался ее адвокат, пожилой мужчина по имени Сергей Михайлович. Официально своим делом Марина не занималась.

Олег приветствовал вошедшего и предложил присаживаться, гадая про себя, зачем он понадобился противоположной стороне. Адвокат устроился в кресле для посетителей, вытащив из портфеля объемную папку.

- Олег Дмитриевич, прошу прощения за подобный визит, но дело не терпит отлагательств. Ознакомьтесь, это экземпляр мирового соглашения, которое Вам предлагает Марина Юрьевна. Согласно ему, Ваши общие счета делятся в равных долях между вами обоими. Квартира остается в собственности истицы, машина - в Вашей. Кроме того, Марина Юрьевна подписывает отказ от каких-либо претензий на одну вторую Вашей доли в фирме «Римлянин», совладельцем которой Вы являетесь. У Вас есть время до завтрашнего дня, чтобы обсудить это с адвокатом и принять решение. Я буду ждать Вас завтра в одиннадцать утра в здании суда, чтобы решить этот вопрос перед заседанием. За сим, прошу прощения за беспокойство, до завтра.

Олег, не веря своим ушам, машинально попрощался, а затем, мельком глянув документ, принялся названивать своему юристу. Тот, удивленный не меньше него, примчался через двадцать минут, застав в кабинете ожесточенно спорящих Олега и Стаса. Говоров утверждал, что здесь есть какой-то подвох, пытаясь урезонить совершенно ошалевшего от радости Фролова.

- Просто Марина одумалась, она неплохой человек, Стас, ну поверь мне, – тот лишь недоверчиво качал головой, пытаясь вычитать второе дно у несчастного документа. Адвокат внимательно прочитал соглашение, вызвавшее такой ажиотаж, и покачал головой.

- Все чисто. И если Вы, Олег, не претендуете на квартиру…

- Да черт с ней с квартирой! – Олег был абсолютно счастлив.

- Тогда, если завтра обе стороны это подпишут, то мы обойдемся одним заседанием, вас разведут там же.

- А вечером мы напьемся, - подытожил Стас.

***
Марина выглядела великолепно. Серая юбка в две трети бедра открывала идеальные ровные ноги, лодочки на небольшом каблуке подчеркивали изящество тонкой ступни, а строгая белая блузка – хрупкость и женственность фигуры. Светлые волосы рассыпались волной по плечам, придавая лицу невинность и одухотворенность, особенно в сочетании с большими серыми глазами, спокойными как озера. Олег искренне любовался женщиной, которую когда-то любил.

- Подпишите здесь. И вот здесь. А теперь Вы, Марина, – адвокаты внимательно следили за происходящим, проверяя документы и подписи, которые молча ставили Олег и Марина, стараясь не встречаться взглядами. Чуть поодаль стоял Борис, с нехорошим выражением на лице наблюдая за происходящим, а потом куда-то быстро исчез. Фролову было это не интересно.

Судья зачитала материалы дела, уточнила подробности у сторон, а затем удалилась для принятия решения. Можно было уходить, можно было вообще не присутствовать здесь, предоставив все адвокату, но Олег как приклеенный сидел на скамейке, полностью опустошенный и потерянный. Он выиграл, правда как-то странно, как будто бы проиграл на самом деле все, что было. «Пиррова победа, вот как это называется», - отозвался не унимающийся чертенок внутри его головы, - «когда вроде бы выиграл, а все равно вышло не пойми что». В этот раз Олег был с ним полностью согласен, не пойми что и есть. Через несколько часов он стал совершенно свободным человеком, но даже этому радоваться не получалось.

URL
2009-08-28 в 12:02 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
Он присматривал себе новую квартиру, уделяя процессу все свободное время, чтобы только занять голову банковскими кредитами, изучением планировок и вариантов отделки. Помогало плохо, но все же помогало. Тем более что это было единственным, кроме работы, что занимало его сейчас. Стас с ним практически не общался, вечно исчезая по своим делам, нагло забыв даже про обещание надраться. А об этом, кстати, стоило и напомнить, тем более что сегодня пятница. Приняв решение, Олег поднялся из-за стола и решительно направился к выходу из собственного кабинета. Дверь распахнулась навстречу ему, чуть не врезав по лбу.

-Осторожнее!

- Прости, - виноватым Стас себя явно не чувствовал, извиняясь чисто для проформы. – Я тут подумал, сегодня ж пятница, а ты теперь человек свободный, это надо отпраздновать.

- Ты просто читаешь мои мысли!

При подъезде к бару Олег насторожился, узнавая место.

- Только не сюда!

- Слушай, мне много рассказывали про этот бар, у них отличная винная карта, живая музыка. Пойдем, тебе понравится, – Стас расплатился с таксистом и потянул ручку на себя, открывая дверь.

- Нет, я сказал. Стас, какой угодно бар, только не этот! Я прошу тебя!

Стас вышел из машины, обошел ее с другой стороны и открыл дверь перед Олегом.

- Ты задерживаешь водителя, Фрол. И ты можешь пойти мне навстречу, в конце концов, я заслужил это, тебе не кажется?

Олег вздохнул, сдаваясь и выбираясь наружу. Такси уехало, увозя с собой последнюю надежду сбежать из этого ожившего кошмара. Кафе мучительно навевало воспоминания о литре виски, выпитого на двоих, с которого все и началось. Или оно началось гораздо раньше? Кто знает.

Внутри было достаточно немноголюдно, снова играл джаз, от которого стало безумно тоскливо. Стас, оглядевшись вокруг, двинулся к столику у окна, вынудив Олега последовать за собой. Пробегавшая мимо девочка сунула им меню, прощебетав скороговоркой, что официант сейчас придет принять у них заказ. Фролов снова погрузился в изучение винной карты, а затем плюнул на это занятие, решив обойтись чем-нибудь покрепче.

Чуть позади раздался судорожный выдох, который Олег услышал, а может почувствовал, даже сквозь звуки музыки. Обернувшись, он увидел Сашу в форме официанта с рабочим блокнотом в руках. Юноша смотрел на него, словно не верил своим глазам, а потом сделал шаг назад, порываясь сбежать. Стас оказался быстрее, моментально схватив парня за руку и подтаскивая к столику.

- Позволь представить тебе, Олег, это Александр Кривцов, бывший помощник твоей бывшей жены.

- Да знаю я… а почему бывший помощник? – оторопел Олег, сначала даже не услышавший друга. Саша выдернул руку из хватки мужчины, но убегать, похоже, передумал, только смотрел, не отрываясь, на Фролова, у которого в мозгу наконец-то начала складываться полная картинка произошедшего. Он вскочил на ноги и схватил юношу за грудки.

- Ты что натворил?! Мировое соглашение – твоих рук дело? Как?!

- Саш, что происходит? – к ним подошел охранник, недобро поглядывающий на возмутителей спокойствия. Саша отмер, огляделся вокруг и произнес:

- Юра, все хорошо, это свои. Мне надо поговорить с ними, мы отлучимся в служебку.

Охранник кивнул, мрачно оглядел здоровенную фигуру Стаса и молча направился к своему месту. Саша, ухватив Олега за руку, потащил его куда-то вглубь заведения. За ними тенью следовал старающийся не улыбаться Стас. Служебка оказалась небольшой комнатой для переодевания и отдыха, с низеньким диванчиком, куда и плюхнулся Олег, ожидая объяснений от замершего в неподвижности Саши. Вместо него заговорил Стас.

- Этот орел накопал документы, из которых следовало, что Борис, со своей любовницей и, по совместительству, твоей женой, дурит своих партнеров, и очень не хило дурит. Ну, он возьми и к ним пойди, мол, вы господина Фролова в покое оставляете, а я вам документики отдаю. Так, шантажист?

Саша кивнул, не глядя в их сторону. Олег переводил глаза то на Стаса, то на юношу, сосредоточенно обдумывая услышанное. А потом его охватил ужас.

- Ты… да ты соображаешь, во что ввязался?! Да тебя же… живьем закопают! - он вскочил на ноги и вцепился в плечи парня, встряхивая так, что чуть не оторвал все пуговицы на форменной рубашке.

- Да успокойся ты, - поморщился Стас. Олег стремительно обернулся к нему, найдя новую жертву.

- А ты как обо всем этом узнал? И почему молчал?

- Я сразу тебе сказал, что с мировым соглашением не все чисто, вот и начал копать. Так и вышел на твоего афериста.

- И что теперь будет? – Олег беспомощно посмотрел на друга, прикидывая последствия. Тот ухмыльнулся и встал, подходя к ним.

- Да ничего не будет, успокойся. Ну, Марина «хорошую» ему репутацию устроила, надо сказать. Ни одна контора с ним больше не свяжется и не возьмет на работу. А в остальном… Я поговорил с кем надо, надеюсь, он меня понял. – Стас машинально потер костяшки пальцев, на которых, как только заметил Олег подживали ссадины. Проследив его взгляд, Говоров уточнил. - Ну, зашел я к этому Борису, потолковал. Сказал, что у парня есть друзья, которые если что – из-под земли его, борисову, задницу достанут. А если он будет сидеть тихо и оставит человека в покое, то и его никто не тронет.

- Это должен был сделать я. – Олег посмотрел на притихшего Сашу, а потом на Стаса. – Спасибо.

- Это ты не мне говори, а ему, – ткнув в сторону юноши пальцем, Говоров направился к выходу. На пороге он обернулся и добавил. – А тебя, террорист, я жду завтра на собеседовании в своем кабинете. Сможешь убедить меня, что ты чему-то научился на своем юридическом – получишь работу. Нет – останешься официантом.

Проводив его взглядом, Олег обернулся и очень спокойно и серьезно посмотрел на Сашу, задиристо вскинувшего голову вверх. А потом просто обнял растерявшегося парня.

- Ты во сколько заканчиваешь? – прошептал он на ухо юноше, не решаясь говорить в полный голос, как будто боясь вспугнуть. – Поговорить надо, Сань. Ты можешь отпроситься?

Тот кивнул и, осторожно освободившись от удерживающих его рук, вышел из комнаты, оставив Олега ждать его возвращения. Через минут десять он пришел обратно, быстро переоделся и, схватив Фролова за рукав, потащил к черному ходу. Пока ловили машину, пока ехали, пока поднимались вверх по знакомой лестнице, они не произнесли ни единого слова, не желая комкать такой важный для обоих разговор. Лишь когда за ними закрылась входная дверь, Олег задал мучавший его вопрос.

- Почему ты тогда выгнал меня? Ведь не потому что устал или надоел. Так почему?

Саша скинул ботинки и прошел на кухню, доставая пепельницу и открывая окно. А потом, сев рядом с закурившим Олегом, наконец заговорил.

- Я не хотел быть приживалкой.

- По-моему, это я жил у тебя, - усмехнулся Олег, от всей души желая прикоснуться к его волосам, таким взъерошенным и непослушным сейчас.

- Это лишь демагогия. Понимаешь, я всего в жизни хотел добиться сам, только своими силами. Выучиться, найти работу, выбраться из бедности. А тут ты, со своей заботой, со всем готовым. Саня, давай то, давай это. И так трудно отказаться. Я понял, что меня это затягивает, что еще чуть-чуть и я сдамся, во всем полагаясь на тебя. И ты будешь не против, плечо подставишь, денег дашь. Я не хочу так, Олег! Я сам значить что-то хочу! Поэтому…

- Ты мог просто сказать.

- Я говорил, - губы юноши тронула горькая усмешка, - только ты не слушал. А может, я плохо это делал, не знаю. Говорю теперь вот.

- Теперь слышу. Знаешь, помощь принимать не зазорно, особенно когда это поддержка, а не…

- Я знаю, - Саша подошел вплотную, вставая между ног сидящего на подоконнике Олега, и уткнулся лбом в его плечо. – Мне просто хотелось подняться самому до твоего уровня, так же как ты.

- Ты думаешь, один бы я чего-то добился? – усмехнулся Олег, обхватывая руками его щеки и заставляя поднять голову. – Если бы не Марк и Стас, я бы так и остался в той лаборатории, без ничего. Всегда, слышишь – всегда, рядом со мной были они, помогая, поддерживая. У меня были друзья, вот почему я достиг того, чего хотел. А у тебя есть я. Если ты захочешь.

Эпилог.

- Олег!

- Дайте поспать, сволочи!

- Пора завтракать! И ты мне обещал показать, как ловят щук на блесну, – Саша, протиснувшись в палатку, теребил сонного Олега за ногу. Тот отбрыкивался, проклиная все на свете, но вскоре сдался под яростным напором. Ворча, выполз из спальника, а затем, одевшись - на улицу. Утреннее солнце золотило покачиваемую ветром листву и воду озера, на котором они стояли уже третий день, выполняя данное Саше обещание наловить щук.

Фирма разом осталась без руководства, лишившись на неделю обоих директоров и своего юриста. Друзья отправились в долгожданный отпуск, захватив с собой семью Стаса. Наташа уже накормила завтраком и Лару, которой исполнилось почти полтора года, и Мишку, практически не отлипающего от своего старшего друга, с которым они вместе собирали грибы, мастерили кораблики или мыли посуду, что было их трудовой повинностью. Стас еще спал, запретив будить его раньше часа дня под страхом утопления. Ему верили и не будили.

На все же олеговы угрозы, его мучитель только посмеивался, не принимая всерьез. Они не скрывали свои отношения, решив не усложнять себе жизнь новыми тайнами и конспирацией. На фирме это приняли очень по-разному, но в конечном итоге даже самым рьяным злопыхателям пришлось умолкнуть и не лезть в личную жизнь своего технического директора. Саше приходилось сложнее, но он стойко не обращал внимания на подколки, а затем они и затихли. Жизнь начинала напоминать сказку.

Трель телефонного звонка показалась совершенно чуждым звуком в этой лесной чаще, наполненной лишь пением птиц и шумом ветра. Олег с растерянным видом сунул руку в карман и извлек оттуда заливающийся мобильник.

- Надо же, здесь прорезалась связь! Алло! Мама? Да, рад слышать, как вы… Что?! Конечно встречу, но… Да, пока, целую.

Убрав трубку в карман, Олег полным отчаяния взглядом посмотрел на Сашу, выгнувшего в изумлении бровь.

- Родители. Приезжают через две недели. Очень хотят познакомиться с тобой…

URL
2009-09-17 в 16:38 

Naryshca
кто здесь О_О?
Замечательный оридж, понравился очень. Довольно жизненный.
Автор, молодец :)

2010-01-13 в 15:12 

victoriya7
-Как узнать, что ты в Раю? -Съешь яблоко...
Спасибо! Но первая часть дублируется 2 раза ))

2010-01-28 в 16:48 

stervaN
A hard-on doesn't count as personal growth
victoriya7 спасибо, исправила.

URL
2012-11-29 в 03:39 

fissv
Очень понравился оридж! Замечательный Саша и надежный Олег.
Спасибо за интересную историю.

2013-08-14 в 04:03 

Здорово!!

URL
2014-11-01 в 17:24 

Отличный оридж. Спасибо, без вас не наткнулась бы на него.

URL
2015-07-06 в 20:50 

Вызывает улыбку и надежду на лучшее))) Спасибо!

   

Хороший слеш

главная